Статья
20 Июля 2011 0:55

Триполи просится на переговоры

<p>Встреча главы МИД России Сергея Лаврова и секретаря Главного народного комитета по внешним связям (МИД) Ливии Абдель Ати аль-Обейди состоялась в Москве.<br />
<br />
Беседа прошла по просьбе Триполи.</p>
<p>В процессе урегулирования ситуации в Ливии должны участвовать все политические силы страны, заявил глава внешнеполитического ведомства Ливии Абдель Ати аль-Обейди.<br />
<br />
«Мы все должны работать над мирным решением, в котором участвовали бы все ливийцы, а не только совет в Бенгази», - сказал он в Москве по итогам переговоров с главой МИД РФ Сергеем Лавровым.<br />
<br />
«Военными методами проблемы не решить», - уверен он.<br />
<br />
Он также высказал мнение о контрпродуктивности иностранного вмешательства, в частности, поставок некоторых стран оружия повстанцами в Бенгази. «Это не поможет решить проблему», - подчеркнул глава ливийской дипломатии.<br />
<br />
Он высоко оценил позицию России. «Позиция России очень благоразумная и взвешенная», - подчеркнул аль-Обейди.<br />
<br />
Также в Триполи не готовы обсуждать возможный уход в отставку Муаммара Каддафи.<br />
<br />
«Уход Каддафи не обсуждается. Этого пункта нет и в тех предложениях по урегулированию, которые выдвинул Африканский союз», - заявил аль-Обейди.<br />
<br />
Он напомнил, что инициатива Африканского союза предусматривает прекращение огня, прекращение натовских бомбардировок, а также начало политического диалога с участием всех ливийских сторон.</p>
<p>Визит главы МИД Ливии в Москву прошел спустя несколько дней после встречи делегации США с представителями Муаммара Каддафи. Эти переговоры, состоявшиеся в субботу в Тунисе, существенных результатов не принесли. В госдепартаменте США заявили, что договориться по поводу будущего Ливии (в частности - по поводу ухода Каддафи) не удалось.<br />
<br />
Встреча Лаврова с аль-Обейди - уже не первый контакт главы российской дипломатии с представителями ливийских конфликтующих сторон. В мае Россию посетил как представитель Триполи Мухаммед аш-Шериф, так и посланник Бенгази - бывший глава МИД и постпред Ливии при ООН Абдель Рахман Шалькам.<br />
<br />
О посредничестве в разрешении ливийского кризиса Россию попросили лидеры западных стран на саммите «большой восьмерки» в Довиле. В то же время в Москве постоянно подчеркивают, что не намерены играть первую скрипку в посреднических усилиях.<br />
<br />
«Мы не пытаемся брать ведущую роль в посредничестве в Ливии. Не раз высказывались в пользу ведущей роли Африканского союза», - заявлял ранее Сергей Лавров.<br />
<br />
По его словам, российская сторона поддерживает контакты «и с Триполи, и с Бенгази, побуждая их к тому, чтобы они проявили конструктивную позицию, проявили ответственность за судьбы своего народа, своей страны и сели за стол переговоров на основе тех посреднических предложений, которые продвигает Африканский союз, которые продвигает ООН».<br />
<br />
Министр уточнял, что в этих предложениях идет речь «о начале предметного диалога, о тех условиях, на которых можно будет создать переходные структуры, чтобы они начинали уже готовить реформы, включая новое законодательство, новую конституцию, если потребуется, и подготовку свободных и демократических выборов».<br />
<br />
Сергей Лавров подчеркивал, что в Москве не склонны разговаривать только с какой-либо одной из сторон конфликта в Ливии. В связи с этим он отмечал, что РФ не намерена следовать примеру некоторых западных стран и признавать Переходный национальный совет Ливии в качестве единственной легитимной власти в стране.<br />
<br />
«Если идет речь о признании Переходного национального совета и других оппозиционных групп, потому что далеко не все из них входят в ПНС, в качестве стороны в переговорах, то, безусловно, ПНС является таковой стороной, в том числе и в наших глазах», - сказал Лавров.<br />
<br />
«Если же, как это недавно прозвучало на встрече так называемой «контактной группы» по Ливии в Стамбуле, идет речь о признании ПНС в качестве единственного законного представителя ливийского народа, то эту позицию мы не разделяем», - подчеркнул российский министр.<br />
<br />
«Это опять означает, что те, кто такое признание декларирует, встают целиком на сторону одной политической силы в гражданской войне, которая идет в Ливии. Это опять означает, что сторонники такого решения являются сторонниками политики изоляции. В данном случае изоляции тех сил, которые представляет Триполи», - заявил глава МИД РФ.<br />
<br />
Россия же, по его словам, «традиционно, в любом конфликте, в любой ситуации, отвергает изоляцию как метод решения тех или иных проблем».<br />
<br />
Говоря о будущем ливийского лидера Муаммара Каддафи, Сергей Лавров подчеркнул, что Россия не намерена принимать его у себя.<br />
<br />
«На последний вопрос [примет ли Россия Каддафи] ответ уже неоднократно давался. Он отрицательный», - сказал министр.</p>
Комментарии экспертов
<p>Ситуация в Ливии, как мне кажется, достигла немного «югославского»  варианта. Тогда Черномырдин старался как-то урегулировать ситуацию. Как и  тогда, так и в случае с Ливией, на мой взгляд, самая приемлемая позиция  для России  - представить определенный план урегулирования. Если он не  будет принят западными и европейскими партнерами, тогда уже никого не  надо уговаривать. В Ливии ситуация достигла той степени кипения,  когда  можно просто сформулировать план, определить, какое место Россия хотела  бы видеть  в происходящем процессе, и отойти в сторону.<br />
<br />
Хочу отметить, что недавно появилась  статья известного и  популярного в России американского политолога, руководителя  аналитического центра Stratfor Джорджа Фридмана. Он в своей статье  отмечает, что главной помехой для разрядки ситуации в Ливии является  всевластие таких организаций, как Международный уголовный суд Гааги.  Любой диктатор или военный лидер, который отходит от власти, независимо  от предоставляемых ему гарантий, неизменно отправляется в известное  учреждение, притом на всю жизнь и без права апелляции. На мой взгляд,  статья Фридмана свидетельствует, что на Западе появляются трезвые  голоса, так как мнимая власть права (суда) – это фактически власть  мести.<br />
<br />
На мой взгляд, даже сейчас Россия может выразить чёткую позицию по  происходящему в Ливии. Представить, скажем, план урегулирования, в  котором будут прописываться гарантии безопасности для семьи Каддафи.   Если западные партнеры отказываются, то Россия отходит и говорит, чтобы  Запад разбирался сам. Поскольку мы не очень определяем ситуацию в Ливии,  то, на мой взгляд, наша главная задача - настаивать на соблюдении  определенных правовых норм.</p>
<p>Москва сейчас старается действовать по ситуации. Этим и можно объяснить заявление, что Каддафи  утратил легитимность, но при этом Москва не считает Национальный переходный совет (НПС) единственной законной властью в Ливии.<br />
<br />
Понятно, что в первом случае Сергей Лавров как бы подыграл странам НАТО, во втором случае - Каддафи. Во многом такая неустойчивость объясняется тем, что нет ясности относительно перспектив завершения ливийского кризиса, который продолжается уже достаточно долго.<br />
<br />
С одной стороны, сообщается, что оппозиция  приближается к Триполи, но гарантий того, что они смогут свергнуть Каддафи, нет. Например, повстанцы недавно заявили о том, что они взяли город Брега, но информация об этом пока не подтвердилась.<br />
<br />
К тому же, позиция США тоже достаточно интересна. Они, в общем-то, не придерживаются какой-то четкой линии. Да, продолжаются периодические бомбардировки, уничтожаются объекты военной инфраструктуры на территории Ливии и т.д. Но, в то же время стало известно, что американские дипломаты встретились с посланниками Каддафи на территории одной из третьих стран. То есть, получается, что и Вашингтон, видя неподвижность ливийского кризиса, готов вести диалог со всеми сторонами конфликта, несмотря на то, что формально большинство стран НАТО уже признали Бенгази единственной легитимной силой.<br />
<br />
Такая ситуация говорит о неопределенности и заставляет Москву вести себя определенным образом. Если двойную игру ведут американцы, а также и китайцы (они также встречались и с представителями оппозиции, и с посланниками Каддафи), то такой же подход используется и Москвой.<br />
<br />
Насколько такая позиция окажется жизнеспособной, сказать сложно. Как мне кажется, здесь Москва уже проиграла главный элемент схватки, когда российская делегация воздержалась от четкой позиции по резолюции Совет Безопасности ООН, предшествующей военной кампании. Эта резолюция развязала руки Западу. Сейчас шансов у Москвы, например, сохранить власть Каддафи фактически нет.<br />
<br />
Понятно, что в любом случае НАТО будет добивать Каддафи или разыгрывать с ним югославскую карту. То есть заключит какое-то соглашение, а потом Каддафи все равно будет отдан в Международный суд. То есть, шансов у Каддафи нет никаких. Он окажется за решеткой. Не исключен вариант и высшей меры наказания, с учетом участи Саддама Хусейна.<br />
<br />
В этой ситуации Москва может лишь замедлять этот процесс, а также стараться укреплять позиции с переходным Национальным советом (ливийской оппозицией). Потому что реальных рычагов воздействия на ситуацию в Ливии У Москвы сейчас не осталось.<br />
<br />
Стратегически верным вектором, на мой взгляд, является переориентация на Национальный совет. Москва пытается сделать шаги в этом направлении. Скажем, прозвучало заявление Маргелова, после которого в Триполи, скорее всего, его больше не примут.<br />
<br />
Но так как, все-таки, некая непонятная ситуация продолжает сохраняться, то некоторая балансировка будет продолжаться. Однако понятно, что Россия все больше будет переориентироваться на оппозицию. Здесь речь идет, конечно, о подтверждении уже имеющихся контрактов между двумя странами - военно-технических, энергических и инфраструктурных. Целый ряд российских компаний работали в Ливии. Перезаключить или подтвердить эти контракты можно будет в том случае, если связи с оппозицией будут укрепляться. Как и в случае с Ираком, после падения режима Каддафи в Ливии пойдет передел энергетического рынка. Ирак российский бизнес проиграл. Для того, чтобы это не повторилось в Ливии, российской власти важно добиться взаимоприемлемого диалога с Национальным советом. В противном случае, после свержения Каддафи Ливию получат французские и американские компании.</p>
<p>Позиция России в отношении Ливии сейчас – это держание носа по ветру. Россия в данном случае просто улавливает тенденции. А они заключаются в том, что Североатлантический альянс, который можно представить в образе большого корабля, наткнулся на подводный риф в лице Каддафи. Корабль этот дал течь и начал крениться набок. Россия воспользовалась ситуацией и тут же активизировалась, осмелела и встречается с представителями Каддафи.<br />
<br />
Хитрые американцы на самом деле вовремя отстранились от операции и теперь показывают на Саркози. Началась некая грызня. Как тараканы в банке общего кризиса, все партнеры по этой операции начинают показывать друг на друга.<br />
<br />
Я считаю, что Каддафи этот раунд выиграл. Он просто продемонстрировал всему миру, что жесткая позиция, готовность драться до конца и отсутствие всякой склонности играть в поддавки немедленно разоблачают миф о всемогуществе Запада.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".