Статья
6 Ноября 2014 8:30

В Грузии назревает очередной политический кризис

Глава Минобороны Грузии Ираклий Аласания отправлен в отставку. 

Решение о смещении Аласании с должности главы оборонного ведомства глава грузинского правительства Ираклий Гарибашвили принял вечером во вторник, 4 ноября, после заявления Аласании о том, что прокуратура ведет целенаправленную атаку против руководимого им ведомства и против евроатлантического выбора Грузии, передает МИА «Россия сегодня»

«Я принял решение отправить министра обороны Ираклия Аласанию в отставку, чтобы не допустить приватизации министерства обороны и не мешать работе следствия», — заявил Гарибашвили на специальном брифинге.

Вслед за Аласанией свои посты покинули глава МИД Майя Панджикидзе, являющаяся сестрой супруги Аласания, и госминистр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Алекси Петриашвили. Подал в отставку и посол страны в НАТО Леван Долидзе.

На должность министра обороны назначен Миндия Джанелидзе, ранее руководивший Советом по безопасности и управлению кризисами при премьер-министре. 

Громким отставкам в Грузии предшествовало противостояние между оборонным ведомством и Главной прокуратурой, которая возбудила несколько уголовных дел против высокопоставленных чиновников Минобороны. 

Прокуратура задержала пять сотрудников оборонного ведомства по обвинению в растрате более двух миллионов долларов из госбюджета. 

Фигуранты этого дела в настоящее время находятся под арестом, несмотря на поручительство заместителей Аласании и представителей Генштаба ВС Грузии.

Позже под следствием оказались еще несколько представителей Минобороны: их обвинили в халатности в связи с массовым отравлением военнослужащих в 2013 году. Выяснилось также, что прокуратура расследует дело о коррупционной сделке чиновников военного ведомства (речь идет о строительном тендере).

Ираклий Аласания в этой связи заявил, что тоже может оказаться под арестом: «Я не исключаю, что меня могут посадить. И я призываю — пусть посадят меня, если они хотят устранить меня как политического лидера», цитирует его Лента.ру.

Действия прокуратуры Аласания назвал «попыткой его политического убийства». «Это попытка политического уничтожения возможного конкурента и оппонента, и это попытка политического убийства. Но у них ничего не выйдет. Я могу сказать тем, кто это спланировал — нет ничего, чем меня можно испугать, чтобы я отказался от цели европейской интеграции моей страны», — сказал он.

Столь пристальный интерес Главной прокуратуры к Минобороны Аласания и его соратники оценили как целенаправленную атаку на ведомство, которое, по их мнению, является основным звеном, соединяющим Грузию с НАТО и Евросоюзом. Аласания назвал действия прокуратуры «атакой на евроатлантический выбор Грузии», отмечает Газета.ру.

Премьер-министр Ираклий Гарибашвили оценил резкие заявления Аласании как безответственные и увидел в их действиях признаки саботажа. «Демонстративный уход с постов ставит под угрозу государство и схож с саботажем», — заявил он сегодня.

В Вашингтоне обеспокоены отставками министра обороны Ираклия Аласании, его заместителей, а также отставками госминистра по Евроатлантической интеграции Алекси Петриашвили и министра иностранных дел Майи Панджикидзе и ее заместителей.

Об этом говорится в заявлении официального представителя Госдепартамента Джен Псаки.

«Мы высоко оцениваем заслуги этих министров перед своей страной, а также их партнерство с США», — цитирует заявление МИА «Россия сегодня».

Госдепартамент также подчеркивает, что «в условиях текущей нестабильности в регионе и внутренних экономических проблем в интересах Грузии продемонстрировать стабильность, единство, приверженность духу закона и демократическим принципам».«Мы настаиваем на том, чтобы все стороны обеспечили выполнение этих задач и сосредоточились на обеспечении евроатлантического будущего Грузии. Мы призываем правительство Грузии развеять ощущение, что в данном случае судебная система использовалась для политических целей», — говорится в заявлении Псаки.



Комментарии экспертов
Прокуратура Грузии начала расследовать дело против некоторых чиновников Министерства обороны. Министром у нас являлся Ираклий Аласания, который в свое время перешел в оппозицию, создал свою партию «Свободные демократы».

В 2011 году Иванишвили, наш бывший премьер-министр, сказал, что он хочет собрать вокруг себя оппозиционную силу, он предложил двум партиям войти в эту коалицию — «Свободным демократам» Аласании и республиканской партии. Это в свое время вызвало в Грузии волну критики, потому что эти две партии в Грузии не популярны, так как ими руководят из Вашингтона.

Во время инициации расследования дела против представителей Минобороны Грузии сам министр обороны находился в Германии, а начальник Генштаба в США. Аласания заявил, что причина всех этих расследований в его приверженности проевропейскому курсу Грузии. Прозвучали обвинения, что грузинское правительство поменяло курс и идет на поводу у России. Также высказалось несколько должностных лиц, объявивших о своем уходе из министерств.

«Свободные демократы» вышли из коалиции. У Иванишвили сейчас большинства в парламенте нет. Это чревато сложностями с принятием бюджета 2015 года, который еще не принят. Если бюджет провалится — это означает новые выборы.

У проевропейских, проамериканских партий денег на выборы нет, но Вашингтону очень нужна в Грузии власть, которая будет поддерживать все инициативы, которые идут из Государственного департамента США. В частности — создание американского центра военной подготовки. Судя по публикациям в американской прессе, на этой базе будут проходить подготовку граждане иностранных государств, на территориях которых осуществляет свою деятельность «Исламское государство», с целью эффективного противоборства этим исламистам руками жителей этих стран. Премьер-министр Грузии опроверг эту информацию, министр обороны сказал, что Америка была и остается нашим самым главным партнером. Но возможность размещения какой-либо американской военной базы в Грузии вызывает у общественности серьезные опасения. Тем не менее Запад в Грузии интересует возможность размещения военных баз — это раз. Второе — это новый энергетический коридор. И третий — это Баку — Карс — это железная дорога, соединяющая Турцию с Азербайджаном. С иранской стороны надо достроить всего 80 километров, и это тоже заработает.

15 ноября в Грузии назначен очень большой, шестидневный антироссийский митинг в центре Тбилиси.
То, что происходит сейчас в Грузии, логическому анализу поддаётся с большим трудом. Дело в том, что множество политических партий, течений, движений фактически борются за власть. За последнее время произошли большие изменения — отправлены в отставку люди, занимающие ключевые позиции в правительстве Грузии. Это говорит о том, что не всё гладко.

Но, с другой стороны, мы должны понимать, что Грузия, к большому сожалению, сохраняет тот путь, который выбрала республика ещё во времена руководства Михаила Саакашвили. Мне кажется, что эти подвижки во многом являются достоянием средств массовой информации. Последние отставки являются своеобразным шагом на пути грузино-американских отношений и грузинских отношений с северо-атлантическим блоком. Не случайно Леван Долидзе, представляющий Грузию в НАТО, по сути дела, тоже подал в отставку, несмотря на то, что и министр обороны, и министр иностранных дел — это ключевые фигуры.

Вероятнее всего, президент Грузии не доволен той активностью руководителя правительства и членов правительства, которую они проявляют, прежде всего, на европейском и американском направлении. Что касается внутриполитических изменений, мне кажется, что сейчас идёт своего рода некая борьба за политическое позиционирование. Эти отставки тоже являются свидетельством того, что политический истеблишмент Грузии сейчас разрывается между тремя векторами. Я бы их так обозначил: европейский вектор, проамериканский вектор и вектор нормализации отношений с Россией.

Все политические партии, движения, которые сегодня представлены на политическом небосклоне Грузии, тоже главным образом распределяются по трём этим основным векторам. Я хочу особо отметить, что здесь есть определённое движение и активизация пророссийских сил в Грузии, что, вероятнее всего, многим сейчас не нравится, в том числе и за океаном. Не случайно же Дженнифер Псаки заявила, что к большому сожалению, те события, которые происходят в Грузии сейчас, не могут оставить американское руководство, и многое делается для того, чтобы Грузия опять вошла в те же проамериканские рельсы, по которым она двигалась во времена Михаила Саакашвили.

В этом отношении, собственно, движения в рамках нескольких политических партий, достаточно близких к президенту страны и к членам правительства, я бы охарактеризовал как умеренно радикальные. Прежде всего, мы же оцениваем с позиции отношений Грузии с Россией. Потому что сейчас, в принципе, эти отношения должны выйти на новый уровень, как мы предполагаем. Есть определённые послабления, подвижки в дипломатической сфере. Есть определённое движение, форма послабления визового режима и перемещения граждан Грузии в Российскую Федерацию и обратно. Но пока еще этого недостаточно.

Мне кажется, что сейчас перед Грузией стоят очень серьёзные задачи, прежде всего, политического выбора. И в этом отношении перестановки в правительственных околопрезидентских структурах, в общем-то, мы охарактеризовываем как умеренный радикализм и подвижки в сторону России.

Что касается конкретно Ираклия Аласании, то он является достаточно серьёзной фигурой в политическом истеблишменте Грузии. И мне кажется, он всё-таки является альтернативной правящей коалиции. И на него, конечно, делают ставку определённые политические силы Грузии. Это, безусловно, необходимо учитывать.

По сути дела, развал «грузинской мечты» начался ещё примерно год тому назад. Этому есть несколько причин.

Грузия — государство молодое. И политики достаточно молодые и амбициозные, горячие. И в этом отношении им, конечно, ещё не хватает мудрости как таковой. В то время, когда страной руководил Михаил Саакашвили, всё было понятно. Практически оппозиционные силы были задавлены, Грузия выбрала абсолютно проамериканский путь развития, даже просили называть её «Джорджией». Американцы оказывали существенную помощь экономическую республике. Политически она была ангажирована с Соединёнными Штатами. Сейчас ситуация изменилась в связи с приходом нового президента, в связи с определёнными настроениями, в том числе, связанными и дружественными отношениями, конкретно, партнёрством с Россией. Как ни крути, она не может развиваться в отрыве от общего развития постсоветского пространства. Но нельзя забывать и о вопросе, связанном с евразийской интеграцией, на которую Грузия тоже смотрит очень внимательно.

Политическая элита Грузии сама по себе очень разношёрстна, что и наглядно проявилось в последние годы. В этом отношении, конечно, они сейчас переживают такой период «раздрая». Часть политической элиты абсолютно проамерикански настроена на те действия и шаги, которые предпринимала Грузия на протяжении последних 5-7 лет. Она настроена антироссийски, она не приемлет, как они говорят, аннексии Грузии российскими войсками или Россией. Вторая часть — более умеренные. Третья часть политической элиты, конечно, ангажирована пророссийски. Она выступает за добрососедские отношения, за увеличение объёмов торговли, за налаживание конструктивных связей с Таможенным союзом.

События последнего года в некоторой мере оправдывают действия президента. Он находится в достаточно сложном положении, когда в стране бушуют такие политические страсти. Но ему необходимо выбрать. Всё-таки он не может усидеть на трёх стульях и должен определиться с тем, куда Грузия пойдёт в ближайшее время. Если он не сделает этого выбора, если его достаточно активно не поддержит его коалиция, то Грузию потрясут достаточно серьёзные катаклизмы в самое ближайшее время.

Я не разделяю точку зрения тех экспертов, которые говорят, что Грузия сейчас выбрала абсолютно радикальный путь, направленный на поддержку грузино-американских отношений. Нет, в Грузии не всё так прозрачно, как кажется на первый взгляд. Всё-таки, голосуя за грузинскую мечту, люди исходили, прежде всего, из того, что Грузия, если не откажется от проамериканского пути развития, то, по крайней мере, займёт умеренную позицию, в частности, в отношениях с Россией. Выбирая «грузинскую мечту», они подразумевали, скорее, европейский выбор нежели проамериканский. Но здесь они наткнулись на достаточно серьёзные действия политической элиты, которые, конечно, в течение какого-то короткого времени изменить достаточно сложно, потому что она была крайне ангажирована Соединёнными Штатами. Поэтому определённая часть электората потеряла ориентиры и сейчас настроена, если не негативно, то в лучшем случае нейтрально.

Грузины ищут свою золотую середину, и европейский выбор движения для них важен так же, как и связи с Россией. Для них принципиально важно сохранить преемственность прежнего курса, в то же время выстраивать отношения и с соседями, что принципиально важно. Вот тогда они голосовали за это.

Сейчас грузины видят, что президент ведёт проамериканскую политику, еще более проамериканскую чем та, которую проводил Саакашвили. Многим это не нравится, даже несмотря на то, что произошли известные события в 2008 году. Всё-таки основная часть грузин настроена достаточно позитивно в отношении России и наших партнёров. И они видят в этом большие плюсы и позитив для дальнейшего развития республики. К сожалению, нынешнее руководство Грузии, наверное, это ещё до конца не поняло. В этом глубочайшая ошибка.

И изменения, и отставки связаны прежде всего с тем, что американцы озаботились движением определенной части оппозиции, да и отдельных членов правительства Грузии в пророссийском направлении. А действующий президент, естественно, принимает соответствующие меры.

Если смотреть на эту ситуацию из России, то, конечно, для нас было бы очень важно, чтобы мы видели в грузинской республике нашего партнёра. Должен отметить, что за последний год здесь есть определённые подвижки в экономической сфере, потому что Грузия не является страной-членом Таможенного союза, она не в зоне свободной торговли стран СНГ, она не является страной-членом СНГ и вышла из состава Содружества независимых государств. Для России восстановление добрососедских отношений с Грузией принципиально важно. Кстати, об этом говорил Лукашенко год тому назад. Он выступал за отношения в рамках зоны свободной торговли СНГ, чтобы Грузия постепенно приближалась к общему пониманию стратегии и стратегических задач Содружества независимых государств.

Что касается прогноза дальнейших событий в Грузии, мне кажется, что если грузинское руководство в лице президента и его команды не поймут, что проамериканское движение, по сути дела, движение в тупик, его ждут достаточно серьёзные изменения. Эти изменения могут коснуться в целом и состава руководства республики, и того внешнего вектора, которого придерживается сейчас Грузия.

У грузинского руководства есть примерно год для того, чтобы это осознать. Если это не будет осознано правящей элитой Грузии, то революция роз покажется им детской шалостью.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".