Статья
22 Апреля 2010 1:23

Великая огнестрельная революция

Первое отечественное исследование Великой огнестрельной революции XV-XVII вв., перевернувшей не только военное дело, но и всю историю человечества.
Комментарии экспертов
<p>Начну с недостатков работы Пенского. Во-первых, заголовок книги не вполне соответствует ее содержанию. «Великая огнестрельная революция» — это скорее яркое маркетинговое решение, поскольку на деле три четверти книги посвящены описанию судьбы военных систем периферийных стран Европы, включая Россию. Истории очень поучительные и ценные, но все-таки не имеющие прямого отношения непосредственно к революционным изменениям в военном деле. Ведь источником этой революции была исключительно Западная Европа, а весь остальной мир лишь пытался по мере сил копировать новую тактику, новые системы фортификаций, новые подходы к обучению войска. Западной Европе Пенской посвящает первые 122 страницы своего текста, так что монография об «огнестрельной революции» превращается в очерк.</p>
<p>Во-вторых, общеисторическая (не специально военная) эрудиция исследователя Пенского подозрительным образом сводится к цитированию немногочисленных работ по данному периоду европейской истории, которые были опубликованы на русском языке в последние несколько лет — в первую очередь речь идет о монографии Филиппа Контамина «Война в средние века» и блестящего текста Пьера Шоню «Цивилизация классической Европы». Разумеется, все это густо разбавлено Броделем, однако все равно складывается впечатление, что этот аспект работы несколько провисает, ибо дуэтом Контамина и Шоню историография европейского «перехода» <nobr>XV-XVI</nobr> веков отнюдь не исчерпывается.</p>
<p>И последняя мелкая и субъективная придирка, которая касается не столько исследования Пенского, сколько всей нашей научной школы. «Великая огнестрельная революция» написана как диссертация, в ней сохраняется этот косный, сухой язык отечественного кабинетного ученого, который, скажем, по каким-то причинам обязан писать не «Бродель», но «Ф. Бродель», не «Маккиавелли», но «Н. Маккивелли». В результате вместо захватывающего триллера о военной истории и идеологии войны мы получаем текст соискателя Пенского, который хочется не столько читать ночами напролет, сколько отложить на дальнюю полку и, зевая, написать отзыв официального оппонента.</p>
<p>Но, как принято говорить в подобных официальных бумагах, все указанные выше недочеты ни в коей мере не умаляют достоинств работы Пенского. Очерки об истории военных реформ в России, Турции и Речи Посполитой, несомненно, очень хороши, а о первой главе книги («Военная революция в Западной Европе...») вообще хочется говорить совсем другим языком.</p>
<p>Вспомним, как в детстве мы читали книги о мужественных рыцарях, как играли в солдатики эпохи наполеоновский войн (классический «стойкий оловянный солдатик», конечно, родом именно из того периода). Вопрос о том, как рыцари превратились в линейную пехоту, был покрыт мраком. Как случилось, что лихих рубак на поле боя заменила вымуштрованная масса? Вот на этот вопрос и отвечает Пенской. А попутно затрагивает и потрясающую по закрученности сюжета тему: как возникли современные государства.</p>
<p>От знаменитых швейцарских наемников («Нет денег — нет швейцарцев!») автор ведет читателя через рвы и бастионы итальянских систем фортификаций trace italienne к испанским tercio, основе сухопутного могущества империи Филиппа II, а затем к созданной Морицем Оранским армии совершенно нового типа, финальной точкой развития которой в первой половине XVII веке станет войско шведского короля Густава Адольфа.</p>
<p>На этом пути индивидуальная выучка и умение обращаться с оружием значит все меньше, зато все большую роль получают «большие батальоны» и сплоченность, автоматизм тактических единиц на поле боя. Воевать отныне могут лишь самые богатые из феодалов — и так война становится привилегией государства. Государства в свою очередь вынуждены участвовать в постоянной гонке вооружения, содержать армию сверх возможностей своей казны, объявлять банкротство (могущественная имперская Испания делала это с десяток раз на протяжении XVI и XVII веков) и вновь продолжать воевать.</p>
<p>Вам никогда не приходило в голову, кто придумал набирать в солдаты неумелых подростков в возрасте 18 лет? У Пенского есть ответ на этот вопрос. Автором этой гениальной идеи был Мориц Оранский, который был вынужден сражаться против опытных испанских ветеранов за независимость Нидерландов в ходе Восьмидесятилетней войны (как справедливо замечает Пенской, войны, которая фактически не освещена в отечественной историографии, несмотря на ее ключевую роль в становлении современной Европы). Ветераны стоили дорого, и у молодой республики не было на них денег. Тогда и возникла новая армия Нидерландов. Армия, где солдаты лишены своей индивидуальности, где движения и тактические приемы доведены до автоматизма, и где офицеры являются не просто самыми опытными воинами, но воспитателями, мыслящими тактиками. Самым лучшим «расходным материалом» для такой армии стали новобранцы без жизненного опыта, без своей истории и своих привычек. Так над Европой взошла новая эпоха — эпоха, в которой солдаты будут подобно пушечным флотам выстраиваться в линии напротив друг друга и умирать под градом свинца, не покидая строя. Эпоха, в которой начали свое восхождение национальные государства. </p>
<p>Виталий Пенской «Великая огнестрельная революция». М.: Яуза, 2010.</p>
Книгу можно приобрести в магазине "Фаланстер".
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".