Статья
17 Ноября 2009 15:14

Уровень коррупции в РФ снизился

<p>По мнению экспертов международной организации Transparency International, объем ежегодного коррупционного рынка в России достигает 300 млрд долларов. Как отмечают специалисты Transparency International, уровень распространения коррупции в России в 2009 году несколько снизился благодаря предложенным президентом Медведевым и одобренным Госдумой антикоррупционным мерам, таким как законы «О противодействии коррупции» и «О передаче прав на единые технологии», пишет деловая газета <a href="http://www.vz.ru/">«Взгляд»</a>.<br />
<br />
По индексу восприятия коррупции (ИВК 2009) Россия набрала 2,2 балла и заняла 146-е место из 180 возможных (в прошлом году наша страна находилась на 147-й строчке), говорится в обнародованном сегодня пресс-релизе этой организации. ИВК ранжирует 180 стран мира по шкале от 0 до 10 баллов, причем ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а 10 – наименьший.<br />
<br />
По данным Transparency International, хуже, чем у России, показатели по этому индексу лишь у таких стран, как Зимбабве, Ангола, Венесуэла.</p>
<p><strong>Ольга Костина,  член Общественной палаты РФ:</strong><br />
<br />
Говоря о том, насколько мы коррумпированы, я не могу не обратиться к тем исследованиям, которые делались. Если говорить о коррупции в широком смысле этого слова (то есть не только, когда чиновники торгуют родиной или экономикой, но и когда приходится за взятки устраивать ребёнка в детский сад и за взятки получаются медицинские справки и т.д.), то, к сожалению, мы вынуждены констатировать, что в той или иной форме коррупция у нас стала привычным социальным явлением, на которое мы уже длительное время не особенно обращаем внимания, считая, что это - какая-то наша национальная черта. Хотя это абсолютно не так. Коррупция - явление международное, с ней борются во всех странах мира и с разной степенью успеха.<br />
<br />
В целом, нам нужно быть попроще и повнятнее в определениях, потому что когда мы говорим, что коррупция – это такое социальное явление, то мне кажется, это не совсем так. Коррупция – это преступление. И когда мы начнём относиться к этому явлению как к преступлению, а к этим людям - как к преступникам, то у нас начнёт меняться вектор сознания, потому что сейчас мы считаем, что это какое-то превышение должностного полномочия или какая-то традиция или привычка. А некоторые люди даже считают, что коррупция вообще полезна, что она очищает что-то.</p>
<p>На самом деле коррупция – это преступность, причём это может быть самостоятельное преступление, а может быть и преступление, которое усиливает уголовные деяния. Если мы говорим, например, о коррупции в милиции, в прокуратуре, в суде, то мы понимаем, что иногда приходится либо оставлять на свободе преступника, либо ухудшать положение жертвы. Поэтому чем быстрее мы поймём, что это - не какие-то явления и черты, а преступления, причём не менее тяжёлые, чем тяжкие уголовные, и чем быстрее мы ответственность за это приравняем к реальным уголовным делам, то тем больше шансов, что мы начнём из этого выбираться. </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".