Статья
5 Ноября 2009 0:03

Визит Лаврова на Балканы

Глава МИД РФ Сергей Лавров на переговорах в Боснии и Герцеговине высказался за предоставление  боснийцам большей инициативы в управлении государством.
 

Россия выступает за срочное преобразование аппарата высокого представителя международного сообщества в Боснии и Герцеговине в миссию спецпредставителя ЕС. «Представляется важным и актуальным вопрос о том, чтобы боснийцы взяли судьбу своей страны в свои руки и избавились от внешнего пригляда. Россия выступает за скорейшее преобразование аппарата высокого представителя международного сообщества в Боснии и Герцеговине в миссию спецпредставителя ЕС», - сказал глава МИД РФ Сергей Лавров на пресс-конференции в Сараево по итогам переговоров со своим коллегой из БиГ Свеном Алкалаем.

«Условия для этого необходимые существуют. Осталось решить два вопроса. Убеждены, что эти задачи поддаются решению в ближайшее время», - сказал министр.

«Мы будем готовы поддержать то, вокруг чего будет найден консенсус самих боснийцев. Уверен, что освобождение от внешней опеки позволит Боснии и Герцеговине активнее участвовать в общеевропейских делах, в том числе с учетом российской инициативы о новой архитектуре европейской безопасности», - сказал С.Лавров.

В октябре Босния и Герцеговина заявили о том, что страна вступает в НАТО, недавно она стала членом Совбеза ООН. По этому поводу глава российского МИД сказал: «Решение о вступлении Боснии и Герцеговины в разные структуры должна принимать боснийская сторона, но перед этим надо срочно ликвидировать мандат высокого представителя, так как это является тормозом на пути укрепления боснийской государственности.

В свою очередь глава МИД Боснии и Герцеговины Свен Алкалай подчеркнул, что интеграция в НАТО альтернативы не имеет. Он отметил, что 75% населения поддерживает это решение.

Как заявил накануне представитель российского МИД  А.Нестеренко, в Москве выступают  «за строгое соблюдение Дейтонских принципов государственного устройства Боснии и Герцеговины, ее единство и территориальную целостность, повышение эффективности функционирования центральных общебоснийских органов власти при сохранении определенных основным законом страны статуса и полномочий входящих в БиГ образований - Республики Сербской и Федерации БиГ, - равноправии всех трех государствообразующих народов».

Говоря о двусторонних отношениях, А.Нестеренко отметил, что российские деловые круги, и об этом также будет идти речь на встречах в Сараево, высказывают заинтересованность в осуществлении на взаимовыгодной основе хозяйственной деятельности на всей территории БиГ, включая Федерацию БиГ.
 

По информации Интерфакс.

Комментарии экспертов
<p>В последнее время наблюдается усиление балканского вектора российской дипломатии. Это обусловлено целым комплексом факторов, среди которых важно отметить:  актуализацию энергетической проблематики, выраженную в прокладке газопровода «Южный поток» (здесь отмечу Болгарию, Грецию и Сербию), остроту территориального вопроса (Сербия, Босния и Герцеговина), важность развития туристической отрасли (Черногория, Хорватия). И визит Сергея Лаврова в БиГ – свидетельство того, что тренд на стимулирование данного направления будет сохраняться.</p>
<p>В отношении Боснии и Герцеговины у России есть вполне конкретный интерес – сохранение своих переговорных позиций как гаранта выполнения Дейтонских соглашений от 1995 года. Особую актуальность данный фактор приобрел после признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, что стимулировало в странах ЕС дискуссии о нарушении Москвой норм международного права. Недавний визит Дмитрия Медведева в Сербию и его обещания оказывать помощь Белграду в восстановлении территориальной целостности страны вписываются в данную стратегию, направленную на коррекцию имиджа России в глазах европейских партнеров. Российскому руководству важно продемонстрировать, что решение о признании независимости двух закавказских республик – уникальный случай, не являющийся характерным для внешней политики РФ.</p>
<p>Однако есть и другой аспект, стимулирующий Россию играть более активную роль на Балканах. В настоящее время БиГ, как и другие республики Балканского полуострова (Албания, Черногория, Сербия), активно стремится вписаться в актуальный тренд – интеграцию в Евросоюз. Названные республики обладают статусом, сохраняющим, пусть и теоретически, возможность для их присоединения к Евросоюзу. Речь идет о соглашении о стабилизации и ассоциации, подписание которого сделало все четыре республики потенциальными кандидатами в ЕС. В этих условиях Москве через сохранение политического диалога с Сараево важно добиться продвижения своего подхода по обеспечению стабильности и безопасности в регионе в целом.</p>
<p>Немаловажный момент – энергетическая зависимость Боснии и Герцеговины от поставок энергоносителей из России. Зимой этого года БиГ, как и ряд балканских республик, пострадала в результате сокращения поставок газа транзитом через Украину. И Москва заинтересована в том, чтобы этот неприятный фактор не повлиял на позитивный характер двусторонних отношений. В частности, речь идет о реализации проекта по обслуживанию «Зарубежнефтью» НПЗ в городе Босански-Брод.</p>
<p> </p>
<p>В конце 19 в. – в  начале 20 вв. конкуренция России с великими державами на Балканах: с Австро-Венгрией, Османской империей, с Британией, Францией, приведший к Крымской войне – стоила России огромных потерь.</p>
<p>Но всё это был контекст той политики. Понятно, что современные границы и современные форматы исключают какие-то аналогии между XIX веком или началом XX века и современностью. Понятно, что современные балканские страны станут частью новой европейской империи, которая их пожрёт, поглотит и, условно говоря, всосёт в себя.</p>
<p>Поэтому Россия, выстраивая отношения с балканскими странами, должна думать, прежде всего, о том, что это является форматом отношений с ЕС в целом. Это должна быть стратегическая основа позиции России на Балканах, тем более что те шараханья и те метания, которые были в 90-х годах на Балканах в российской внешней политике, привели к тому, что, с одной стороны, мы восстановили против себя боснийских мусульман (широко разрекламированные добровольцы были на стороне сербских отрядов). С другой стороны, политика Козырева и Черномырдина привела к тому, что сербы считают, что Россия их предала. А уж хорваты к нам никогда хорошо не относились, полагая нас инструментом просербского влияния. Мне кажется, что прагматизм, внятность, отсутствие здесь каких-либо иллюзий здесь может быть основой для российской внешней  политики.</p>
<p>Что касается Боснии и Герцеговины, то это одна из немногих стран, в которой, несмотря на все проблемы, был безвизовый въезд для россиян. Я считаю, что отношения с Боснией и Герцеговиной надо выстраивать, при этом необходимо признать свои ошибки, которые были там в ходе гражданской войны, надо признать ошибкой посылку добровольцев на стороне Сербии, надо всячески устанавливать внятные отношения с боснийскими мусульманами, боснийскими сербами и хорватами, если получится (это в наименьшей степени получится.</p>
<p>Но надо всегда помнить слова великого Константина Леонтьева, которыми он завершает «Византизм и славянство»: «Избавь нас Бог от вмешательства во внутриплеменные разборки балканских славян, ибо они выражаются самим великоросским началом нашей жизни». 90-е годы, как нечто другое, подтвердило мудрость русского консервативного философа.<br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".