Статья
1 Ноября 2012 13:38

В Рунете появился «черный список» сайтов

С 1 ноября в России начал свою работу единый реестр сайтов с запрещенной информацией.

Его создание предусмотрено законом «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Реестр будет вести Роскомнадзор, запустивший для этого сайт zapret-info.gov.ru. На ресурсе предусмотрена форма для подачи жалоб, которая позволяет указать адрес страницы и описание запрещенной информации, а также приложить скриншот.

«Черный список» сайтов будет частично открыт для пользователей. Они смогут проверить наличие в реестре определенного сайта, но не смогут посмотреть весь список целиком.

По решению федеральных органов исполнительной власти в реестр будут включаться те сайты, которые содержат материалы с детской порнографией, информацию о об изготовлении и использования наркотиков, местах их приобретения, а также о способах совершения самоубийства и призывы к суициду. Кроме того, некоторые сайты могут быть включены в реестр по решению суда о признании информации, распространяемой ими, запрещенной.

Предполагается, что если владелец сайта через сутки после обращения провайдера не удалит нарушающую закон информацию, то сетевые данные этого интернет-ресурса попадут в реестр, и провайдер должен будет заблокировать доступ к этому сайту. Закон предусматривает блокировку как по URL- адресу, так и по IP.

В Роскомнадзоре заверили, что ведомство будет включать сайты в реестр запрещенных ресурсов только после проверки данных о том, что на них размещена противоправная информация.

Уже за первые 15 минут работы сайта zapret-info.gov.ru на него поступило 49 заявок о противоправном контенте. Кроме того, в первый же час свой интерес к ресурсу проявили хакеры. «Атаки есть. Успешно отбиваем», – сообщается в микроблоге Роскомнадзора в Twitter.

В Интернете по-разному относятся к созданию реестра сайтов с запрещенной информацией. Против принятия закона об этом ранее выступили ряд интернет-сервисов (Яндекс, Google, Mail.ru и др.), которые опасались, что такой шаг поспособствует появлению цензуры в Сети. Русскоязычная версия «Википедии» закрылась на сутки в знак протеста против законопроекта.

В то же время, как показывает июльский опрос социологов ВЦИОМ, 73% интернет-пользователей поддерживают создание единого «черного списка» сайтов.

Политики и чиновники уверяют, что закон о защите детей от вредной информации не ограничивает свободу в Сети.

«Никакой цели цензуры или какого-то влияния на информационные ресурсы в этом законе нет»,- заверил глава Минкомсвязи Николай Никифоров. По его словам, закон, напротив, позволит упорядочить процесс блокировки противоправных ресурсов.

«Наша стратегическая задача – сделать так, чтобы максимально оградить детей  от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, - заявил со своей стороны член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный. - В этой связи законодатель предусмотрел возможность досудебного закрытия интернет-сайтов, пропагандирующих вредную для детей информацию: педофилию, наркотики, суицидальные настроения и т.д. На мой взгляд, никакого ограничения свободы информации здесь нет. Во многих странах также существуют законодательные "фильтры", ограждающие детей от подобного рода интернет-контента».

В свою очередь замсекретаря президиума генсовета «Единой России», вице-спикер Госдумы Сергей Железняк отметил, что в работе над законом о «черном списке» сайтов приняла участие и общественность. «Большое спасибо за активное участие в этой работе интернет-сообществу и институтам гражданского общества. Принятию закона и подзаконных актов предшествовало широкое общественное и экспертное обсуждение, позволившее адаптировать алгоритмы действий сторон для быстро развивающейся сферы информационных технологий», - сказал парламентарий.

По его словам, в реестр, который начал свою работу сегодня, сразу будет внесено около 12 тысяч страниц с запрещенной и вредной для детей информацией, доступ к которым ранее уже был заблокирован в соответствии с судебными решениями.

«Рассчитываю, что эффективным и полезным вкладом в борьбу с детской порнографией, пропагандой наркотиков и суицидов будет активная гражданская позиция участников интернет сообщества, которые, не дожидаясь включения в реестр, будут сами удалять противоправный контент», - отметил единоросс.

«Для борьбы с таким злом, как распространение детской порнографии, пропаганда наркотиков и призывы к суицидам необходимы комплексные меры, поэтому мы будем приветствовать предложения отрасли и гражданского общества по развитию безопасного Интернета», - подчеркнул Железняк.

Между тем член генсовета «Единой России», первый зампред комитета Госдумы Владимир Бурматов выразил убеждение, что уровень поддержки общества свидетельствует о правильности принятия закона о защите детей от вредной информации.

«Когда мы принимали этот закон, в чем нас только не упрекали, - заметил парламентарий. - И гайки мы закручиваем, и свободу слова душим, и на Интернет наступаем... Много было сказано людьми, которые этот закон не читали. Со временем страсти улеглись, и люди в большинстве своем разобрались, что к  чему. Речь будет идти о сайтах и продукции, которая содержит педофилию, призывы к суициду, пропаганду или продажу наркотиков. То есть - вещи, абсолютно запредельные. По ним есть общее мнение: с воспитанием здорового поколения это не совместимо», - отметил Бурматов.

«Когда все разобрались, когда мы объяснили людям, о чем речь, вот тогда и выяснилось, что и идея хорошая, и исполнение неплохое. Поэтому механизм будет работать», - уверен парламентарий.

Мы сделали важный шаг на пути к цивилизованному Интернету и медиа, и нам предстоит дальнейшая работа в этом направлении», - заключил Бурматов.

Комментарии экспертов
<p>Сама идея ограничения свободы в Интернете выглядит несколько необычно. Это пространство с момента его появления всегда рассматривалось именно как место, где свобода в принципе не должна подлежать никакому ограничению, поскольку это как бы виртуальное пространство, а не реальная жизнь, и здесь не должны действовать законы, ограничивающие свободу в общественном, публичном пространстве.</p>
<p>Но постепенно выяснилось, что виртуальное пространство на самом деле может быть даже более реально, чем так называемое реальное, что в нем могут совершаться преступления, появляться оскорбительный контент, который может наносить вред психическому здоровью, провоцировать на какие-то террористические действия и так далее.</p>
<p>Оказалось, что виртуальная среда – это часть реальной общественной среды, и поэтому возникла идея ее регулирования. Предпринимается первая такая попытка, но сложность именно в том, что в  обществе в подсознании живет установка, что уж хотя бы Интернет не стоит ограничивать.</p>
<p>Опыт, который проводится сегодня с созданием «черного списка» определенных сайтов, вызывает разные реакции. В частности, хакерская атака на этот сайт, видимо, предпринимается сторонниками абсолютной свободы в интернете. Вся борьба еще впереди.</p>
<p>Идея защитить определенные группы нашего общества от опасного и вредного влияния со стороны других через Интернет - правильная. Я думаю, что работа над совершенствованием закона и отработкой технологий исключения опасных сайтов должна продолжаться.</p>
<div>Я выступаю против самой идеи создания «черных списков». Мне кажется, здесь есть некая проблема – разрыв между новыми технологиями, с одной стороны, государством с другой стороны и теми методами, которые государство использует для того, чтобы защитить свои интересы, как оно их понимает.</div>
<div> </div>
<div>Даже если предположить, что эти намерения абсолютно благие и о политической цензуре речи не идет – даже в этом случае сама идея блокировки плохих страниц выглядит достаточно архаически. Она похожа на то, как в советское время запрещали печатать определенные книги.</div>
<div> </div>
<div>Но советское время люди искали запрещенное при помощи самиздата и различных копировальных устройств, которые легально распространялись (самое простое - это печатная машинка с плохой копиркой) и потом все это в списках ходило. В Советском Союзе можно было любые книги читать и кто хотел, тот это делал, другой вопрос, чего это стоило и с какими рисками было связано. А  сегодня у людей вместо печатной машинки и копирки есть гораздо более развитые технические средства в том же Интернете, с помощью которых все те, кому это нужно, могут эти запреты обходить.</div>
<div> </div>
<div>В первую очередь я имею в виду прокси-серверы и различные системы для создания анонимности в Интернете, которые позволяют идти на сайт не напрямую, а через анонимных посредников. Пока эти средства существуют и государство не в состоянии их запретить (а сделать оно этого не может), мне кажется, сама идея остается неэффективной.</div>
<div> </div>
<div>Нужно помнить, что поскольку есть список запрещенных сайтов, то у этого списка есть определенные читатели. Я подозреваю, что уже сегодня возникла какая-то группа людей, которой будет интересно побывать именно на запрещенных сайтах, добраться туда любой ценой и посмотреть, что же там государство пытается от них скрыть, и найти там для себя что-то полезное.</div>
<div> </div>
<div>Это стандартная ситуация, когда запретный плод становится сладок, когда совершенно скучная, примитивная и глупая книга Гитлера «Моя борьба» становится популярной в последние десятилетия именно потому, что ее пытаются запрещать, но ее легко можно скачать в Интернете.</div>
<div> </div>
<div>Это такая игра в кошки-мышки, когда использование архаических средств скорее привлекает внимание людей к чему-то плохому в Интернете. Нынешняя информационная ситуация, когда у нас огромные массивы информации доступны людям через Интернет, скорее требует задуматься о том, как изменить правила игры, не пытаясь слепо копировать старые модели цензуры, существовавшие в 20-м веке и ранее, поскольку они просто устарели.</div>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".