Статья
4 Января 2013 13:43

Тревожная экономика

Финансисты, эксперты и аналитики предрекают, что в 2013 году предстоит очередное сражение с финансовым кризисом. Насколько к новой волне подготовилась Россия?

Кризис на то и кризис, что просчитать ни его силу, ни основные тенденции практически невозможно. Однако, по мнению экспертов, именно 2012 год стал для российской экономики одним из самых успешных.

2012 год уже стал самым прибыльным за всю историю российской банковской системы — по прогнозам S&P, банки покажут по итогам года суммарную прибыль в 1 триллион рублей. На таком рынке не растет только мертвый, говорят банкиры. И, несмотря на то что оптимистов в этом году было мало, многие банки рассчитывают закрепить рекорд в 2013 году, пишут «Ведомости».

В октябре Всемирный банк в своем очередном докладе констатировал, что 2012 год является годом наивысшего развития текущей российской экономической модели.

Но есть и не очень приятные новости. Из-за ухудшения экономической конъюнктуры Международное энергетическое агентство (МЭА) понизило прогноз мирового спроса на нефть в 2012-2013 годах.

В 2012 году он был понижен на 80 тысяч баррелей, а в 2013 - на 70 тысяч баррелей по сравнению с предыдущим прогнозом МЭА. Агентство, штаб-квартира которого находится в Париже, также пересмотрело в сторону понижения свою оценку по спросу на нефть в 2011 году. Отныне он составляет 88,9 миллионов баррелей в сутки.

В докладе отмечается: «Экономические перспективы - мрачные, при том, что рост мировой экономики должен составить 3,3% в 2012 году и 3,6% в 2013 году». По мнению экспертов, «спрос на нефть продолжит уменьшаться в течение всего прогнозируемого периода».

По оценкам МЭА, в США в октябре спрос на «черное золото» сократился на 230 тысяч баррелей в сутки из-за урагана «Сэнди», обрушившегося на Восточное побережье и приведшего к масштабным разрушениям на нефтеперерабатывающих заводах.
Ранее Минэкономразвития РФ опубликовало долгосрочный прогноз социально-экономического развития России на период до 2030 года.

В нем прогнозируется, что цены на нефть в реальном выражении в 2020 году будут порядка 95 долларов за баррель в ценах 2010 года. Замминистра экономического развития РФ Андрей Клепач сообщил: «Это означает, что они будут мало отличаться от того что есть сейчас, а в 2030 году составят 110 долларов за баррель», - отметил он.

При этом, по словам замминистра, во всех вариантах, сценариях прогноза дополнительно рассматривались варианты, как на экономику могут повлиять более низкие цены на нефть - около 70 долларов и более высокие.

Также, по его словам, уровень госдолга в нашей стране в зависимости от выбранного сценария развития, может достигнуть в период до 2030 года от «чуть ниже 14%» до «15% с лишним». Такая величина, по мнению Клепача, не критична и не составит проблем с его обслуживанием.

В конце октября президент России Владимир Путин встретился с членами Международного дискуссионного клуба «Валдай». Речь шла о сырьевой зависимости российской экономики.

Эксперты задали Владимиру Путину вопрос о том, каково его сегодняшнее видение энергетической политики России и глобальных трендов в мире.

Президент России в ответ заметил, что изобилие минерального сырья в стране является определенным вызовом. «Такой вызов, а именно вызов испытания нас дешёвым минеральным сырьём, которого у нас в изобилии находят. Это правда. Но именно поэтому и исходя из этого мы предпринимаем усилия по диверсификации российской экономики. Мы об этом много говорим, наверняка, вы говорили об этом и с моими коллегами, министрами, с которыми вы встречались. Дают эти усилия какие-то позитивные результаты или нет? Я считаю, что дают», - сказал Путин.

Всего эксперты представили четыре сценария развития экономики РФ - от самого благоприятного до самого пессимистичного.

Первый сценарий, получивший название «Сангвиник», предполагает проведение глубоких всеобъемлющих реформ при наиболее благоприятной стоимости нефти. В этом случае темпы экономического роста в России превысят мировые, а уровень жизни населения к 2030 году достигнет нынешнего уровня жизни в Швейцарии.

Самый пессимистичный сценарий называется «Меланхолик». Он возможен при низких ценах на энергоносители, что вынудит власти отказаться от реформ и «заморозить» ситуацию в ее нынешнем виде. При таком раскладе, доходы населения будут соответствовать ситуации в нынешней Чехии, а доля ВВП России в мировой экономике останется на существующем (2,6 процента) уровне.

Однако оба сценария – это крайности, которые мало реалистичны. Наиболее вероятными считаются сценарии «Флегматик» и «Холерик», когда даже при низких ценах на нефть проводятся реформы.

Эксперты подчеркнули, что в России есть общественный запрос на реформы. Об этом свидетельствовал представленный во время дискуссии общественный опрос, проведенный экспертами.

Отмечается, что приоритетными показателями для экономики России на ближайшие десятилетия остаются цены на нефть и проведение реформ. Именно от темпа проведении реформ во многом и зависит, какой характер обретет экономика страны.
Авторы доклада отбросили самый неудачный для страны сценарий - падение барреля нефти ниже отметки в 80 долларов. Все расчеты велись с учетом, если цены нефть будут от 94 до 140 долларов за баррель.

В России утверждают, что курс на модернизацию останется неизменным. Об этом неоднократно заявлял премьер-министр Дмитрий Медведев.

«Я хотел бы, чтобы мы дали четкий сигнал о том, что преемственность политики модернизации, инновационного развития нашей экономики гарантирована, что мы с этого пути не свернем, что он не является конъюнктурным, что он не зависит от политических пристрастий и даже от состояния нашей экономики, хотя, конечно, это связанные вещи», - заявил глава правительства, выступая на международном форуме «Открытые инновации» в Москве.

По словам Медведева, в процессе модернизации экономики государство будет исповедовать принцип «разумной достаточности», поддерживая инновационные проекты и вовремя уходя из коммерчески успешных предприятий.

Напомним, что еще в мае 2012 года Аркадий Дворкович прогнозировал в интервью Russia Today, что при Владимире Путине курс на модернизацию останется неизменным.

«И Медведев, и Путин считают, что модернизация российской экономики жизненно необходима. Это то, что нужно обязательно сделать. В противном случае российская экономика будет неконкурентоспособна на мировом рынке, а выиграют другие страны», - сказал Дворкович.

К сожалению, Россия пока не в лидерах в конкурентной гонке. В конце сентября вышел очередной рейтинг глобальной конкурентоспособности. Россия находится на 67-м месте.

Этому опросу уделялось повышенное внимание со стороны премьер-министра страны Дмитрия Медведева во время XI инвестиционного форума «Сочи-2012».

Он также обратил внимание на то, что по притоку инвестиций Россия лишь восьмая в мире, в прошлом году в нее было вложено около 53 миллиардов долларов. «Цель - увеличить эти инвестиции до уровня 60-70 миллиардов долларов. Но для этого, как мы прекрасно понимаем, должен измениться другой показатель, который характеризует условия ведения бизнеса в стране», - отметил Медведев.

Безусловно, масло в огонь подливают и европейские кризисные тенденции.

Эксперты международного рейтингового агентства Fitch Ratings видят существенные риски понижения суверенных рейтингов стран еврозоны. По их мнению, снижение рейтингов может происходить даже несмотря на то, что Европейский Центробанк намерен оказывать всю возможную помощь для поддержки стабильности в регионе, включая выкуп с рынка гособлигаций проблемных стран.

В сентябре в Германии была одобрена программа увеличения объемов Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF) с 440 миллиардов евро до 780 миллиардов евро и расширения его полномочий.

Однако многие аналитики уже тогда высказывали предположение, что увеличение объемов фонда и предоставление ему новых полномочий не смогут решить насущные проблемы.

Глубокий кризис испытывают не только экономики Греции и Испании. Под угрозой оказались и другие европейские страны.
Не случайно эксперты отмечают, что России потребуются взвешенные финансовые решения. Об этом говорил и президент РФ Владимир Путин во время недавней встречи с лидерами фракций.

В частности, он призвал к ответственности при принятии законов, касающихся финансовых вопросов. «Если страна начинает жить в долг, то в конечном итоге ее экономика, а значит, и социальная сфера как производная, неизбежно заходят в тупик», - сказал Путин.

Вместе с тем президент указал, что если некоторые страны, например, европейские, могут рассчитывать на внешнюю помощь в обмен на отказ от части суверенитета, для России этот путь не подходит.

«Я вас прошу быть всегда реалистичными при формулировании задач и при оценке средств и возможностей, которые есть и будут», - обратился Путин к лидерам фракций.

Путин в течение 2012 года неоднократно повторял, что в случае кризиса государство никого не оставит без поддержки.

«Хочу еще раз подчеркнуть: как бы ни складывалась мировая конъюнктура, рынок, а ситуация там остается до сих тревожной, и очень много факторов неопределенности, мы, как и в предыдущие годы, совсем недавно, в условиях мирового экономического и финансового кризиса, конечно, никого не оставим один на один с трудностями, если они будут возникать», - заявил Путин, выступая на торжественной встрече в преддверии Дня шахтера.

Он выразил уверенность в преодолении любых проблем в случае их возникновения. «Будем работать вместе, укрепляя фундамент экономического, промышленного и технологического развития России», - сказал глава государства.

Президент выразил надежду, что экономические трудности в мире не выльются в новый полномасштабный кризис, при этом отметив, что «нужно надеяться на лучшее, но готовиться к плохому».

Комментируя экономическую ситуацию, президент отмечал, что российская экономика готова противостоять экономическому кризису в случае его наступления.

Насколько российская экономика готова противостоять вызовам 2013 года? Об этом «Актуальные комментарии» попросили рассказать экспертов и аналитиков.

Комментарии экспертов
<p>На мой взгляд, готовность России к очередному этапу глобального финансово-экономического кризиса находится на уровне 2008 года. Может быть, мы чуть более готовы в психологическом смысле, потому что тогда это явно было неожиданно.</p>
<p>Сегодня по уровню накопленных золотовалютных запасов мы стоим выше. Если вдруг начнется резкое падение фондовых индексов и если пойдут вниз цены на наши традиционные энергоносители (нефть, газ), то, пожалуй, на год-полтора-два запасов у нас хватает. В этом смысле подушка безопасности, подстраховка, которая даст возможность выжить, у нас на пару лет есть. Но если смотреть в долгосрочной перспективе, наша экономическая ситуация по-прежнему вызывает большие опасения.</p>
<p>Нельзя считать, что мы готовы к тому, чтобы рассчитывать на выживание в случае, если кризис продлится дольше и он будет острее, чем в прошлый раз.</p>
<p>На самом деле мы должны готовить себя к ситуации, когда значительная доля нашего ВВП будет приходиться на продукцию не энергетических, не экспортных отраслей, не экспортно-ресурсных отраслей.</p>
<p>Задача диверсификации экономики остается приоритетной и актуальной. Об этом говорил и президент в своем Послании. Очевидно, что это должно делаться, хотя понятно, что это самая трудная задача, потому что здесь очень многое зависит не от нас.</p>
<p>Глобальный рынок – это высококонкурентный рынок. На нем за различные ниши в различных отраслях борется достаточно много игроков и нам будет крайне тяжело ворваться туда с какими-то принципиально новыми продуктами. Но делать это надо, в противном случае наша экономическая ситуация, наше экономическое положение будут самыми плачевными.</p>
<p>Сейчас мы в ситуации, когда еще хоть что-то можем предпринять, и надо этим пользоваться. Надо стараться развивать те отрасли экономики, в которых мы были традиционно сильны – космическая продукция, машиностроение, военная техника. Контракт с Индией показывает, что позиции мы здесь более или менее удерживаем.</p>
<p>Но надо искать новые отрасли. Надо попытаться максимально выжать из нашего инновационного проекта «Сколково» все, что мы можем. Работа предстоит большая, и нельзя сказать, что мы здесь уверенно себя чувствуем.</p>
<p>Что касается готовности России к кризису, - в случае фронтального падения рынков ни одна страна не избежит рецессии. Поэтому это вопрос глубины падения. При действующих сценариях и с учетом умеренно пессимистичного и умеренно оптимистичного сценариев РФ подушки безопасности хватит надолго, скорее всего, она даже будет наполняться.</p>
<p>Только в случае фронтальной волны – это прежде всего проблемы в экономике Европейского союза, причем проблемы даже не в Греции, а фундаментальные проблемы в экономике Испании и Португалии и значительное торможение Германии, серьезные проблемы в США и в Китае. Вот эти факторы могут стать решающими.</p>
<p>Что касается падения цен на нефть, то мы можем выдержать снижение до 50-40 долларов за баррель в течении полугода. Для сравнения, бюджет Саудовской Аравии сверстан из расчета 30 долларов за баррель, то есть они смогут продержаться достаточно долго (но у них сложнее ситуация с резервами).</p>
<p>Не очень высокий уровень интеграции финансовой системы (по сравнению с той же Восточной Европой), поэтому фронтального оттока капитала не будет. В этом плане необходимо будет обеспечить дополнительную ликвидность, прежде всего в банковскую систему, но финансовые организации более-менее устойчивы.</p>
<p>Невысокая безработица и высокая занятость (особенно по сравнению в Европой и США), поэтому социальные аспекты нам не грозят.</p>
<p>Главный фактор - цена на нефть. От нее зависит и стоимость российской валюты, поэтому серьезное проседание цены до менее чем 40-50 долларов за баррель (BRENT) в течение полугода может принести какие-то проблемы.</p>
<p>Еще один важный аспект – наличие инструментов по борьбе с кризисом и какие-то превентивные меры, с учетом того, что российский бюджет заверстан с запасом и скорее всего там будут условно зарезервированные расходы и дополнительная подушка безопасности, предполагается в бюджете. Все это достаточно похвально с точки зрения управления рисками. Я предполагаю, что при умеренно пессимистичном сценарии ситуацию удастся удержать под контролем.</p>
<p>Вторая волна кризиса, которую мы долго ждали, в этом году о себе не заявила. По крайней мере, не было того падения фондовых рынков, банкротства крупных игроков, которыми был отмечен кризис 2008 года. Тем не менее, минувший год не дал и основания для оптимизма в плане экономического роста.</p>
<p>В России под конец года стало наблюдаться торможение даже того роста, который отмечался в первой половине года. Это является свидетельством хорошо известного факта – что прежняя модель экономического роста себя исчерпала, а новая модель пока не создана. Много разговоров вокруг того, что новая модель экономического роста должна быть связана с так называемой «новой индустриализацией».</p>
<p>Последние несколько лет президент неоднократно использовал это выражение. В своем Послании он сказал, что необходимо от разговоров о «новой индустриализации» перейти к инвестиционным планам, нужно составить инвестиционную карту России. Пока контуры новой индустриализации совершенно не очевидны.</p>
<p>Дело не идет дальше того, чтобы просто обобщить те инвестиционные процессы, которые уже происходят под эгидой крупных корпораций, государственного и среднего бизнеса. Не хватает новых амбициозных проектов, которые могли бы стать локомотивом инвестиционного роста. Точно также не хватает вложений в инфраструктуру, которые дали бы импульс экономическому росту и развитию.</p>
<p>Отсутствие масштабных промышленных инвестиционных проектов связано с несколькими обстоятельствами. Первое обстоятельство – это дефицит культуры стратегического планирования, у нас она находится на очень низком уровне. Мы почти полностью утратили компетенцию в сфере планирования и нуждаемся в ее восстановлении.</p>
<p>Второй момент – финансовая политика не ориентирована на стимулирование промышленного роста, она не обеспечивает экономике хозяйствующих субъектов необходимых доступных кредитных ресурсов (так называемых дешевых и длинных денег).</p>
<p>Больше того, и государство как инвестор не задает тон инвестиционным процессам, предпочитая львиную долю получаемых доходов размещать в надежных (прежде всего американских) ценных бумагах. Эти доходы не подразумевают каких-то регулярных ежегодных бюджетных расходов, которые были бы связаны с масштабными вложениями в инфраструктуру. Между тем такие вложения необходимы как источник экономического роста и просто как восполнение ветшающей инфраструктуры в разных сферах.</p>
<p>Конечно, какие-то стимулы для экономического роста государство обеспечивает. К числу этих стимулов я бы отнес и возросшие социальные расходы. Это не только нагрузка на государственный бюджет, но и стимулирование внутреннего спроса, который в какой-то части работает и на отечественного производителя, хотя, к сожалению, по большей части – на импорт.</p>
<p>Это также некоторые элементы промышленной политики, связанные в первую очередь с Гособоронзаказом, который ориентирован, с одной стороны, на перевооружение армии, а с другой стороны, на создание стимулов для развития оборонной промышленности, и является опорным элементом нашего машиностроения.</p>
<p>В том бюджете, который принят на следующий год, и в трехлетнем бюджете, эти расходы, которые можно отнести к категории стимулирующих промышленный рост, предусмотрены, но, к сожалению, в существенной степени они были ограничены.</p>
<p>Предлагается замещать кредитными ресурсами то, что государство ранее планировало потратить напрямую, что в результате дает дополнительную нагрузку на себестоимость продукции и платежеспособность предприятий.</p>
<p>Пока оснований для экономического оптимизма нет. Мы в лучшем случае можем поддерживать статус-кво – если не будет падения цен на сырьевых рынках.</p>
<p>Вполне возможно, что такого падения не случится, а если и случится, то оно не будет очень длительным, это нельзя исключать. Но даже в этом случае такой статус-кво не может нас удовлетворять просто потому, что в нашей экономике наблюдается такая инфляция издержек, которая не позволяет уверенно себя чувствовать при сведении концов с концами даже при устойчиво высоких ценах на нефть, а только при постоянно растущих.</p>
<p>Одной из кардинальных неэкономических задач является сокращение издержек и обуздание этой инфляции издержек (не инфляции как таковой, а вот этого бума издержек, который носит и коррупционный характер, и не только коррупционный характер, связанный с различными причинами). Это как раз то, что государство может и должно сделать в ситуации, когда новая модель экономического роста не изобретена: с одной стороны, создавать стимулы, поддерживать внутренний спрос, а с другой стороны, жестко контролировать растущие издержки.</p>
1 Марта 2017 Новости  Путин недоволен спортивными чиновниками Президент Владимир Путин считает, что Россия должна признать провал российской системы антидопингового контроля. Замечание Путина относится в первую очередь к Мутко. Спортивные организации отказываются сотрудничать с Россией, пока Мутко курирует спорт. 22 Февраля 2017 Новости  Американцы все лучше думают о Путине Популярность президента России Владимира Путина в США выросла до самого высокого с 2003 года уровня. Больше американцев стали одобрительно высказываться о российском лидере и о России. При этом лучше всего относится к России американская молодежь 21 Февраля 2017 Новости  В Кремле опровергли слабость власти Президентские выборы в России пройдут по плану в 2018 году. Власть начала информационную кампанию, связанную с приближающейся датой – 11 марта. С этого дня начнется обратный отсчет года до выборов президента РФ.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".