Статья
24 23 Декабря 2008 0:00

Веселые человечки. Культурные герои советского детства

Карлсон и Володя Ульянов впервые вместе под одной обложкой научного сборника.
Комментарии экспертов

Строго говоря, культурные герои нашего советского детства имеют самое прямое отношение к политике. И отношения эти многообразны. Во-первых (позволю себе усомниться в правоте философа Сартра), даже если человек и представляет собой открытый проект, свободный совершать поступки и конструировать себя самостоятельно, он никогда не сможет избавиться от стереотипов или мемов, доставшихся ему в первые годы жизни. И именно советская массовая культура детства создала тот уникальный бульон, в котором варились все нынешние российские политики, а также их электорат, исключая разве что самый молодой.

 

Во-вторых, советская культура детства, вне всякого сомнения, содержала в себе идеологию, причем иногда вплоть до мельчайших деталей отражавшую текущий курс и генеральную линию. Об этом, например, можно судить по трудам главного советского конъюнктурщика Сергея Михалкова, который в своих детских произведениях неизменно поднимал «общественно-политическую проблематику» и неизменно же – в строгом соответствии с официальной точкой зрения властей.

 

Ну и наконец, всем хорошо известно, что та же детская литература, например, в разное время становилась своеобразной отдушиной для советских писателей, уставших от советского государства или вовсе имеющих с ним разные непримиримые стилистические разногласия. Для меня тут самыми харизматическими примерами являются Хармс, Олейников и Введенский, но и в послевоенном поколении литераторов при желании можно обнаружить те же явления.

 

Сборник статей, изданных «Новым литературным обозрением», затрагивает все эти аспекты советского наследия, которое накрепко засело в нас. В сущности, среди споров о советском, попыток лобовой интерпретации событий XX века, обычно теряется главное, подлинное значение обсуждаемых вещей. Перед нами одна из попыток восстановить детали, в которых, как известно, и кроется дьявол.

 

В сборнике с любовью препарируются такие художественные персонажи как доктор Айболит и Буратино, кот Леопольд и Хрюша, Винни-Пух и кот Матроскин, а также, конечно же, Карлсон. Для примера возьмем, однако же, статью Ильи Куклина, посвященную аномальным подробностям творчества детского писателя Носова, автора знаменитого Незнайки.

 

Знаменитую трилогию читали все. И, разумеется, став немного постарше, многие вспоминали вторую и особенно третью части приключений Незнайки как пропагандистские работы, в которых описывается, соответственно, коммунизм и борьба честных граждан с дегенаративным искусством стиляг («Солнечный город), а также звериный оскал капитализма и социалистическая революция («Незнайка на Луне»).

 

Куклин соглашается, что такая интерпретация является наиболее очевидной. Но тут же предъявляет «семантические мины», которые появляются у Носова (который вообще-то в других своих произведениях не был замечен в пропаганде текущей генеральной линии в отличие от того же Михалкова) еще в первой, самой безобидной книге, трилогии.

 

В «Приключениях Незнайки и его друзей» (1954) описано специальное устройство – «бормотограф». Некий бездарный писатель оставляет его в гостях и записывает происходящие там разговоры, чтобы, как комментирует Носов, перенести их в свои романы, сочинять которые естественным образом он не в состоянии. Гости, однако, этот замысел разгадывают и намеренно говорят разную ерунду. Параллели в реальной жизни советского человека комментировать, думается, смысла не имеет.

 

Куклин отнюдь не считает Носова тайным диссидентом. Он настаивает на том, что идеологическая ткань его книг, на которую неизменно обращают внимание взрослые читатели, намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. И далее Куклин находит у Носова скрытые цитаты из Гоголя, Леонида Андреева, Рея Брэдбери и даже из Нового Завета. Вывод в статье такой: «в романах Носова о Незнайке происходило обратное движение по сравнению с  развитием «официальной» советской детской литературы з стихийная  эмансипация сюжета и языка от идеологического и дидактического анализа. Двигателем этой эмансипации становилась тотальная пародийность, превносящая в текст новое эстетическое качество». А дети-то и не знали.

 

И еще о политике – наряду с прочими «веселыми человечками» в сборнике представлен и главный герой советского официального детства – Володя Ульянов.

 

Книга предоставлена магазином "Фаланстер".


© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".