Комментарий
21 Мая 2011 21:34

Точность разума

Леонид Радзиховский публицистЛеонид Радзиховский

Леонид Радзиховский
публицистЛеонид Радзиховский
<p>«Три страсти, простые, но сильные, я пронес через всю жизнь: жажду любви, научный поиск и непереносимую жалость к страданиям человечества». Это сказал не Сахаров. Такими словами начинается автобиография великого английского математика и философа графа Бертрана Рассела. Но я думаю, что данная фраза много говорит и о советском ученом.<br />
<br />
При всей его необычности, Сахаров был человеком своего времени. Великим шестидесятником – а они были не только в СССР, но и на Западе.<br />
<br />
Ученые, часто имевшие отношение к созданию Бомбы, которые поневоле почувствовали ответственность не только за свою науку, но и за то, что до них и после них было только «бизнесом политиков» - за судьбу Человечества. Никогда – ни до, ни после (то есть с 1980-90-х годов) ученые не имели такого авторитета в обществе. Только в 1950-70-е годы. На это время и пришлась деятельность Сахарова.<br />
<br />
Сахаров был, прежде всего, честным интеллигентом, в полном объеме этого понятия. Трижды герой социалистического труда, как положено русском интеллигенту, презирал чины и ордена. Вхожий в самую сердцевину госмашины, он отторгал бюрократию – ее ценности, дух чинопочитания и образ жизни номенклатуры. Один из самых высокооплаченных в СССР людей, скопивший в начале 1960-х сотни тысяч рублей (неслыханные по тем временам деньги!) – бессеребренник. Все свои деньги отдал на онкологическую больницу (естественно, сделал это тихо, непублично – как и сам он был абсолютно секретным человеком). Жил в скромной московской квартире. Один из главных конструкторов оружия - не любил военщину.<br />
<br />
Примерно такими же – по взглядам, мировоззрению - были многие его коллеги по атомному проекту – академики Тамм, Леонтович, Зельдович, Гинзбург, даже Харитон, директор крупнейшего в стране военного НИИ. Академик Ландау был даже куда более «ранним антисоветчиком» - он еще в 1950-е годы называл советскую власть «фашистской», Сталина и Ленина – «первыми фашистами». Сахарову тогда подобное и в голову не приходило. Впрочем, в отношении Ленина и советской власти он таких крайних оценок и до конца жизни, как я понимаю, не придерживался. Но никто из этих физиков не стал «профессиональным диссидентом» - только Сахаров.<br />
<br />
Нет места описывать, как это постепенно произошло. Конечно, здесь большую роль сыграла его жениться на Е.Г.Боннер. Но кгбшные сказки про «сионистскую ведьму, соблазнившую честного русского советского ученого» - полная чушь. Главным в личности Сахарова было его собственное мнение. Сахаров был упрям интеллектуальным упрямством – самым непобедимым из всех видов упрямства.<br />
<br />
Поняв, «логически вычислив» что есть Истина, он стоял на этом как любой подвижник – «здесь стою, и не могу иначе». Возможно, эта интеллектуальная храбрость была связана и с тем, что тогда – в 1960-80 годы – все-таки не было кровавого террора. Во всяком случае, Сахарову он не угрожал. Впрочем, академик И.П.Павлов и в 1930-е годы (!) не боялся в письмах Молотову прямо критиковать Советскую власть. «Своим умом дошел» - и все тут.<br />
<br />
Писатель-диссидент Синявский говорил, что у него с Советской властью «стилистические разногласия». У Сахарова были разногласия интеллектуальные. Как говорится, она «оскорбляла его разум». Он «вычислил», что эта власть расточительна, опасна для народа, несправедлива, ведет страну в тупик. Сахаров был готов еще и еще раз проверить и повторить свои «политические вычисления» - как положено честному ученому, он проверял и перепроверял свои выводы. Но если его «вычисления» казались ему правильными, то он не мог «оскорбить свой разум» (а точнее – «предать свой разум») и, ради страха или за деньги (удобства, карьера и т.д.), отступиться от того, что считал верным.<br />
<br />
Разумеется, это никак не значит, что Сахаров был человеком, «приятным во всех отношениях». Беспощадно честные интеллектуалы – люди часто, наоборот, очень тяжелые «по жизни». Во всяком случае для нас, кто знает, что 2+2 = «чему-то в промежутке от 3 до 5», неудобно и неприятно иметь дело с теми, кто с ослиным упрямством тихо, не несгибаемо повторяет «4».<br />
<br />
Евтушенко написал: «ученый, сверстник Галилея, был Галилея не глупее. Он знал, что вертится Земля – но у него была семья». Кстати, сам Евтушенко «хотел жить – умел крутиться». Сахаров хотел думать последовательно и до конца – и не имел поэтому возможности «выкручиваться».<br />
<br />
Неколебимая твердость убеждений вовсе не доказывает, что эти убеждения - «правильные». Например, Сахаров, как мне кажется, был из тех «прогрессоров» (термин Стругацких), кто видит прогресс слишком линейно. Сам открыв для себя то, что ему казалось Истиной, он не был склонен вносить в нее поправку на то, что сотни миллионов людей так не видят, или боятся видеть, или не хотят видеть и т.д. Наконец, сами эти убеждения в любом случае – далеко не Абсолютная Истина, каковой, как известно, в социальной жизни вообще не существует. Честные убеждения (как и бесчестно-конформистские) могут быть либеральными – или консервативными, гуманистическими – или мизантропическими, интернационалистскими – или расистскими. Например, недавно самый выдающийся ученый современного мира, открывший строение ДНК, Д.Уотсон пришел к выводу об интеллектуальном неравенстве различных рас. И хоть и в вежливой форме, но бесстрашно, вполне ясно и непреклонно об этом сказал. Естественно, в современном западном мире это – абсолютное диссидентство, и за высказывание таких взглядов он и поплатился. Конечно, его никто не «ссылал в Горький», и не отбирал премии, но неприятности он получил в полном объеме.<br />
<br />
Идеи Сахарова о конвергенции – взять все лучшее у капитализма и соединить со всем лучшим у социализма – были типичными для 1960-х и оказались нереальными в нашей стране, в нашей жизни. И, кстати, неясно, как бы Сахаров отнесся к радикальным реформам 1990-х. Боннер и один из самых близких к Сахарову людей – известный диссидент С.А.Ковалев – эти реформы поддержали. Но это не значит, что мнение Сахарова было бы таким же.     <br />
Я все это говорю к тому, что Сахаров заслуживает как минимум честной оценки – а не «засахаренно-либеральной» или «уксусно-консервативной». А честная оценка включает и понимание того, что он был – как любой человек – ограничен в своих взглядах. И как очень редкий человек абсолютно, прозрачно честен и точен в высказывании и отстаивании своих взглядов. Добросовестный ученый – в очень недобросовестной сфере общественно-социальных размышлений и дел.<br />
<br />
Содержание конкретных работ Сахарова сегодня (как, собственно и тогда) малоизвестно широкой публике. Его идеология сегодня – как и при его жизни – в полном объеме мало кем разделяется. Но тогда он был нравственным авторитетом для многих. Сейчас – для очень немногих. Потому что тогда, в условиях тоталитарной и давящей власти, многие абсолютно серьезно относились к проблема идеологии и мировоззрения. А сейчас почти все к этому вполне равнодушны, видят здесь лишь повод для стеба и гламура. А к стебу и гламуру Сахаров уж никак не подходит.<br />
<strong><br />
<em>Леонид Радзиховский</em></strong><em>, специально для Актуальных Комментариев</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".