Статья
6 Ноября 2014 18:47

Венедиктов может уйти в отставку

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов в беседе с «Лентой.ру» заявил о готовности к отставке.

«Я готов к смерти с момента рождения. А к отставке я готов всегда — это место медом не намазано. Если Михаил Юрьевич как председатель совета директоров хочет отправить меня в отставку, то у него есть для этого рычаги. Только угрожать мне не надо», — заявил главред «Эха».

Кроме того, Венедиктов предложил всем сторонам «засунуть голову в холодильник, остудиться и успокоиться».

Ранее председатель совета директоров холдинга «Газпром-медиа» Михаил Лесин допустил возможность отставки главреда «Эха Москвы», если Венедиктов не согласится на увольнение журналиста Александра Плющева.

Лесин также прокомментировал заявления сотрудников радиостанции в соцсетях о незаконности подобного решения. «Это их право, писать такие вещи в Twitter. На мой взгляд, когда дело касается моральных принципов, на первом месте должны быть они, а не формальные принципы устава. Я на их месте постеснялся бы», — заявил Лесин.

В свою очередь гендиректор станции Екатерина Павлова отметила, что спор о правомерности увольнения Плющева может решить только суд. «Мы готовы к судебному разбирательству по этому вопросу», — подчеркнула она.

Председатель Союза журналистов Москвы, член президентского Совета по правам человека Павел Гусев считает, что вопрос ведущего «Эха Москвы» Александра Плющева в соцсети Twitter выходит за рамки этики. Об этом Гусев заявил радиостанции «Говорит Москва». По его мнению, радиоведущий должен сам подать заявление об уходе, чтобы не подставлять главного редактора. 

«На мой взгляд, то, что говорил Плющев, — неэтично. Я бы отнесся крайне отрицательно, если бы мой журналист такое сделал, — заявил Гусев. — Плющев должен сам подать заявление об уходе, чтобы не подставлять ни редакцию, ни Венедиктова и чтобы не было трудного выбора у собственника, который, кстати, по закону о СМИ может уволить любого сотрудника».

Павел Гусев добавил, что на следующей неделе этот скандал обсудят в президиуме Союза журналистов Москвы в свете этичности выступлений в общедоступных средствах массовой коммуникации.

«Twitter — это не средство массовой информации, это средство массовой коммуникации, но человек всегда должен думать о том, что он там говорит, — сказал Гусев. — Ведь реакция на слова бывает очень непредсказуемой».

Напомним, ведущего «Эха Москвы» Александра Плющева уволили 6 ноября по требованию главного акционера радиостанции — компании «Газпром-медиа» — в связи с «нарушением журналистом всех допустимых морально-этических норм».

Между тем главный редактор радиостанции настоял на том, чтобы Плющев продолжил работу. Как отметил Алексей Венедиктов, приказ об увольнении противоречит уставу станции, согласно которому ни один журналист не может быть уволен без представления и подписи главреда.

Причиной увольнения Плющева стала запись журналиста, опубликованная 5 ноября в его микроблоге Twitter. В ней автор задался вопросом, можно ли считать гибель сына главы кремлевской администрации Сергея Иванова, утонувшего накануне в ОАЭ, доказательством существования высших сил. Позднее журналист удалил сообщение и принес публичные извинения.

Сотрудники радиостанции «Эхо Москвы» неоднократно обвинялись в различных нарушениях. Так, на прошлой неделе Роскомнадзор вынес предупреждение радиостанции «Эхо Москвы» и ее сайту за эфир о боях в донецком аэропорту от 29 октября и его расшифровку, опубликованную на сайте 30 октября.

Алексей Венедиктов в свою очередь расценил это обвинение как «скоординированную атаку» властей на издание.

«Я представляю уровень координации атаки. Более того, я представляю, кто и как, а также в каком кабинете и по какому адресу идут эти обсуждения, как в них принимают участие и некоторые наши коллеги. Плевать глубоко хотел».
Комментарии экспертов
В этой истории с «Эхом» есть два аспекта. Первый - это заметка Плющева, второй – события вокруг «Эха Москвы». Это два абсолютно разных события.

Я считаю, любой человек имеет право высказывать любое мнение. Если это мнение противоречит закону, на него возбуждают уголовное дело. Если это мнение кого-то лично оскорбляет, на него подают в суд. Если это мнение, с точки зрения его коллег из журналистского сообщества, подлое, ему не подают руки, исключают из коллектива и т.д. Правда, я про такие случаи ни разу в нашей стране не слышал.

Заметка Плющева меня лично возмутила. Она безобразна, а чужое горе – не повод для его стеба, высказывания своих ценных мыслей. Меня возмутило то, что у людей в семье произошло горе, а по этому поводу вообще что-то пишут. Семья Иванова – абсолютно частная фигура. Иванов Сергей Борисович – это фигура политическая, государственная. Горе в его семье, его личное горе абсолютно никого, кроме Иванова, его близких друзей и родственников, не касается ни прямо, ни криво. В этом смысле поступок Плющева просто безобразный и абсолютно аморальный.

С другой стороны, естественно, Плющев, как любой человек, имеет право на любой поступок, имеет право в своем личном пространстве, которое не имеет никакого отношения к «Эху Москвы», говорить все, что он считает нужным. Кроме того, Плющев эту запись стер. На этом инцидент можно считать исчерпанным. Что касается «наказания», то, с моей точки зрения, за данное поведение, за данный поступок его не может быть вообще никакого. Повторюсь, он сделал это не на «Эхе Москвы», не в эфире, не на сайте «Эха Москвы», это дело его личной совести. «Эхо Москвы» к этому не имеет никакого отношения. Уголовно наказуемого поступка он не совершил, в любом случае.

Если бы Плющев, к примеру, находясь вне работы, кого-то обокрал, его бы за это с работы уволили, хотя он это сделал не на работе. Если, находясь не на работе, подрался, похулиганил, нарушил Уголовный кодекс, его бы с работы уволили, хотя он это сделал не на работе. Но в данном случае он ничего уголовно наказуемого не совершил.

Вообще вся эта история с «Эхом Москвы» - это, конечно, предлог для наезда на «Эхо Москвы». Предлог найден очень точно. Авторов этого наезда можно поздравить с безупречной работой. Поскольку они поставили Венедиктову «вилку», поставили очень точно и очень грамотно. Если он уволит Плющева, он распишется в своем бессилии, он больше никакой не главный редактор, а вообще непонятно кто. Если же он его не уволит, в таком случае лично он, Венедиктов, становится тем человеком, который лично оскорбил одного из самых влиятельных людей в нашей стране. Нанес ему личную обиду, потому что покрывает человека, который аморально высказался о горе этого человека и его семьи. В шахматах это называется «вилка».

Учитывая общую ситуацию вокруг «Эха Москвы», удар нанесен точно. Другое дело, что в итоге они нашли, как я понимаю, компромиссный вариант, замяли кое-как это дело. У Плющева отобрали пропуск на «Эхо», он не будет туда ходить. И у Венедиктова появляется повод, сохранив лицо, избавиться от Плющева, поскольку Плющев не ходит на работу. Какая-то такая вроде бы гнилая развязка. Лицо Венедиктова сохранено, вместе с тем Плющев фактически уволен.Этот инцидент можно расценивать как удар по «Эху Москвы», удар далеко не смертельный, но очень неприятный.

Если рассматривать эту ситуацию в общем контексте, то это еще один тревожный звонок редакции «Эха Москвы». Тем не менее, команде «Эха» нужно будет существовать дальше. Надо сказать, что если «Эхо Москвы» в нынешнем виде исчезнет, то от этого, конечно, пострадает далеко не только «Эхо Москвы», но и вся наша журналистика, потому что они своей профессиональной работой задают планку всей свободы от цензуры. Если их прикончат, то, соответственно, и планка будет другая.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".