Статья
13 Декабря 2010 0:00

В Сколково обсудили инновации

В Сколково обсудили инновации
Фото: Shutterstock

<p>Завершился двухдневный инновационный форум «Россия, вперед!».  Событие объединило несколько мероприятий. Так 14 декабря под председательством президента России Дмитрия Медведева состоялось очередное заседание комиссии по модернизации и технологическому развитию, посвященное теме инноваций.</p>
<p>Глава государства заявил, что чиновничий аппарат, в частности, судебная система в России, должен пересмотреть свое отношение к венчурному бизнесу, связанному с рисками.  «Система должна научиться прощать поражения. Когда речь идет о таких исследованиях, у нас существует определенная парадигма восприятия - она такая административно-прокурорская», - сказал президент.</p>
<p>Как подчеркнул глава государства, «любого рода отрицательный результат, недостижение каких-то показателей воспринимается как поражение не только индивидуальное, но и зачастую как нарушение государственной дисциплины, влекущее разного рода ответственность, включая уголовную».</p>
<p>«Я считаю, что здесь нужно нашему законодателю, нашей судебной системе научиться реагировать на такого рода вещи гораздо более гибко, чем это было до того. Я вижу в этом юридический аспект», - сказал Дмитрий Медведев.  Он не согласился с мнением предпринимателей, что «венчурный, инновационный бизнес может существовать только за счет государственной поддержки».<br />
«Если это будет так, то это будет порочный круг, и мы никогда в стране нормальный инновационный бизнес не создадим», - считает Дмитрий Медведев.</p>
<p>По его словам, «безусловно, должны быть государственные инвестиционные фонды, но это не может длиться вечно, в результате этих вложений должны возникать абсолютно частные, свободно функционирующие, независимые от государства системы».</p>
<p>Как подчеркнул Дмитрий Медведев, государство должно вкладывать деньги в наиболее актуальные исследования, в наиболее важные программы. Он, в частности, обратил внимание на опыт Стэнфордского университета, где 80% исследовательских программ финансируются государством. «Но это не бизнес, а исследовательские программы. Бизнес - это все-таки абсолютно самостоятельная штука», - подчеркнул глава государства.</p>
<p>Дмитрий Медведев также поручил своей администрации поторопиться с выполнением его поручений по подготовке нормативной базы для развития инновационного бизнеса.</p>
<p>Президент обратил внимание на популяризацию модернизации в обществе.  Он считает интересными идеи создания научных телеканалов, а также использование комиксов для рассказа об инновационном бизнесе и модернизации.</p>
<p>«Ряд коллег, здесь выступая, предлагал создать какие-то новые каналы, включая научные. Я подумаю об этом, тем более некоторые предложения на эту тему существуют, в том числе и ВГТРК», - заявил Дмитрий Медведев. «Так что мы к этому вопросу вернемся в самое ближайшее время», - отметил президент РФ. Он также подчекнул, что «зачастую те, кто хочет получить информацию, сталкиваются с довольно занудными сайтами».</p>
<p>«Идея комиксов в этом плане мне нравится, - сказал Дмитрий Медведев. - Я не уверен, правда, что я смогу свой сайт превратить в сайт комиксов, это будет, наверное, не очень правильно». Он напомнил, что на сайте президента есть часть комиксов, которая посвящена информации о деятельности президента и институтов власти, и которые относятся к так называемому «детскому сайту». «Но это, скорее, такое исключение. А так, это информация довольно скучная, занудная, и она не достигает эффекта. Наверное, здесь нужно подумать над использованием всякого рода новых форм», - подчеркнул Дмитрий Медведев.</p>
<p>Президент также, комментируя выступления, коснулся и темы утечки умов. «С этим можно бороться только одним: создавая нормальные условия для труда и развития», - сказал глава государства. По его словам, «к этому нужно относиться серьезно, но этого не нужно бояться, дергаться, говорить о том, что ну, вот, все, уехали, и конец». «Если мы будем конкурентоспособны, люди вернутся», - сказал Дмитрий Медведев.  «Мы же не можем занавес опустить железный или еще каким-то образом предотвратить утечку мозгов. Невозможно. В нынешнем мире утечки регулярно случаются. То мозги утекают, то документы», - заметил президент РФ.</p>
<p>Что касается самого форума, то накануне, в первый день его работывыступали видные государственные деятели и предприниматели. Так например помощник президента России Аркадий Дворкович заявил, что готовятся поправки в законодательство, призванные стимулировать органы власти на всех уровнях к приобретению инновационной продукции. Речь идет о внесении изменений в федеральный закон № 94 о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, сообщает «Интерфакс».</p>
<p>Помощник президента РФ согласился с замечанием о том, что без внесения изменений в этот закон инновационная продукция, в частности наноразработки, не будут востребованы государством и регионами.  Он также сообщил, что ведется работа с крупными российскими компаниями - как государственными, так и частными - по созданию программ инновационного развития. «Такие программы должны быть сформированы во всех крупных компаниях уже в начале 2011 года», - сказал представитель Кремля.</p>
<p>Со своей стороны участвующий в форуме глава Роснано Анатолий Чубайс сообщил, что корпорация ведет с 11 регионами работу по созданию региональных спросовых программ на нанопродукцию. Одним из ключевых проектов Роснано на сегодня Анатолий Чубайс назвал создание нейтронных генераторов, которые позволяют «зафиксировать весь спектр взрывчатых веществ, весь спектр наркотиков». «Завершается тендер на этот проект на питерском метрополитене, вслед за этим будет тендер для московского метрополитена», - сказал Анатолий Чубайс.</p>
<p>В свою очередь глава группы компаний «Ренова», президент фонда «Сколково» Виктор Вексельберг сообщил, что в рамках форума будут подписаны соглашения с Казанью и Тюменью, предусматривающие реализацию там пилотных проектов по внедрению «умных систем» управления коммунальными сетями и энергосетями.</p>
<p>В рамках форума на III Инновационный конвент собрались молодые изобретатели, авторы лучших инновационных проектов со всей страны, чтобы дать им возможность представить свои разработки потенциальным заказчикам.</p>
<p>Основная цель <a href="http://iconvention.ru/interactive/way">Конвента</a> — содействовать встрече носителей новых идей с инвесторами и заказчиками инновационных продуктов, а также открыть молодежи горизонты развития и поддержать инновационную активность. Наряду со сменой «Инновации и техническое творчество» Форума «Селигер», Конвент является одним из главных мероприятий «Зворыкинского проекта», объединившего уже более 23000 участников.</p>
<p>Важнейшая из задач Третьего  Всероссийского инновационного конвента - 300 заказов на разработку новых технологий, которые получат молодые ученые и изобретатели от крупнейших промышленных предприятий. Также, авторы лучших инновационных проектов в пяти приоритетных направлениях развития экономики России получат путевку в Сколковои станут одними из первых сотрудников этого уникального для России проекта.</p>
<p>В рамках Конвента дан старт Конкурса «Заказ на инновации», который проводится Росмолодежью совместно с ведущими учебными заведениями и научными организациями страны. Схема конкурсного отбора была отработана ведущими западными компаниями: корпорациями формируется и выставляется на открытый конкурс набор проблем, а молодые изобретатели предлагают свои решения. Лучшие из предложенных вариантов покупаются компаниями и внедряются в производство. Конкурс станет площадкой для пополнения кадрового резерва крупнейших российских промышленных предприятий и решения стратегических задач корпораций. Также он даст стимул талантливым молодым людям реализовывать свой потенциал в России.<br />
 <br />
Кульминационным событием Конвента стало подведение итогов Конкурса инновационных проектов и торжественная церемония вручения Зворыкинской премии в присутствии президента России Дмитрия Медведева. По результатам презентаций проектов перед Президиумом Экспертного совета определены восемь лауреатов Зворыкинской премии по трем основным номинациям: «Лучшая инновационная идея», «Лучший инновационный проект», «Лучший инновационный продукт» и по пяти специальным номинациям, соответствующим приоритетным направлениям модернизации российской экономики, обозначенным президентом: Энергоэффективность и ресурсосбережение; Ядерные технологии; Космические технологии и телекоммуникации; Медицинские технологии и фармацевтика;Компьютерные технологии и программы.</p>
<p>Вручая премии победителям, президент России Дмитрий Медведев заявил: «Действительно, нужно совместить нашу креативность с нашими способностями, навыками зарабатывать на этом деньги. Если мы это сделаем, мы будем самой успешной в этом направлении нацией».</p>
<p>«У нас очень творческая нация. Наш многонациональный народ очень креативный. У нас есть другая проблема: мы действительно не умеем на этом зарабатывать деньги. Ну, просто не умеем», - подчеркнул президент РФ. «Раньше считалось постыдным - вот, если ты чего-то придумал, какие деньги? Тебе государство дало возможность что-то придумать, реализовать себя, продемонстрировать, какой ты серьезный специалист. Крутой ученый. А тут еще какие-то деньги собираешься зарабатывать! Стыдно, батенька», - напомнил Дмитрий Медведев.</p>
<p>Поэтому, по его словам, в советские времена все изобретения оформлялись не патентом, как во всем мире, а так называемым авторским свидетельством, когда все права передавались государству.  «А автор, что? Автор получал имя, право на имя так называемое, которое защищалось по закону. Сейчас ситуация другая, но ощущения внутренние остались прежними», - посетовал Дмитрий Медведев.</p>
Комментарии экспертов
<p>Технологические и научные инновации впрямую конечно не зависят от социального и институционального контекста, потому что наука и ее технологические подразделения – это, как правило, замкнутые анклавы людей-профессионалов, людей высшего образования, людей, нацеленных на поиск научной истины и ее приложения. И обычно такую прямую и  непосредственную связь проследить невозможно, но атмосфера, которая существует в обществе в целом, она очень сильно влияет на формирование научной среды.</p>
<p>Поэтому если в обществе отношение к поиску каких-то новых форм организации самого общества не сложилось, если общественное настроение таково, что господствует равнодушие и всем все равно что происходит вокруг, то это косвенным образом сказывается и на инновационном развитии. Потому что научные анклавы – они не существуют изолированно, и господствующее настроение в обществе – оно здесь тоже будет каким-то образом проявляться. Поэтому я думаю, что в целом в обществе должна существовать некая инновационная настроенность, а это значит, что  в обществе должно господствовать неравнодушие к существующим проблемам. Если застарелые проблемы никаким образом не решаются и люди смирились с ними и считают что ничего исправить нельзя, то такая апатия и депрессия влияет и в том числе на научно-технологическую мысль.</p>
<p>Поэтому мне кажется, что если мы хотим действительно создать некие институциональные и социальные условия для ускоренного инновационного роста, то нужно в целом как-то развивать социально-общественную активность, нужно использовать любые возможности - формальные и неформальные, создавать организации, которые бы занимались общественными инновациями, побуждать людей к тому, что проблемы, которые существуют годами и десятилетиями, решались.</p>
<p>Например, проблемы пробок в Москве, чтобы эти проблемы привлекали как можно большее количество людей, чтобы люди предлагали их решение, чтобы не было убежденности, что ничего изменить нельзя. Эта общая атмосфера – она, конечно же, не сразу, но должна будет повлиять на то, что происходит в научной инновационно-технологической среде.</p>
<p>Гарантий никаких нет, потому что научно-технологические инновации – они возможны  только потому, что профессионалы этого дела начинают что-то изобретать, но общая обстановка, общий контекст, общая атмосфера, установка на поиск нового, культ новизны и стремление постоянно искать какие-то улучшения жизни – они могут повлиять на то, что происходит в научной среде.</p>
<p>Инновационный конвент, форум «Россия, вперед!» может стать таким социальным институтом, где собираются неравнодушные люди, происходит обмен идеями и где могут возникнуть самые непредсказуемые результаты за счет того, что люди заряжаются друг от друга когда собираются те, кто действительно мотивирован в этом вопросе, те кто, хочет заниматься инновационной деятельностью. <br />
 </p>
<p>За рубежом постоянно чувствуется спрос на инновации. Конкуренция очень активна среди компаний и любая инновация, которая способна принести прибыль, очень быстро схватывается, используется и приносит материальное благо своим создателям.</p>
<p>Мы пытаемся запустить  противоположную схему – мы хотим, чтобы деньги поступали в эту систему на этапе до появления инновации, а не после. Вот это принципиальная разница – мы думаем о том, как финансировать инновацию, как избирать проекты, как давать деньги и так далее. Этот посыл кажется мне заведомо ошибочным, потому что для того, чтобы инновации стали естественным процессом, необходимо, чтобы постоянно на них имелся спрос. То есть, чтобы инноватор не бегал по кабинетам и выпрашивал денег, а знал,  что если он будет делать что-то стоящее, то это тут же купят и используют. Вот этого пока мы не пытаемся создать и сделать.</p>
<p>Очень простые примеры – берем элементарную инновацию. В Советском Союзе в начале 60-х годов группа экспертов создала очень простую технологию строительства. Если Вы посмотрите на любую стройку, то Вы увидите, что происходит заливка бетоном, то есть делается некая опалубка, туда вставляются железные стержни и дальше заливается бетон. Бетона уходит очень много, прочность остается достаточно средней. Наши специалисты предложили достаточно простую конструкцию – не ставить  штыри и заливать бетон, а сделать трубную конструкцию и заливать бетон внутрь. Соответственно, эта конструкция прочнее приблизительно в 4 раза, чем обычная. Она не может фактически разрушиться за счет давления сверху. При этом средний  расход бетона уменьшается в 2,5 раза – вот это инновация.  Но технология у нас не применяется. Собственно, зачем ее применять.<br />
Если Вы прораб стройки и у вас есть поставщик бетона, то вы будете очень плохим прорабом в этой стране, если не будете получать 5% в карман, а также по паре тонн бетона, поэтому экономить вам его бессмысленно. Серьезные технологии не будут применяться, даже если правительство заново проплатит их новые изобретения, потому что при нашем устройстве очень легко можно получить из бюджета деньги и сдать в виде новой научной разработки то, за что получили деньги 10 лет назад,</p>
<p>Есть второй пример – очень простой и состоит в следующем. Мы строим железные дороги, да, мы  строим очень мало, но при этом постоянно перекладывается огромное количество шпал – они гниют, портятся и так далее. Когда мы строим дорогу на вечной мерзлоте – она стоит около 4 миллиардов долларов, хотя должна стоить около 500 миллионов долларов, потому что грунт укрепляется на несколько метров в глубину. Это катастрофически сложная работа. Что же было предложено в 19997 году одним из московских научных институтов?  – Была предложена элементарная вещь. Она заключается не в том, что есть рельс, к которому крепится бетонная шпала, а есть бетонная плита, в которую вмонтирован рельс.</p>
<p>Эти плиты можно укладывать непосредственно на вечную мерзлоту, она никуда не едет, там эти плиты стягиваются железными тросами в размере четырех плит одновременно. В результате чего дорогу ведет, но она не разрушается. По этой технологии не построен ни один километр, хотя он дешевле, потому что никому это не надо.</p>
<p>Последний пример – когда бурят скважину для добычи нефти, то первые месяцы эксплуатации оттуда выходит очень много серы и очень активных химических элементов, которые разрушают любые помещенные туда устройства. Поэтому, когда делается такая скважина, первая труба загоняется из очень прочной стали. Как правило, срок ее службы  - 3,5 месяца максимум. Вот она и разрушается, ее заменяют, следующие трубы служат уже несколько лет. Только на одну эту операцию тратится 800 000 тонн стали в год. При этом 12 лет назад в Швеции была изобретена технология, которая позволяет делать эти трубы из высокопрочного пластика, который вообще не разъедается. Одна российская компания в 2006 году купила технологию и начала производство этих труб на опытном заводе. Не была куплена ни одну труба,  потому что в каждой нефтяной компании есть отдел закупок, где есть товарищ, который знает у кого, за сколько он закупает это и что сколько берет на себя.</p>
<p>Поэтому в данной ситуации главная проблема не в том, сколько дать денег на инновации. Инновации будут созданы, у нас очень сильные люди, если мы начнем грамотно финансировать инновации, то мы будем финансировать инновации, которые  уйдут все заграницу. В то же время не ставится задача внедрять инновации обязательно у нас. Задача «Сколково», например, состоит в том, чтобы эти инновации создать для начала.</p>
<p> В данном случае задача «Сколково» в том, чтобы люди, которые у нас тысячами уезжают заграницу с хорошим образованием, чтобы они на тех же условиях работали бы у нас. И это правильная задача, а где будет применяться не важно – купят там какую-нибудь новую лампу, которая будет использоваться в Европе, а  будут получать деньги за патент и останутся  в России – я к этому отношусь очень позитивно. Но в любом случае этот процесс у нас не будет нормальным, если он не будет иметь спроса.</p>
<p>Чтобы это стало возможным, на мой взгляд, необходимо некое давление сверху. Я  считаю, что инструментом могла бы быть очень жесткая стандартизация. То есть, если вы устанавливаете в государственном масштабе предельную емкость бетона на квадратный метр площади, то предприниматели волей не волей будут экономить и будут применять технологии более эффективные.</p>
<p>Дмитрий Анатольевич Медведев не скрывает, что модернизация и ее результат - это вопросы жизни и смерти для России, потому что без нового типа экономики - мы никогда не сможем всерьез говорить о себе как о свободном народе. Мы всегда будем зависеть от цены на сырье.</p>
<p>Мы рады приветствовать в этом зале инженеров, ученых, изобретателей, инвесторов. Всех тех, от кого зависит решение этой задачи, от кого зависит будущее России. Всех тех, кто взял на себя смелость в непростое для России время решать практические задачи модернизации нашей экономики.</p>
<p>На форуме мы хотим обсудить новые ориентиры для совместных действий государства, бизнеса и регионов не теряя из виду нашу основную задачу - на территории России должны создаваться новые технологии, продукты, вещи, что-то, не существующее нигде, что потом пригодится всему миру.</p>
<p>В центре внимания участников форума будут ключевые проекты модернизации и инновационного развития страны. Один из них -<br />
инновационный центр Сколково. Третий Всероссийский Инновационный Конвент также в этом году проводится как профессиональное мероприятие ориентированное на подготовку кадрового резерва для Сколково.</p>
<p>При этом главная цель Конвента не изменилась. Мы хотим поощрять инновационную активность молодых людей, вместе с ними добиваться коммерциализации их инновационных проектов. Участники «Зворыкинского проекта» добиваются коммерциализации их инновационных проектов совместно с Росмолодежью. Их лозунг «изобрети и продай». Лучшие инноваторы  не только продают, они становятся лауреатами учрежденной нами Зворыкинской премии. На этом Конвенте<br />
Зворыкинскую премию победителям вручит лично Дмитрий Медведев.</p>
<p>Однако в поощрении молодежи к инновационной деятельности недостаточно только усилий государства. Основными заказчиками инноваций являются крупные компании.</p>
<p>Ни одно крупное состояние в России не нажито путем создания и внедрения новых технологий. У нас нет фордов, у нас нет гейтсов, у нас нет людей которые что-то изобрели и стали на этом миллиардерами. Вот когда в России появятся первые люди, которые что-то изобрели, или нашли изобретателя и сделали уникальный продукт, которого нет ни у кого, тогда, мне кажется, все мы и Дмитрий Анатольевич Медведев смогут сказать: «наша задача решена»</p>
<p>Нам необходимо требовать от крупных компаний запроса на инновации Поэтому для нас в преддверии Конвента важнейшей задачей было получение от корпораций открытых технических задач. Чтобы молодые изобретатели могли работать над тем, что точно нужно, на что есть заказ.  И непосредственно в ходе Конвента крупнейшие промышленные предприятия представят молодым ученым и инноваторам 300 заказов на разработку новых технологий. Это означает, что участники Конвента  и еще тридцать тысяч зарегистрированных в «Зворыкинском проекте» Росмолодежи изобретателей теперь смогут  думать не абстрактно, а будут работать на конкретные задачи, каждая из которых обеспечена деньгами, а значит, получат все возможности для того, чтобы их талант, их потенциал, был реализован именно в России Уверен, вместе мы сможем этого добиться!</p>
<p>Мы год за годом развиваем Зворыкинский проект, который является для нас основной коммуникационной площадкой. Честно говоря, в основном улучшаем количественные показатели, ничего принципиально нового мы не изобрели. За эти годы стало больше проектов, которые получили финансирование. Все участники Зворыкинского проекта в общей сложности получили инвестиции на миллиард рублей.</p>
<p>Появились первые товары, которые стали востребованы, потому что разработка – от изобретения до продажи должна пройти испытание временем. Поэтому нам очень приятно, что разработки участников Зворыкинского проекта уже используются, уже продаются. Программа стажировок, которая у нас была в зачаточном состоянии, обмена с западными ВУЗами. Сейчас, по большому счету, мы наращиваем качество работы Зворыкинского проекта.</p>
<p>Израиль и Япония сейчас соревнуются по количеству инноваций. За успехами этих стран стояли примерно одинаковые технологии получения. Мы знаем, что в течение 80-х, 90-х годов Япония развивала технополисы – это была государственная программа. Прежде чем ее запустить, они изучали наши академгородки, наши закрытые научно-технические и в том числе военно-технические центры, изучали опыт Силиконовой долины США. Японцы запустили собственную программу, причем каждый технополис имел собственную программу развития, имел собственные приоритетные отрасли, которые поддерживались именно в данном технополисе, появлялись бизнес-инкубаторы. Израиль шел по пятам этой тенденции.</p>
<p>Израильское правительство не меньше 300 проектов запускает по этой модели инновационных инкубаторов. Если почитать отчеты об успешности этой программы, получается примерно такая картинка. Из 300 проектов  - 5 оказываются более-менее успешными, из этих 5  - 4 выходят на уровень самоокупаемости, что не только покрывает издержки, но дает какую-то временную прибыль. Но один-два проекта покрывают издержки на финансирование 300 проектов. И это во многом повторяет опыт  венчурных компаний США – когда я интересовался тем алгоритмом, по которому работают венчурные компании выяснилось, что алгоритм – он такой: венчурные компании выбирают лишь направление, в котором ищут эти новые проект и новые  идеи, заранее зная какой процент этих проектов выйдет на окупаемость.</p>
<p>Т.е. можно выбрать 100 проектов со средним финансированием 50 или 100 000 долларов, прекрасно зная, что из них 95% будут пустые инвестиции, которые уйдут в песок. Но остальные 5% принесут вам прибыль, которая с лихвой покроет издержки по всем остальным проектам.</p>
<p>Это дает определенный строй мысли по отношению к тому, как подходить к инновационной деятельности. Неважно, кто будет выступать инвестором – государство ли, частные компании, какие-то смешанные государственно-частные партнерства. Но никто не может на начальном этапе сказать, какая инвестиция реально принесет тот огромный инновационный эффект, который окупит все эти издержки. Значит, нужно делать ставку с огромными плановыми убытками.</p>
<p>Единственное, что останавливает меня от оптимизма и простой рекомендации этой схемы для России, то это действительно российская коррупция, потому что на эти плановые издержки можно списать что угодно.  Но если к этому вопросу отнестись с известной ответственностью, если спрашивать с людей, которые будут отвечать за конкретные действия в рамках этих проектов по их конкретным делам, то я думаю, что наладить дело возможно.</p>
<p>Я думаю, что если для этого нужно менять законодательство, то нужно это делать, но, скорее всего, нужно менять процедурный вопрос. Например, создавать какие-то действующие комиссии, которые бы более ответственно и менее ангажировано подходили к определению перспективных конкурсных проектов, которые отбирают для этого. Возможно, нужно привязать определенным образом и вознаграждение этих комиссий, и и повышенную ответственность к результатам. Но тем не менее нужно понимать, что эти закономерности, по-видимому, имеют глобальный характер. То есть, 5% успешных проектов должны покрывать 95% неуспешных – вот та пропорция, которая работает в мире. <br />
 </p>
<p>Наряду со сменой «Инновации и техническое творчество» Форума «Селигер», Конвент является одним из главных мероприятий «Зворыкинского проекта», объединившего уже более 30000 участников. <br />
<br />
Участниками Конвента в этом году станут более 1000 молодых российских изобретателей, инженеров, предпринимателей, ученых, венчурных специалистов, инновационных менеджеров и инвесторов, а также представители российских и зарубежных компаний,  использующих инновационные разработки. <br />
<br />
Проекты участников прошли отбор в соответствии со строгими критериям Региональных и Окружных конвентов, а многие были представлены инвесторам на форуме «Селигер-2010». Окружные конвенты в этом году были проведены во всех федеральных округах (таким образом, все элементы инновационной системы в России через Зворыкинский проект теперь доступны абсолютно любому молодому человеку). <br />
<br />
Одним из главных событий Конверта станет подведение итогов Конкурса инновационных проектов и торжественная церемония вручения Зворыкинской премии. В этом году по результатам презентаций проектов перед Президиумом Экспертного совета будут определены восемь лауреатов Зворыкинской премии. Три основные номинации: «Лучшая инновационная идея», «Лучший инновационный проект», «Лучший инновационный продукт». <br />
<br />
В 2009 году Дмитрий Медведев определил пять основных направлений модернизации экономики России. В этом году в рамках Конкурса проведен отбор проектов на основании обозначенных президентом направлений, энергоэффективность и ресурсосбережение, Ядерные технологии, Космические технологии и телекоммуникации, Медицинские технологии и фармацевтика, Компьютерные технологии и программы. По этим номинациям также будет вручена «Зворыкинская премия».</p>
<p>Российская венчурная компания ставит перед собой задачу создать инфраструктуру для инновационного рынка, к которому мы относим и Сколково. Для осуществления этих целей у нас создаются специальные инструменты, в частности, с начала будущего года начнет работать инновационный фонд, который будет инвестировать, в том числе,  и в средства массовой информации. Это не только планы, мы уже достаточно много делаем для популяризации инноваций и популяризации науки.</p>
<p>Инновации – это формула, где наука и бизнес играют абсолютно равновесную роль. Причем, можно сказать жестче: если в ближайшее время не появится развитой современной бизнес среды, то сама наука на инновации не повлияет никак. Наука имеет свойство приживаться в комфортных для нее условиях, и даже сейчас Россия продолжает готовить высококвалифицированные, креативные и очень талантливые научные кадры, которые с успехом находят себе применение в других странах.</p>
<p>За рубежом они оказываются, потому что в нашей стране еще не создана среда, которая подхватит эти знания и превратит их в конкретный практический опыт. А вот этим уже может заниматься только эффективный бизнес. Проблема как раз заключается в том, что бизнес, который нужен для инновационного общества, отличается от того, который мы строили. Много лет у нас строился бизнес, ориентированный на крупные сырьевые или какие-то еще компании и, соответственно, даже СМИ привыкли к определенной риторике и масштабу. Сейчас  СМИ рассказывают об инновационной деятельности, если великая с точки зрения инноваций и науки сделка вмещается в сумму, скажем, в 10 миллионов рублей. Бизнес-СМИ даже эта сумма не интересна, и то, из чего потом вырастает многомиллиардный бизнес в поле зрения СМИ не попадает – это довольно большая проблема. И вторая проблема, которой сейчас недостаточно уделяется внимание, с точки зрения СМИ – это формирование того, что сейчас называется инновационное общество.</p>
<p>Инновационное общество – это совершенно особенное общество – это не просто демократическое или научное технологически ориентированное общество, это, прежде всего, общество, где в равной степени представлена готовность к риску, но и в равной степени представлена и готовность к координации доверия. Вообще говоря, российскую инновационную среду в большей степени убивает не отсутствие денег, а отсутствие доверия и умения людей координировано действовать на всех этапах зарождения бизнеса. Тому есть тысячи примеров.<br />
 <br />
Вторая проблема, которой не хватает нашему обществу – это отсутствие стремления к лидерству и при этом навыков конкуренции. Очень сильно общество придавлено серьезным пессимизмом и неверием в свои силы. Если брать инновационную среду, научную среду, то здесь особенно хорошо заметно,  что люди заранее смирились с поражением и, как правило, ищут какой-нибудь простой вариант для применения своего результата. Они не ставят перед собой задачу захватить мир. Если посмотреть на всех крупнейших инновационных лидеров современного мира, то это миссионеры, которые ставят себе задачу не меньше, чем перевернуть мир. Если в обществе нет такой степени амбициозности, то вся его инновационность сведется к тому, что мы все наши мозги и наши кадры будем поставлять в  чужие проекты.</p>
<p>Чтобы как-то это изменить, нужно на самом деле искать новые форматы и новые возможности. Я очень признателен каналу «Россия 24», с которым мы вместе делали проект «Технопарк», который пользуется последнее время большой популярностью у инноваторов. С одной стороны, потому что они становятся героями времени, и попадают на телеэкран – причем рассказывают свои истории достаточно позитивно и подробно. С другой стороны, вокруг этого проекта сформировалась определенная среда профильной специализированной научной инновационной журналистике. Такой определенный коллектив, который мы называем для себя редакцией, который научился снимать истории по инновационным методам, при этом, не нарушая ни инновационности, ни научности – мне кажется это достаточно уместный проект.</p>
<p>Я думаю, что в дальнейшем это нужно тиражировать и развивать. У нас в последнее время запущен еще один формат немножко другого типа с коллегами из телепроекта РБК ТВ. Он немного другого диалогового формата, но я думаю, что скоро таких проектов будет много.</p>
<p>Другой спектр – это журнальный спецпроект, который мы запустили в бизнес-журналах по теме финансов, где мы рассказываем именно о конкретных практических вопросах инновационной деятельности и бизнес-инвестирования.<br />
 <br />
И в заключение, я хочу сказать, какого рода инновационные СМИ нужны инновационному обществу.  России катастрофически не хватает специализированных инновационных СМИ,  к которым, прежде всего, относятся информационно-аналитические и отраслевые порталы. Это те СМИ, в которых подробно, детально стыкуются результаты достижения научной деятельности с результатами практической деятельности.</p>
<p>К сожалению, в России такой информации не хватает катастрофически. Если любой западный исследователь в области фармацевтики подписан на несколько десятков специализированных рассылок, а это и есть те самые специализированные СМИ, то в России таких отраслевых журналов, как правило, единицы.  То же самое можно сказать про формирующуюся среду научно-популярных СМИ. К сожалению, очень большую долю занимает просто пересказ ярких научных достижений, которые произошли на Западе. В то время как современное научное СМИ – это прежде всего аналитика, в которой научный процесс переинтерпретируется в бизнес, он переинтерпретируется в общественную значимость. Главная проблема – это отсутствие профессионалов и навыка этой переинтерпретации. Да, для ученого его результат деятельности – это эффект, это интересное явление, а для общества и для бизнеса – это новый рынок, новая возможность.</p>
<p>В  России, к сожалению, нет такой культуры интерпретации научной деятельности в общественную. Или она очень слабая, и это довольно большая проблема. В этой связи мы готовы поддерживать соответствующие СМИ, и аналогичную деятельность по формированию профессиональной среды, я думаю, что в ближайшее время мы объявим о конкурсе инновационной журналистики, которая также будет формировать определенную культуру. Мне, в целом, кажется, что на данный момент готовность российских СМИ и российского общества к формированию верного понимания процессов – оно есть. Но необходимо проколоть этот пузырь – я думаю, что конечно нужен не один портал, а десятки порталов, они сами сформируются и в конкурентной борьбе выиграют сильнейшие. Вот наша задача, чтобы  этот процесс произошел как можно быстрее.</p>
<p> </p>
<p>К разговору о спросе на инновации мне вспоминается старый советский анекдот: «К секретарю ЦК КПСС приходит иностранец и критикует его: “Почему у вас в магазинах нет черной икры?“ - Секретарь отвечает: “А у нас на нее спроса нет”. “Как спроса нет?”, - удивляется иностранец. “А Вы пойдите в магазин, постойте и посмотрите”, - отвечает ему секретарь ЦК. Иностранец пришел в магазин, посмотрел и действительно – про черную икру никто даже не спрашивает».</p>
<p>Вот, в некотором смысле, у нас с инновациями происходит нечто подобное. Мы всегда очень спешим, мы только два года как начали активно заниматься этой темой и хотим, чтобы у нас сразу все появилось.</p>
<p>Если описать упрощенную схему, то она выглядит так: есть идея, за ней возникает start up, потом – прототип. Кто на рынке купит start up? Никто. А прототип кому нужен? Он, в принципе, мало интересен, и главное, что его, в общем-то, негде довести до ума, ведь для этого нужны большие деньги и нужны те, кто потребителей убедит, что им именно это нужно.</p>
<p>Мы часто смешиваем понятия «инновационный продукт» и «инновационная компания». А между тем, инновационные продукты могут появиться и в совсем не инновационных компаниях. Просто крупная корпорация что-то сделала и внедрила. А инновационные компании – это особый вид бизнеса, такие компании непременно должны появляться в большом количестве и в большом количестве разоряться. И лишь те, которые выживут, смогут стать средними или очень крупными компаниями. А сколько их погибнет, никто не считает.</p>
<p>Между тем, на российском рынке инновационных предложений до сих пор практически нет. Приходится, извините, воровать идеи. У кого-то своровали, сами внедрили, и тихо идем дальше. А  99% российских предложений не имеют никакого практического выхода.</p>
<p>Я не думаю, что остановить отток мозгов за рубеж можно быстро. Но я уверен, что это сделать просто необходимо, независимо от того, сколько времени это займет. Уже сделаны первые позитивные шаги в этом направлении: программы с федеральными исследовательскими университетами и, самое главное, мега-гранты, которые являются, в том числе, механизмом привлечения ведущих ученых из других стран сюда, необязательно наших соотечественников.</p>
<p>Я бы ставил проблему под другим углом. Происходит  интеграция российской науки в глобальную, и наращивается умение играть по международным правилам и сполна обеспечивать уровень компенсаций, уровень жизни, вознаграждения для ведущих ученых, такие же, какие получают ученые в крупных мировых научных центрах. И тогда проблемы по существу не станет.</p>
<p>Если же мы хотим, чтобы поток повернулся в другую сторону, чтобы мозги к нам притекали, а не от нас утекали, то надо сделать, чтобы в России было лучше жить, чем в наиболее сегодня привлекательных для жизни странах. Так, в свое время, Сингапур произвел совершенно революционную программу государственных вложений, поддержки, формирование исследовательских университетов мирового уровня, именно чтобы обеспечить приток ученых из других стран. И добился этой цели. Сейчас большие инвестиции идут в самые неожиданные сферы, как правило, в тех странах, где есть для этого финансовые ресурсы: Например, Объединенные Арабские Эмираты. Уверяю, через десять лет там будут мирового уровня научные центры.</p>
<p>Возврат и приезд ученых - это то дело, где нельзя дать всем сестрам по серьгам, не может быть уравниловки, для хороших ученых или плохих, неважно российские они или зарубежные. Программы поддержки должны быть адресными, ориентированными на по-настоящему крупные мировые умы. «По-настоящему крупных» - это значит признанных в мировом научном сообществе. Это автоматически значит, что большая часть тех, кто у нас называется учеными, ученые в кавычках. На мировом глобальном рынке науки они не ценятся, потому что про них никто не знает. Они будут лишены соответствующего финансирования. Невозможно сделать и то, и другое.</p>
<p>Существуют понятные, общепризнанные механизмы, механизмы выделения грантов по конкурсам, с участием авторитетных международных комиссий, это все давно отработано, это во всем мире работает. Не надо каждый раз изобретать суверенную научную поддержку. Нужно максимально привлекать опыт лучших практик того, как это делается в мире, в развитых странах, развитых юрисдикциях. В этом смысле программа мега-грантов, которую Минобразования сделало, мне показалась очень правильно организованной. Там была международная комиссия, там не было никаких преференций по отношению к тому, проект заявляется русским или не русским, достаточно большой объем  гранта, чтобы он был интересен для ведущих ученых и тому подобное. Если все проекты делать таким образом, то конечно все прекрасно получится. А если распылять средства тонким слоем по всем тысячам университетам, которые у нас есть, нескольким сотням академических институтов в стране, из которых в лучшем случае из каждого десятого может найтись человек с публикацией в международной признанной научной прессе, то толку не будет. <br />
 </p>
<p>Любая значимая идея, как известно, проходит три стадии развития – стадия №1 – это абсолютная бессмыслица, стадия №2 – «ну может быть, в этом что-то есть», стадия №3 – «ну кто же этого не знает». Мы сейчас переместились во вторую стадию.</p>
<p>Сегодня во время обсуждении проектов я увидел минимум три проекта, которые могут реально быть интересны. У нас есть такая железная закономерность: из 10 заявок 9 однозначно умирает, но вот на форуме она была нарушена, выжили три.</p>
<p>Сколково – это площадка. В инновационной экономике такие явления, как площадка для обсуждения с живым разговором самоценна. Вы послушайте, живой разговор на человеческом языке с президентом страны.  Разговор не в режиме «за прошедший квартал наша компания обеспечила выполнение плана…» - не в этом советском стиле, а в нормальном человеческом виде.</p>
<p>Это предельно важно, это само по себе создает здесь новый круг общения, создает новые стимулы и новые мотивации для работы. Вы не представляете, сколько людей сегодня в 3D, в Интернете, по телевизору увидели, услышали, поняли что-то для себя. Не только те 500 человек, которые были здесь, а даже те 5 000 или 5 миллионов, которые видели это сегодня по телетрансляции.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".