Статья
12 Июня 2012 18:19

Тысячи вместо миллионов

Тысячи вместо миллионов
Фото: Россия 24

<p metrikaid_0.4309134184894444="10"><strong>Акция оппозиции под названием «Марш миллионов», проходившая сегодня в столице, завершилась без последствий.</strong> По данным МВД, в шествии приняли участие около 18 тысяч человек, а на митинг пришли 15 тысяч. Организаторы утверждают, что участников было гораздо больше: назывались цифры от 50 тысяч до 100 тысяч человек. При этом полиция пообещала предоставить снимки аэрофотосъемки с места акции, чтобы журналисты могли сами убедиться в численности участников мероприятия.</p>
<p metrikaid_0.4309134184894444="21">Напомним, 8 июня столичные власти согласовали проведение «Марша миллионов» 12 июня с разрешенным количеством участников <a href="http://actualcomment.ru/main/1071/"><font color="#4170a0">до 50 тысяч человек</font></a>. <br />
<br />
Мероприятие началось <a href="http://actualcomment.ru/news/43954/"><font color="#4170a0">в 12.00 с шествия по Бульварному кольцу Москвы</font></a> и <a href="http://actualcomment.ru/news/43965/"><font color="#4170a0">завершилось</font></a> митингом на проспекте Сахарова.<br />
<br />
В ходе митинга выступил депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия» <strong>Геннадий Гудков</strong>. Он раскритиковал нормы нового закона о митингах.</p>
<p metrikaid_0.4309134184894444="22">«Мы имеем право свободно собираться и говорить властям то, что мы считаем необходимым», - заявил он.<br />
<br />
Кроме того, он высказался за смену избирательных органов и назначение перевыборов. «Поменять избирательную комиссию и назначить перевыборы - это и есть наши требования», - заявил депутат.<br />
<br />
По мнению Гудкова, оппозиция может инициировать всероссийские акции гражданского неповиновения. «Пока эти требования не будут выполнены, мы будем выходить на улицы, мы будем требовать от власти. Если у нас будут отнимать улицу, если нас будут сажать и штрафовать, мы будем объявлять акции гражданского неповиновения по всей стране», - сказал он.<br />
<br />
Кроме того, на митинге выступил экс-премьер, один из лидеров незарегистрированной «Партии народной свободы» <strong>Михаил Касьянов</strong>. Он призвал российское руководство уйти в отставку.<br />
<br />
«Наши требования - Болотной и Сахарова - политзаключенных освободить, свобода политдеятельности, свободные выборы под контролем гражданского общества», - сказал Касьянов.</p>
<p metrikaid_0.4309134184894444="26"><strong metrikaid_0.4309134184894444="27">Митинг оппозиции на проспекте Сахарова в Москве принял <a href="http://actualcomment.ru/news/43962/"><font color="#4170a0">манифест</font></a>, в соответствии с которым организацией акций протеста займется оргкомитет</strong>.<br />
<br />
«Ответственность за подготовку и проведение протестных акций возьмет на себя координационный совет, состоящий из представителей разных политических сил и гражданского общества, избираемый по прозрачной схеме», - заявила лидер движения «Экооборона» <strong>Евгения Чирикова</strong>, зачитавшая манифест митинга.<br />
<br />
При этом она сказала: «Все формы мирного гражданского протеста должны быть использованы - марши, митинги, забастовки, кампании гражданского неповиновения и мирного давления на органы власти».<br />
<br />
В манифесте, зачитанном Чириковой, содержатся требования об отставке руководства страны, роспуске парламента и подготовке нового проекта Конституции.<br />
<br />
Предлагается разработать проект нового закона о выборах в парламент. Принять этот закон предлагается действующему парламенту.<br />
<br />
<strong>Cледущую массовую акцию протеста лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов предложил провести 7 октября</strong>.<br />
<br />
«Мое предложение - провести акцию 7 октября», - сказал он, выступая на митинге на проспекте Академика Сахарова.<br />
<br />
Удальцов предложил также перед массовой акцией протеста «провести предупредительную политическую забастовку по всей стране».<br />
<br />
Между тем глава президентского Совета по правам человека <strong>Михаил Федотов</strong>, наблюдавший за акцией, отметил, что московская полиция, которая обеспечивала безопасность акции в центре столицы, действовала профессионально.<br />
<br />
«Могу сказать одно: полиция действует профессионально и очень вежливо», - сказал он.<br />
<br />
«Видно, что она готова к любым провокациям, но при этом она ведет себя очень дружелюбно в отношении москвичей, и от этого зависит настроение людей. Неважно, чья это инициатива, важно, что это правильная инициатива», - сообщил Федотов.<br />
<br />
Как отметили в пресс-службе ГУ МВД России по Москве, «в 16.15 митинг на проспекте Академика Сахарова <a href="http://actualcomment.ru/news/43965/"><font color="#4170a0">завершился без происшествий</font></a>, задержанных нет».<br />
<br />
Между тем в «Единой России» прошедшую акцию оппозиции оценили как «слабую».<br />
<br />
«Прошедшая на проспекте Сахарова акция была значительно меньше предыдущих не только по количеству участников, но и по смыслу. Вместо анонсированного "Марша миллионов" собрались несколько тысяч участников», - заявил замсекретаря Генсовета «Единой России», политолог Алексей Чеснаков <a href="http://www.interfax.ru/"><font color="#4170a0">«Интерфаксу»</font></a>.<br />
<br />
По мнению политолога, в настоящее время радикальные оппозиционеры «не имеют "смысловой точки", в качестве которой в предыдущие разы были даты парламентских и президентских выборов, а также инаугурация Владимира Путина».<br />
<br />
Кроме этого, полагает политолог, наступающая летняя пауза дополнительно собьет энергетику значительной части протестов.<br />
<br />
Напомним, прошлая <a href="http://actualcomment.ru/theme/2301/"><font color="#4170a0">акция под названием «Марш миллионов» состоялась 6 мая</font></a>. По данным МВД, в тот день за разные нарушения было задержано более 400 человек. В день мероприятия были возбуждены уголовные дела по ст. 212 УК РФ (призывы к массовым беспорядкам) и ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти).</p>
Комментарии экспертов
<p>По моим наблюдениям, митинговая активность постепенно сворачивается. Если в декабре значительное число людей выходило на митинги с требованием каких-то серьезных перемен, то по мере того как, реализовывалась политическая реформа, либерализовывалось законодательство, стало очевидно, что протестный вал на улицах сокращается, и если бы не эксцессы 6 мая, сознательные провокации, то, наверное, митинг 12 июня был бы еще менее заметен.</p>
<p>Но так получилось, что все ждали в этот день каких-то неприятностей, все боялись, что закон о митингах и демонстрациях, вернее, поправки в этот закон простимулируют приход больших масс людей. Боялись, что вчерашние обыски у лидеров несистемной оппозиции тоже побудят людей к большей активности. Но ничего подобного не произошло, никто за Собчак бросаться на баррикады не побежал.</p>
<p>Нормальные люди вышли на улицы, те, кто считает, что такая у них адекватная форма выражения своей позиции. Эти люди не хотят идти ни в какие партии, они выходят раз в три месяца на шествия, что, с точки зрения гражданского, общества вполне адекватно.</p>
<p>Другой вопрос, что в дела этих людей вмешиваются неудачливые политики, которые очевидно понимают, что у них шансов ноль на любых серьезный выборах, и они стремятся радикализовать активность людей, стремятся нажить какой-то политический капитал на этом. А серьезные политики уже давно от этого отвернулись.</p>
<p>Правда, настораживает, что толпу подзуживают депутаты Государственной думы. Скажем, когда Илья Пономарев, депутат Госдумы, стоя на митинге, истошно кричит, что «мы здесь власть», то меня берут сомнения, вменяем ли этот человек, который итак представляет власть и при этом заявляет подобное. Ты либо сдай мандат, тогда иди на улицу и утверждай, что ты власть на улице, либо ты все-таки как-то свой статус депутата уважай, не втаптывай его в грязь-то. Или Гудков-старший заявляет, что они будут устраивать по всей стране акции гражданского неповиновения. Как это может быть вообще? Депутат, человек, который является законодателем, будет призывать граждан не соблюдать закон. Вот это меня искренне расстраивает. Это очень печально. И откуда ждать уважения людей к власти, если депутаты, представители власти не уважают собственный статус?<br />
 </p>
<p>Оценку сегодняшнего шествия и митинга с точки зрения количества участников дать легко. Во-первых, радикальными оппозиционерами в июне было собрано значительно меньше сторонников, чем ровно полгода назад в декабре почти там же на проспекте Сахарова. Во-вторых, несомненным показателем провала является сравнение сегодняшнего митинга с первоначальной задумкой организаторов. А ведь ими громогласно был анонсирован «Марш миллионов». Так что с количественной оценкой все более-менее понятно.</p>
<p>С точки зрения содержания митинг, по-моему, тоже закончился ничем. Нельзя же считать серьезным результатом оглашение так называемого «манифеста». Эта бумага – форменное издевательство над политикой, и за последнее время один из самых слабых и демотивирующих идеологических текстов. Слабая энергетика. Ничего нового.</p>
<p>Прошедшие накануне обыски у некоторых лидеров радикалов, так или иначе причастных к беспорядкам 6 мая никак не отразились на количестве и качестве участников митинга. Те, кто готов был придти заранее - пришли, кто не хотел – не пришли. Судя по тем данным, которые фиксировали организаторы, по большому счету, никакого изменения в мобилизации в связи со вчерашними обысками не происходило.</p>
<p>В любом случае, какие бы оценки не звучали, митинг по сути дела, завершил почти годичный цикл оппозиционной активности, который сформировался в самом начале думской избирательной кампании, и апогей которого пришелся на декабрь 2011 года.</p>
<p>Прогнозировать новые протестные «волны» и даже отдельные акции сейчас совершенно бесполезно. Митинги в том или ином виде не исчезнут – протест стилистически востребован, но для их расширения пока нет ни политической, ни социальной базы.</p>
<p>Предложение левых оппозиционеров провести следующий крупный митинг 7 октября лишний раз демонстрирует полную «креативность» этой части радикалов. Они формируют свои акции в повестке дня заданной властью. Банальное использование памятных дат и дней рождения делает именно этот политический протест лишь извращенной формой уличного перфоманса. Если организаторы не изменят подхода, то будут выглядеть очень смешно.</p>
<p>Манифест, озвученный сегодня оппозицией на митинге, - это просто набор слов, лишенных всякого смысла. Исходная фраза манифеста задает тон всему этому документу : «Путин должен уйти». Осталось выяснить, кому он это должен, и кто с него этот долг потребует.  Какой фининспектор с него этот долг потребует. Это  - бессмысленный, пафосный, абсолютно  нелепый документ, банальный по содержанию.</p>
<p>Подписан он очень разношерстной публикой:  коммунист Удальцов, либерал Каспаров, националист Белов-Поткин и т.д. Это публика, у которой нет ничего общего друг с другом. И документ получился абсолютно неряшливый и бессмысленный. Люди, которые стремятся к власти, подобную халтуру выдавать не должны. </p>
<p>Что касается того, что будет 7 октября и вообще осенью, то понятно, что предсказать это никто не может. Митинговая активность зависит от цены на нефть, от тарифов ЖКХ, от инфляции, от тысячи экономических причин, которые никто предсказать не в состоянии. Прежде всего, это зависит от развития мирового кризиса.</p>
<p>Также это зависит от того, кто сделает за это время больше глупостей – власть или оппозиция. Пока в этом соревновании обе стороны стараются перещеголять друг друга, но кто выйдет вперед на этой кривой, сказать очень трудно.</p>
<p>Поэтому для меня очевидно только одно: само собой это движение не рассосется и никуда не денется, какие бы халтурные документы они не принимали. Люди голосуют не за их идиотские документы и не за Немцова с Навальным, а голосуют против правящей партии. Недовольство властью никуда не денется. А размеры этого недовольства – это главный и единственно важный вопрос, на который я ответить не в состоянии.</p>
<p>Обыски, которые прошли накануне, я оцениваю как довольно глупые. Если их цель была запугать оппозицию, то они для этого недостаточно жесткие. Никакой другой цели в этих действиях я не вижу. Понятно, что следственные действия можно проводить в любой день, совершенно не обязательно накануне этого митинга. Другое дело, что лидеры оппозиции, как и следовало ожидать, оказались абсолютными трусами, что и было блестяще продемонстрировано. Потому что в день митинга эти пламенные революционеры покорно приползли в Следственный комитет вместо того, чтобы идти на митинги, кроме одного Удальцова. Он единственный из них показал, что оправдает хотя бы отчасти то гордое название «революционер», которое оппозиционеры себе присвоили. Они прекрасно знали, что если они не придут в Следственный комитет, то никаких страшных последствий для них, естественно, не будет. Поэтому, с точки зрения обычного человека, поведение вполне нормальное, адекватное и законопослушное, а с точки зрения революционеров, как они себя называют, поведение трусливое.</p>
<p>В практическом смысле обыски ничего не дали, кроме того, что обнаружили полтора миллиона евро у Собчак. Можно предположить, что эти наличные деньги хранятся для поддержки оппозиции, но можно думать, что они для какой-то другой цели у нее, хотя для какой – сказать довольно трудно. Но, в конце концов, это ее дело.</p>
<p>Не случилось того, о чем кричала оппозиция: мол, в ответ на обыски сотни тысяч людей возмущенных бросятся на площадь. Не случилось того, на что, возможно, рассчитывала власть:  запуганные обысками и сотрясенные огромной цифрой наличностей, которые нашлись у Собчак, люди не выйдут. Но эффект этих обысков как для власти, так и для оппозиции оказался равен нулю.</p>
<p>Безусловно, оппозиции не удалось договориться, не удалось достичь компромисса и выдвинуть некие системные требования, с которыми согласно и то и другое крыло. Суть этих общих требований можно свести к демонтажу существующего в России политического устройства. Оппозиция на программном уровне показала и доказала, что она является несистемной и ориентирована на сплошной демонтаж и разрушение существующих в России государственных институтов.</p>
<p>Другое дело, что сверхрадикальная программа, озвученная на митинге, позволяет оппозиции говорить о том, что у нее появились какие-то программные крупные требования, при том, что раньше все просто сводилось к лозунгу «Долой Путина!». Но есть оборотная сторона у этого факта. Мы знаем, что российское общество не приемлет радикальных поворотов, и мы знаем, что российское общество к радикальным поворотам относится, руководствуясь двумя основными принципами. Все еще актуальной памятью о разрушении Советского Союза и тех последствий, которые последовали за этим событием. А также тем, что за разрушение любых институтов приходится расплачиваться всегда обычным людям, именно они несут основные издержки. Вне зависимости от качества государственных институтов, в том случае, если эти государственные институты начинают разрушаться или опрокидываться, основную цену платят простые люди. Элиты же в неизмеримо большей степени обеспечены самыми разнообразными ресурсами, они в такого рода ситуациях радикального слома могут адаптироваться с гораздо меньшими издержками, чем основная масса граждан, и граждане об этом помнят.</p>
<p>Эти два урока, которые были усвоены российским обществом, на мой взгляд, и есть та фундаментальная, главная причина, которая определяет отношение общества к несистемной оппозиции. Да, общественное мнение поддерживает право граждан на мирный протест, но как только появляются какие-то свидетельства того, что такие протесты несут в себе опасность расшатывания институтов власти, общественное мнение начинает негативно реагировать на эти протесты и начинает мобилизовываться в поддержку существующих институтов и существующих лидеров.</p>
<p>Собственно говоря, полугодовая история московских протестов, на мой взгляд, это наглядно подтверждает. Подтверждает и движением вверх показателей поддержки Владимира Путина, Дмитрия Медведева и партии «Единая Россия». <br />
 </p>
<p>Несмотря на определенную помощь со стороны властей, оппозиции не удалось преодолеть тот кризис, в котором она находится. Я имею в виду кризис лидерства и кризис, связанный с политической повесткой. Сначала о помощи властей. И закон о митингах, и обыски, безусловно, усиливают тонус в протестной среде и компенсируют тот дефицит политической повестки, который у оппозиции наблюдается. Уже в период  после победы Путина на выборах и вплоть до закона о митингах у оппозиционеров не было сильной политической повести, под которую можно было бы мобилизовывать симпатии своих сторонников,  обеспечить явку на уличные мероприятия.</p>
<p>Неожиданностью оказалась высокая явка шестого мая. Но, тем не менее, политической повестки для многочисленных митингов не было. Сейчас возникла повестка, связанная с возможностью протестовать против того, что воспринимается как симптом политической реакции: протестовать против ограничений, накладываемых на протесты, против уголовных дел по итогам 6 мая, угрозы своим лидерам и так далее. Это позволяет оппозиции поддерживать определенный тонус. Но одновременно это же и ограничивает развитие оппозиции, потому что это очень узкая повестка, которая не позволяет выйти за тот круг симпатий, который уже сложился. Это не позволяет сомкнуться ожиданиям московской протестной среды с ожиданиями более больших социальных групп, настроенных оппозиционно к действующей власти. Но эта повестка, на мой взгляд, даже при том, что она придает высокий тонус в оппозиционной среде, способствует ее геттоизации.</p>
<p>Все движется в эту сторону, что оппозиция геттоизируется. Также в  качестве одной из тенденций можно отметить радикализацию этого актива: тон начинают задавать более радикальные фланги. То есть эскалация такого взаимного напряжения, взаимной неприязни приведет к усилению радикальных флангов к протестной среде.</p>
<p>Что касается принятого сегодня манифеста, в нем содержатся требования, в реализацию которых сами его авторы явно не верят. Это касается и перевыборов в парламент. То есть, по сути, условием реализации этого манифеста является добрая воля политического режима к самоустранению. На основе чего политический режим должен проникнуться желанием самоустраниться – непонятно. Поэтому я не воспринимаю его как серьезный политический документ. Это просто требования, не подкрепленные никакой силой. Соотношение сил таково, что протестующие достаточно сильны для того, чтобы требовать, чтобы с их мнением считались, но не достаточно сильны для того, чтобы режим самодемонтировался, самоустранился перед лицом вот этих претендентов на выразителей мнения воли народа. Поэтому здесь явная диспропорция между масштабами требований и теми механизмами, рычагами, которыми находятся в руках протестующих. Поэтому я не воспринимаю его как серьезный политический документ.</p>
<p>Сегодня реалистичная перспектива, которая есть у оппозиции, состоит в создании политических структур, которые могут начать бороться за власть на разных уровнях для того, чтобы выращивать альтернативную политическую даже не команду, а альтернативную политическую среду. Но почему-то именно этого она не делает.</p>
<p>Что касается прогноза, то до октября еще много времени. Оппозиционеры не стали частить:  они, видимо понимают, что летние отпуска являются политическим форс-мажором, даже несмотря на изменчивые настроения, и уверены, что новый осенний политический сезон подбросит какие-то новые поводы для политической мобилизации. Пока я думаю, что они живут по принципу «будет день – будет и пища».<br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".