Статья
75 5 Октября 2011 13:52

Уборка в доме Набокова

В США "Уборка в доме Набокова" вышла в марте этого года, и, судя по отзывам в их СМИ, пользуется большим успехом. У нас буквально пара отзывов. Опять "два мира - две культуры"?

Комментарии экспертов

Диффузия жанров — процесс необратимый. Чистый «дамский роман» уже не привлекает американских читателей. Вот если вплести в сюжет с отлученной от семьи и детей сорокалетней женщиной элемент литературоведческой сенсации, то успех обеспечен.

Итак, брошенная, верней выброшенная успешным мужем, героиня Дэниелс, Барб Баррет попадает в городок, будто материализовавшийся из строк стихотворения Иосифа Бродского — «Здесь можно жить, забыв про календарь». Барб покупает в рассрочку дом, где в пятидесятых годах прошлого века целых два года жил Владимир Набоков. Во время случайной уборки, она находит рукопись неизвестного романа Набокова, идентифицируемую по способу написания — на библиотечных карточках.

Почему Набоков? В действии романа он возникает иногда как мимолетный призрак и к развитию сюжета не имеет никакого отношения, не создавая ни аллюзий, не реминисценций. Найденный гипотетический шедевр настолько не набоковский, что можно подозревать Лесли Дэниелс в латентной недоброжелательности к нашему великому земляку. Найденная рукопись повествуют о Малыше Руте, бейсболисте, гремевшем в 30е — 40-е годы. Что бы получить представление об этом персонаже американской народной истории, стоит посмотреть фильм Артура Хиллера с Джоном Гудманом в главной роли «Бэйб был только один» («The Babe. There Was Only One»). Хотя роман был о любви и бейсболе карточки со спортивными и любовными сценами отсутствовали, что дало Барб возможность дописать книгу и издать. В утешение читателю следует сказать, что эксперты «Сотби» рукопись набоковской не признали и тайна манускрипта так и останется неразгаданной.

А ответ на вопрос — почему Набоков, весьма прост. Два года назад был опубликован незаконченный роман Набокова «Лаура и ее оригинал», правда, при обстоятельствах не столь таинственных, но достаточно интригующих. 138 библиотечных карточек хранились в семье писателя, пока сын Набокова, Дмитрий не решился на публикацию, нарушив тем самым волю отца, завещавшего их уничтожить.

В США «Уборка в доме Набокова» вышла в марте этого года, и, судя по отзывам в их СМИ, пользуется большим успехом. У нас буквально пара отзывов. Откровенно издевательская рецензия на ОпенСпейс — «американская дебютантка не самых юных лет — написала странную помесь дамской прозы с каким-то полумистическим детективом». И анонимный читательский отзыв, где «Уборка» названа «самым большим разочарованием лета».

Что, опять «два мира — две культуры»? Неужели для нашего читателя, воспитанного на Толстой, Улицкой и частично Донцовой, роман Лесли Дэниелс, в Штатах воспринимающийся как «танго слёз и смеха», выглядит как серое повествование о заурядной разведенке, прерываемое кулинарно-текстильными раздумьями? А история с обретением рукописи Набокова слишком похожа на яркий заграничный лейбл пришитый к мешкообразным «чухасам» ивановского пошива? Видимо, да. Технологии массовой культуры оказались не столь универсальны, как принято думать. И если голливудская кинопродукция переваривается почти без остатка, публика даже просит добавки, то дамской прозе не хватает неких локальных ингредиентов, что быть принятой нашей читательской аудиторией.

Традиции «женской» англоязычной литературы имеют давние корни. Джейн Остин, Луиза Мэй Олкотт, Маргарет Митчелл, Хелен Филдинг по кирпичику создавали жанр, где маленькие женщины с большой буквы добивались поставленной цели. Любой, не вызывающей нравственное отвращение ценой. Под словами героини «Унесенных ветром» Скарлетт О’Хары: «Я убью, украду, но никогда, никогда больше не буду голодать» вполне могла подписаться и Барб Баррет. Правда, заменив голод, на разлуку с детьми и отсутствие любимого человека.

С литературоведческой точки зрения присутствие тени Набокова в романе не очень интересно. Это мог быть Пелем Вудхауз, Григорий Климов или любой оказавшийся в США пятидесятых годов интеллектуал-чужестранец. Интересно другое. Трансформация идеи борьбы за примат приватного, пронизывающая всю «женскую» англо-американскую прозу. Все эти «через тернии к звездам» женского счастья оборачиваются достаточно интересным социально-психологическим портретом современной Скарлетт О’Хара — Барб Баррет.

«Персонаж из прошлого», так Барб кличет своего бывшего, первого и единственного мужа, для нее воплощение темной стороны жизни. Его жизненный лозунг «Бог в мелочах», в смысле, что кофейная чашка должна ставиться в ячейку для мытья кофейных чашек, специально предусмотренную в посудомоечной машине, довел Барб до развода. Хотя ее пунктуальная любовь к мелочам, проявляется на протяжении книги гораздо навязчивей. Но то гендерно близкие мелочи, а у «персонажа» гендерно чуждые.

Суд разлучает Барб с детьми по причине финансовой несостоятельности, и она становится «воскресной мамой». После короткого отступления, вернее выравнивания линии фронта, Барб Баррет ставит задачу возвращения детей, для чего нужно достигнуть финансовой состоятельности. С рукописью Набокова все плохо и вообще это для души. Тогда Барб проворачивает дельце, делающее книгу действительно смешной. Она организует публичный дом для женщин бальзаковского возраста городка Онкведо. А в качестве обслуживающего персонала нанимает спортивную команду местного университета по академической гребле.

Разумеется, открыто действовать на ниве секс-индустрии невозможно. Узнав, что любой бизнес в городке завязан на университет, Барб Баррет размещает на сайте учебного заведения объявление: «Требуются ассистенты для долговременного, финансируемого из частных источников исследования в области человеческой экологии (реакция испытуемых на определенные раздражители). График два раза в неделю (вторая половина дня), продолжительность — от трех до шести месяцев. Необходима физическая выносливость». Проект изучающий «эротические реакции человека в смоделированных, но эмоционально правдоподобных условиях», поскольку «устоявшиеся представления о типах возбуждения в последнее время поколебались под влиянием новых технологий, таких как томография головного мозга и химический анализ нейротрансмиссии», принес полную банковскую ячейку кэша. Стоит ли говорить, что с подопытными Барб связывали исключительно целомудренные деловые отношения.

В общем, кончилось все хорошо. Преемница Скарлеет О’Хары получила не только детей, но и большую собаку, правильного любовника и даже образовавшегося во время «исследовательской работы» младенца, который был подарен бездетной подруге — литературному агенту. Читать книгу можно, но с исключительно с исследовательской целью — какого рода литература пользуется успехом на книжном рынке США.

Лесли Дэниелс, "Уборка в доме Набокова", СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2011 — 416 с.


© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".