Статья
24 Февраля 2009 0:01

Визит президента Таджикистана

<p class="MsoNormal">Состоялся рабочий визит президента Таджикистана Эммомали Рахмона в РФ. В центре внимания – вопросы торгово-экономического, военно-технического и научно-культурного сотрудничества. Цель визита – ускорение реализации договорённостей, достигнутых во время визита в Таджикистан Дмитрия Медведева в августе 2008 года.</p>
<p class="MsoNormal">Дмитрий Медведев и Эммомали Рахмон провели переговоры в резиденции Президента РФ в Завидово. Дмитрий Медведев предложил обсудить весь комплекс интересующих обе стороны вопросов. Перед началом переговоров Эммомали Рахмон  отметил, что товарооборот между Россией и Таджикистаном развивается и достиг уже 1 миллиарда долларов.</p>
<p>По сообщению пресс-секретаря Президента РФ Натальи Тимаковой, главы государств обсудили совместные проекты в гидроэнергетике, сотрудничество в газовой сфере, в том числе по активизации геологоразведки месторождений газа на территории Таджикистана, текущую ситуацию в Афганистане и координацию усилий по содействию урегулированию ситуации в этой стране. По данным СМИ со ссылкой на источники, имеющие отношения к переговорам, обсуждались также темы трудовой миграции и вопросы российско-таджикистанского военного сотрудничества, в том числе связанные с пребыванием в Таджикистане российской военной базы; борьба с международным терроризмом и наркотрафиком. Кроме того, Рахмон и Медведев обсудили вопросы гуманитарного, научного и культурного сотрудничества.</p>
<p>По данным СМИ и экспертов, определённые затруднения во взаимоотношениях между Россией и Таджикистаном создают противоречия между этой страной и Узбекистаном по поводу строительства Рогунской ГЭС – Узбекистан считает этот проект для себя нежелательным по экологическим соображениям.</p>
<p>По окончании переговоров Рахмон и Медведев провели прогулку по резиденции и попробовали свои силы в рыбной ловле.</p>
Комментарии экспертов
<p class="MsoNormal">Энергетические вопросы не являются в российско-таджикистанских взаимоотношениях главными. Конечно, проблемы двусторонних, и если говорить более широко, российско-центральноазиатских отношений включают в себя как очень важную компоненту проблему водного энергетического баланса в Центральной Азии (которая является ключевой проблемой региона). Но ею одной они не исчерпываются. Поэтому ключевыми темами на переговорах Медведева и Рахмона были Афганистан и стратегические отношения между Россией и Таджикистаном. И уже в контексте этих двух тем обсуждались более конкретные вопросы.</p>
<p class="MsoNormal">Было заметно, что последние российско-узбекские переговоры вызвали очень резкую реакцию в Таджикистане. Дело в том, что по проблематике водно-энергетического баланса и по целому комплексу других вопросов противоречия между Таджикистаном и Узбекистаном носят очень серьёзный характер, и отношения между двумя странами крайне напряжённые. Не секрет, что одной из причин выхода Узбекистана из ЕврАзЭС стало то, что организация не смогла выступить в качестве арбитра, стоящего над схваткой в отношениях между центральнозиатскими странами. А эти отношения весьма и весьма непростые. Они непростые между Казахстаном и Узбекистаном, между Киргизией и Казахстаном, между Узбекистаном и Киргизией, между Таджикистаном и Узбекистаном. Там существует масса взаимных обид, противоречий и сложностей.</p>
<p class="MsoNormal">Таким образом, с учётом этой обстановки, выбранный формат (визит за городом, встреча «без галстуков») был оптимален. Он позволил обсудить очень сложные вопросы в спокойной атмосфере, поговорить о них доверительно и без суеты. Далеко не каждые переговоры заканчиваются открытыми публичными заявлениями или подписанием договоров. Гораздо более важны доверительные отношения между президентами. Кроме того, в самом Таджикистане весьма непростая внутриполитическая ситуация, у президента Рахмона есть масса проблем. И для него очень важны хорошие отношения с Россией. Что же касается базы, то первична не судьба базы, а то, гарантом чего она является.</p>
<p class="MsoNormal">В переговорах между Таджикистаном и Россией есть масса нюансов, и нет ничего удивительного, что очень большой объём вопросов решается в текущем режиме. Медведеву и Рахмону было о чём поговорить.</p>
<p class="MsoNormal">Проблемы с Таджикистаном не глобальные, но последние годы руководство Таджикистана, на мой взгляд, просто пользуется мягкой позицией России. Да, есть проблема с финансированием строительства Рогунской ГЭС. Действительно, в своё время Россия обещала вложить в это дело значительные деньги. Но потом, по разным причинам, (возможно, в этом есть и вина России, в первую очередь, российского бизнеса, не торопящегося участвовать в проектах, не приносящих моментальную прибыль) это финансирование в должном объёме не производилось. По большому счёту, стройка Рогунской ГЭС зависла, а эта ГЭС для Таджикистана очень важна и для обеспечения страны электричеством, и для обеспечения граждан работой, и для привлечения инвестиций.</p>
<p class="MsoNormal">Но помимо этого Душанбэ последние годы всё больше и больше поддавался давлению американцев. При этом мне не совсем ясна мотивация таджикского руководства, поскольку никаких особых дивидендов это сближение с Америкой Таджикистану как государству (я не знаю, как Рахмону лично) не принесло. Известно, что Душанбэ в своё время настоял на выводе российских пограничников с границы с Афганистаном в том числе пойдя на уступки американцам. Тем самым была открыта прямая дорога для увеличения потока героина в Среднюю Азию и в Россию. Насколько мне известно, это решение было принято после консультаций с американцами. Между тем, в последние годы эта проблема становится всё более и более тяжёлой и для России, и для центральноазиатских стран. </p>
<p class="MsoNormal">Сейчас Рахмон нашёл какой-то новый повод для обид, но все эти поводы крутятся вокруг той же самой Арагунской ГЭС. И то, что говорил Медведев в Ташкенте, тоже связано именно с этой ГЭС. Для Рахмона это был серьёзный проект. Он, видимо, в какой-то момент рассчитывал на Россию, но по разным причинам этот проект не случился. В том числе он не случился из-за сближения Душанбэ с американцами – непонятно, почему Россия должна вкладывать деньги в Таджикистан, когда Душанбэ фактически ведёт двойную игру. Могут ли американцы этим воспользоваться? Не исключено, что дело к этому и идёт. Видимо, Рахмон приедет в Москву серьёзно торговаться, и предметом торга станет в том числе и возможность перевода американской базы из киргизского Манаса в Таджикистан. В то же время у России есть в Таджикистане военная база (созданная на базе 201-й дивизии) и станция космической связи, которые, несомненно, важны для нашей обороноспособности. </p>
<p class="MsoNormal">Тем не менее, на мой взгляд наша политика в отношении многих постсоветских государств по-прежнему остаётся странной. С одной стороны, мы везде боремся за перевод всех отношений на рыночную основу, за то, чтобы и союзники, и не союзники оплачивали наши ресурсы по мировым ценам. С другой стороны, мы не используем те рычаги воздействия, которые у нас объективно имеются.</p>
<p class="MsoNormal">Скажем, общеизвестно, что в России трудится огромное количество таджикских гастарбайтеров. Но тема гастарбайтеров в России является «священной коровой». Поднимать её ни в коем случае нельзя, иначе можно получить множество обвинений в национализме и фашизме. Мне кажется, это связано с наличием в России лобби национальных диаспор, а также лобби тех, кто на использовании этих мигрантов делает огромные деньги. Кроме того, есть и идеологическое лобби, тесно связанное с первыми двумя, которое до такой степени перегрузило мозги темами национализма, толерантности и многонациональности, что по его представлениям мы все являемся фашистами. В результате вопрос мигрантов, который мог бы быть прекрасным инструментом для влияния на постсоветские страны, вообще не задействуется. Мне кажется, это серьёзная ошибка – так как во все времена и всюду вопрос мигрантов являлся политическим и экономическим инструментом влияния. Россия не должна этим пренебрегать. Разумеется, не нужно нагнетать расистскую истерию, но использовать эти вопросы нужно обязательно.</p>
<p class="MsoNormal">Мигранты - это очень серьёзный инструмент для воздействия на Таджикистан. Рахмон в действительности находится у власти только благодаря тому, что значительная часть таджикских граждан работает в России и пересылает большие деньги из России в Таджикистан, серьёзно поддерживая экономику этой страны. Не менее 50% доходов Таджикистана прямо или косвенно связано с денежными поступлениями от гастарбайтеров из России. Для Таджикистана отсутствие работы внутри страны и необходимость массового экспорта рабочей силы - это серьёзная проблема. Ещё одна проблема – наркотрафик, поскольку граничащий с Афганистаном Таджикистан является основным коридором поступления наркотиков в Россию, а этнические преступные группировки из этой страны являются одними из самых крупных экспортёров героина в Россию. Кроме того, страна находится в состоянии замороженной гражданской войны, и если Москва изменит отношение к Рахмону и одновременно вернёт в Таджикистан значительное количество трудовых мигрантов, эта война может быть разморожена, притом закончится она не в пользу Рахмона.</p>
<p class="MsoNormal">Здесь есть несколько составляющих. Очевидно, что Россия сейчас гораздо более активно начала взаимодействовать со своими коллегами по СНГ, в том числе оказывая им финансовую помощь.</p>
<p class="MsoNormal">Что же касается Таджикистана, то я полагаю, что Рахмон был неприятно удивлён, когда позиция Дмитрия Медведева (в общем-то, достаточно предсказуемая) относительно проектов гидроэнергетики была обнародована во время  его визита в Узбекистан. Мне кажется, что здесь надо было, может быть, более тонко подойти к информационной подготовке этой темы, заранее дать какую-то утечку, сделать какие-то предварительные заявления, чтобы, учитывая весьма напряжённые отношения Узбекистана и Таджикистана, это всё не звучало именно во время узбекского визита. Я думаю, что именно это в значительной степени обусловило эмоциональную реакцию Рахмона.</p>
<p class="MsoNormal">По-видимому, нас сейчас ждёт новый этап соревнования России и США в странах Центральной Азии. Американцы не скрывают, что для них вопрос Афганистана становится одним из ключевых, и сейчас они будут искать варианты компенсации потери базы в Манасе в Киргизии. Поэтому торг может быть по очень широкому кругу вопросов. В том числе, нельзя исключать того, что будут обсуждаться и вопросы пересмотра финансовых отношений по пребыванию базы. Однако это опасно тем, что создаёт крайне неприятный прецедент. Вспомним, что украинская сторона регулярно поднимает вопрос - не слишком ли мало мы платим за базу в Севастополе. Я также не исключаю, что может обсуждаться и вопрос кредитов.</p>
<p class="MsoNormal">Ещё одна тема во взаимоотношениях с Таджикистаном, которая будет обсуждаться – это миграция. Представьте себя то количество граждан Таджикистана, которое сейчас будет вынуждено вернуться обратно и создать на родине дополнительное давление на экономику страны, где и так не очень хорошо с рабочими местами. Одновременно возвращение части гастарбайтеров лишит экономику Таджикистана притока тех средств, которые они туда пересылали. Неизбежность возвращения части мигрантов в связи с финансовым кризисом может создать дополнительную напряжённость в наших отношениях, здесь потребуется искать какой-то выход.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".