Статья
11 Мая 2012 9:07

Торшин: причиной крушения SuperJet -100 мог быть теракт

Российские авиационные эксперты смоделировали последний полет разбившегося в среду в Индонезии самолета Sukhoi SuperJet -100 (SSJ-100), эксперимент показал, что причиной катастрофы стал человеческий фактор, пишут «Известия» в пятницу.

«В Центре подготовки авиаперсонала в подмосковном Жуковском эксперты на специальном тренажере повторили полет Sukhoi Superjet 100, разбившегося 9 мая в Индонезии. Эксперты смоделировали последний полет лайнера и сошлись во мнении, что трагедия произошла из-за ошибки пилотов», - сообщается в материале, опубликованном на сайте издания.

Моделирование полета, по сведениям газеты, проходило на тренажере для обучения летного состава воздушных судов Sukhoi Superjet 100. В него загрузили базы рельефа местности в районе горы Салак, а так же приблизительные режимы полета: высоту, курс, скорость и координаты падения.

«Это был неофициальный эксперимент, просто все участники программы Sukhoi Superjet 100 попытались прояснить для себя причины трагедии», - пояснил источник газеты в Центре подготовки авиаперсонала.

Судя по предварительным данным, 9 мая самолет Sukhoi Superjet 100 совершил свой второй за день демонстрационный полет в солнечную погоду, но как только он перевалил через гряду гор, то попал в дождь и туман.

Через 20 минут летчики запросили у диспетчеров снижение. Им разрешили снизиться с 3 тысяч метров до 1,8 тысяч Через 8 секунд самолет на скорости более 400 км/ч врезался в западный склон горы Салак.

Эксперты несколько раз «пролетели» по маршруту при таких параметрах и сошлись во мнении, что авиакатастрофа могла произойти из-за ошибки пилотов. В ходе эксперимента пилоты моделировали различные аварийные ситуации и пришли к выводу, что ни одна из них не могла привести к таким последствиям.

Источники»Известий» в Центре подготовки авиаперсонала «Сухой» рассказали, что в самолете была установлена система безопасности, которая предупреждает пилотов о приближении препятствия. Все сигналы дублируются.

«Не заметить сигнал системы предупреждения просто невозможно: в случае опасности система сразу выдает сообщение на центральный дисплей, включаются локатор красным цветом и речевой информатор. Кроме того, может вмешиваться автоматика, она увеличивает обороты и пытается увести самолет от столкновения», - уточнил источник в Центре.

По мнению экспертов, пилоты могли отключить звуковую сигнализацию системы предупреждения о препятствии, чтобы она не мешала им общаться с гостями или что-то показывать им в кабине во время демонстрационного полета.

«Локатор этой системы очень чувствительный, в горах дает практически постоянный сигнал, и пилоты уже не обращают на него никакого внимания. О том, что ситуация вышла из под контроля, пилоты догадались уже в самый последний момент и, скорее всего, попытались поднять самолет. Чтобы перевалить через гору, им не хватило нескольких десятков метров», - высказал свое мнение один из экспертов центра.

Источник в Центре подготовки авиаперсонала «Сухой» считает, что это не ошибка диспетчеров, поскольку «диспетчер дает высоту и курс снижения, а превышение рельефа заложен в БПРМ самолета».

Между тем блогер Сергей Доля сообщил, что представитель Авиационного регистра Международного авиационного комитета (АР МАК) вернулся с места падения самолета.

«Вернулся вертолет с российским представителем МАК. Обсуждают увиденное», - написал Доля в своем микроблоге в Твиттере.

Он также сообщил, что расследование авиакатастрофы может занять до 12 месяцев. «В случае необходимости может быть продлено на три месяца», - написал он.

В связи с катастрофой российского самолета SuperJet-100 необходимо исследовать все возможные версии, включая теракт, считает первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин.

«По той информации, которая идет по каналам СМИ и интернета, эта катастрофа вызывает очень много вопросов, и, думаю, необходимо исследовать все возможные версии, в том числе теракт», - заявил «Интерфаксу» в пятницу Торшин.

По его мнению, изначально неправильно рассматривать в качестве главных версий технический сбой и ошибку экипажа. «Эта ситуация, когда все высказывания склоняются к тому, что это была ошибка, очень настораживают. Эта версия достаточно удобна, в том числе для индонезийских властей», - полагает Торшин.

По его словам, на современном авиарынке существует очень жесткая конкуренция, и кроме России никто не был заинтересован в появлении на этом рынке такого самолета, не имеющего аналогов в сфере гражданских авиаперевозок.

«Главный вопрос, который возникает в связи с этой катастрофой - о том, "кому это выгодно", - встает во весь рост», - считает Торшин.

Анализируя ситуацию, он отметил, что первая реакция индонезийских властей, которые не могли сказать, сколько же конкретно человек было на борту, также вызывает вопросы.

«Значит, был непорядок в предполетных документах. Это, извините, не был рядовой полет, и каждая деталь, включая количество пассажиров, вес топлива и тому подобное, должна тщательно фиксироваться и учитываться, ведь речь шла не о регулярном авиарейсе», - пояснил сенатор.

Его также интересует вопрос, насколько хорошо была организована охрана российского воздушного судна на стоянке в Джакарте и насколько тщательным был предполетный контроль, в том числе досмотр пассажиров.

«Есть серьезные вопросы к индонезийским диспетчерам. Даже для таких опытных пилотов особенности местности были неизвестными, и кто принимал решение о снижении высоты полета? Даже зная, что самолет находится в районе горы, которая выше, чем набранная самолетом высота, кто разрешил пилотам опуститься и кто разрешил им вылететь при таких сложных погодных условиях? И кто за эти авантюрные команды отвечает?» - сказал Торшин.

Он отметил, что командир SuperJet-100 был очень опытным пилотом. «Этот человек был настоящим асом. Этот пилот, Александр Яблонцев, знал самолет до последнего винтика. И сомнительно, что он мог совершить такую грубую ошибку, которая привела к фатальным последствиям», - полагает Торшин.

По его словам, самолет разбился в такой местности, где будет практически невозможно собрать все его фрагменты. «И поэтому индонезийские власти должны сделать все возможное и невозможное для того чтобы достать "черные ящики". Если их не найдут, тогда тень подозрения с индонезийских диспетчеров не уйдет никогда», - уверен сенатор.

Он подчеркнул, что к расследованию причин катастрофы должно быть привлечено как можно больше российских специалистов, а также специалистов иностранных компаний, которые оснащали самолет.

По его мнению, большой вопрос возникает по поводу того, кто конкретно согласовывал этот полет в особо опасной зоне и неблагоприятных погодных условиях. «Что, в Индонезии больше нет других маршрутов? Это что, была просьба индонезийской стороны - послать наш самолет туда, где Макар телят не гонял? Там что, пассажирские международные авиалинии проходят? Очень сомневаюсь», - отметил Торшин. 

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".