Статья
290 12 Октября 2011 13:31

Визит Владимира Путина в Китай

Премьер-министр РФ Владимир Путин встретился в Пекине с главой КНР Ху Цзиньтао и председателем Всекитайского собрания народных представителей У Банго.

Это второй день визита Владимира Путина в Китай. Накануне российский премьер уже встретился со своим китайским коллегой, премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао, по приглашению которого и прибыл в страну.

Отрывая встречу глав правительств обеих стран, Путин сказал: «В политической, в гуманитарной сфере у нас вообще нет никаких проблем. Мы достигли действительно очень высокого, беспрецедентно высокого уровня нашего взаимодействия».

При этом он признал, что в области экономики стороны нередко сталкиваются со сложными вопросами, неизбежными с учетом «огромного объема» российско-китайских отношений. «Что касается торгово-экономических связей, то здесь прагматического характера (вопросы) решаются. Это очень хорошо», - сказал Владимир Путин.

Обращаясь к своему коллеге, Путин добавил: «Кто продает, хочет продать подороже, кто покупает, хочет купить подешевле. Нам с вами всегда удавалось достичь компромисса, который удовлетворял обе стороны».

Премьер-министр России также отметил, что российско-китайский товарооборот по итогам 2011 года превзойдет докризисные показатели и, как минимум, составит рекордные $70 млрд.

Китай является крупнейшим торговым партнером России, недавно оттеснив на второе место Германию.

Владимир Путин выразил уверенность в том, что к 2015 году страны способны довести товарооборот до, по меньшей мере, $100 млрд, а к 2020 году - удвоить эту цифру.

При этом премьер отметил, что «наша цель - в том, чтобы диверсифицировать наше торгово-экономические связи».

Он отметил заинтересованность обеих стран в приоритетном развитии сотрудничества в инновационных отраслях - там, где «у нас есть значительный научный, ресурсный и кадровый потенциал». «Речь идет об освоении космоса, машиностроении, авиапроме, аграрно-промышленном комплексе и, конечно, военно-техническом сотрудничестве», - перечислил Путин.

Уже после переговоров с Вэнь Цзябао Владимир Путин сообщил, что Россия и Китай приближаются к финальной стадии переговоров о поставках российского газа.

«Газпром» и его китайские партнеры уже более пяти лет ведут переговоры о цене поставок российского газа в Китай. Вице-премьер РФ Игорь Сечин, входящий в состав российской делегации, в свою очередь, пояснил, что в течение ближайших двух недель планируется уточнить «дорожную карту», «провести анализ баланса потребления, источники поставок и место "Газпрома" в структуре поставок».

Также, по словам Сечина, удалось урегулировать «нефтяной вопрос». Он отметил, что «вопрос снят с повестки дня» и задолженность за поставки российской нефти «будет погашена в соответствии с документами, которые в ближайшие дни подпишут компании-участники этого сотрудничества».

Кстати, Владимир Путин в интервью китайским СМИ заявил, что характеристику сотрудничества России и Китая нельзя сужать только до поставок газа - партнеры реализуют значительно более широкий спектр совместных проектов, как в традиционных отраслях, так и в области новых технологий.

«Я не считаю, что сфера газового взаимодействия для нас является ключевой. У нас разностороннее сотрудничество, и оно все больше и больше диверсифицируется. Думаю, что приоритетом для нас должно быть сотрудничество в высокотехнологичных сферах, а не только в традиционных. Не только в машиностроении, но и в авиастроении, есть и другие сферы: нанотехнологии, биотехнологии, информационные технологии, медицина», - сказал российский премьер.

«Палитра наших взаимоотношений в экономике очень разнообразна и очень разнопрофильна. Но конечно газовое сотрудничество может быть очень масштабным. Мы будем стремиться к достижению приемлемых для обеих сторон компромиссов», - подытожил Путин.

Напомним, что в первый день визита Владимира Путина был подписан ряд документов, в том числе в области сельского хозяйства, межправительственный меморандум о сотрудничестве в области модернизации экономики, а также меморандум о создании российско-китайского инвестиционного фонда объемом $3-4 млрд.

Комментарии экспертов

Прошедшие в Пекине переговоры можно только приветствовать. Достигнутые договоренности являются определенным продвижением в деле углубления взаимодействия в экономической сфере между двумя крупными, если не сказать крупнейшими державами континента.



Динамика отношений, выраженная в цифрах, растет из года в год. Другое дело, что печальным остается тот факт, что в качественном отношении ситуация меняется очень мало. К сожалению, роли во взаимоотношениях между нашей страной и Китаем существенно изменились по сравнению с той ситуацией, которая существовала 20-30 лет назад.



На сегодняшний день именно Россия выступает в качестве младшего экономического партнера по отношению к Китаю, а не наоборот. Достаточно указать на тот факт, что Китай поставляет нам продукцию перерабатывающих отраслей, включая сложную машинно-техническую продукцию. А Россия в Китай экспортирует исключительно сырье и энергоресурсы. Более того, даже в этих отношениях Россия на протяжении нескольких лет не могла на своих позициях осуществлять поставки энергоресурсов. Мы знаем, что принципиальное согласие на поставку газа в Китай был достигнут очень давно. Однако из года в год мы видим, что практически никакого продвижения в этом вопросе нет, поскольку Китай настаивает на существенно низкой цене.



И сейчас, когда сообщается о том, что договоренность в этой области достигнута, мы не знаем деталей. Полагаю, если бы были приняты российские условия, то мы уже включили бы на мощность все фанфары. Но они молчат. На мой взгляд, ситуация не изменилась: мы продолжаем оставаться поставщиком ресурсов, причем на тех условиях, которые в большой мере продиктованы Китаем.



Что касается вопроса политического взаимодействия, то я думаю, что здесь возможностей для взаимодействия много. Китай заинтересован в большей самостоятельности во влиянии на процессы не только в Азии, но и в глобальных масштабах. И я думаю, что такие организации, как ШОС или БРИКС, во многом инициируются самим Китаем, поскольку позволяют ему, опершись на значительные силы в лице России и других региональных держав, отстаивать какие-то собственные геополитические векторы. Остается открытым вопрос, как Россия будет пользоваться этими раскладами, и до какой степени мы будем выступать равноправным партнером в этих отношениях.



Мы прекрасно знаем, что для России основной вектор направления – это Европа. При этом, конечно, у России в нынешних условиях другой возможности, кроме как выстраивать гибкую линию взаимодействия с сильными партнерами как на Востоке, так и на Западе, все равно не существует.



Поэтому я думаю, что в целом следует оценивать состоявшиеся переговоры с Пекином сугубо положительно. И только остается выразить некоторое пожелание, чтобы в рамках этих переговоров удавалось продвинуть сотрудничество на более высокий уровень, связанный с модернизацией.



Мы знаем, что определенные рамочные соглашения с Китаем по этому вопросу в рамках текущего визита подписаны. Даже создается совместный инвестиционный фонд. Можно рассчитывать на то, что будут дальнейшие подвижки конкретного характера в рамках инвестиций Китая в Россию.



Думаю, что в этом смысле проще и лучше опираться на опыт самого Китая и приглашать сюда не просто любые китайские инвестиции, а четко просчитать приоритеты и выстроить, таким образом, условия для приема этого китайского капитала, чтобы он шел именно в те отрасли, в которых мы реально заинтересованы.

Достижение договоренностей по газу с Китаем – важный вопрос. На самом деле, переговорная позиция Китая на данный момент сильнее, потому доля потребления газа там не так велика. Она будет расти, но ситуация в Китае с голубым топливом все равно не критична. К тому же, Китай уже получает газ из Казахстана. Одним словом, он не готов платить европейскую цену за газ.



Дело усугубляется тем, что газовые позиции России в Европе несколько осложняются. Сейчас Москва хочет показать всем европейским партнерам, что ей есть куда диверсифицировать рынок поставок. Китай эту заинтересованность прекрасно понимает. Поэтому я опасаюсь того, что те договоренности, о которых мы слышим, могут быть достигнуты ценой определенных уступок. Вполне закономерно, что их условия не разглашаются.



Тем не менее, есть и хорошие стороны в повестке экономического взаимодействия. Это, прежде всего, создание совместного инвестиционного фонда, который будет работать, прежде всего, в России. Пусть даже там китайского капитала больше, он (по крайней мере, как это декларируется) ориентирован преимущественно на инвестиции в России и странах СНГ. Вероятнее всего, в работе фонда будет сделан акцент на энергетический и транспортный секторы, как больше всего интересующие китайцев.



Если говорить о тандеме, более глубоком сотрудничестве Китая и России, лучшее, на что мы можем рассчитывать, - это некое инвестиционное союзничество.



Заработал наш фонд прямых инвестиций. В принципе, можно говорить о каких-то совместных масштабных инфраструктурных. Здесь есть место для шага вперед. А на что-то большее в смысле экономического взаимодействия я бы пока не рассчитывал. Особый оптимизм от роста товарооборота тоже не нужен. Он выражает во многом схему «сырье в обмен на ширпотреб». К тому же, промышленные товары с большей добавленной стоимостью Китай начинает производить самостоятельно, и в том числе поставлять их на наш рынок. Но перспективы совместных инвестиций все же существует.



Плюс, конечно, надо отметить политическое сотрудничество. Китай тоже не в восторге от американской ПРО, от арабских революций. К тому же, сотрудничество по международно-политической повестке существует достаточно давно, еще с 1990-х годов.



Однако хочу отметить, что у нас с Китаем возможны ситуативные коалиции и точки соприкосновения, но говорить о союзнических отношениях в международной политике я бы не стал. Это просто не соответствует китайской линии поведения. У Китая нет союзников. У него есть сателлиты. Мы - не на той стадии, чтобы согласиться с условиями Китая. Поэтому, добрососедские отношения - да, совместные позиции по каким-то вопросам – да, но союзничество – вряд ли.

КомментарийКомментарий ЧМ-2018 не влияет на негатив вокруг пенсионной реформы политологОлег Игнатов В то время, когда в России проходит ЧМ-2018, правительством инициирован ряд обреченных на непопулярность законопроектов и мер — повышение цен на услуги ЖКХ, пенсионная реформа, рост НДС. Возможные выплески общественного негатива после окончания футбольного мундиаля «Актуальные комментарии» обсудили с заместителем директора Центра политической конъюнктуры Олегом Игнатовым. — Я не вижу высокую концентрацию негатива. Есть тема пенсионной реформы, есть тема повышения НДС. Что касается темы повышения услуг ЖКХ, то это плановое мероприятие — и там не очень большой рост, он совпадает с инфляцией или чуть-чуть ее превышает. Необходимо пройти момент с пенсионной реформой, посмотреть, как будет развиваться обсуждение, удастся ли правительству эту ситуацию выровнять в свою пользу и найти аргументы в пользу своей позиции. Пока мы видим, что митинги против пенсионной реформы проходят, ранее были митинги по поводу роста цен на бензин, но всплеска большой активности мы не видим. Максимум — несколько сотен человек было. Митинги в регионах проходят почти постоянно, но количество участников довольно малочисленно, говорить о вспышке массовой активности пока еще рано. Цены на бензин правительству удалось ненамного снизить — либо они остановились, либо пошли вниз. В целом, ситуацию удалось вывести в позитивное русло и купировать недовольство за счет мер, которые были приняты правительством.  По пенсионной реформе: можно ожидать митинги, на них придут люди, но я не думаю, что будет очень высокая явка, потому что основная опасность заключалась бы в случае объединения всей оппозиции — и парламентской, и непарламентской. Пока оппозиция действует разрозненно — в некоторых регионах они пытались проводить митинги с профсоюзами, там участвовали и партии, но пока явка невысокая. Ключевым показателем здесь я бы выделил регионы, но активность в регионах невысока. Мне кажется, то ресурс непопулярных решений пока исчерпан — нужно разобраться с теми проблемами, которые есть. Это цены на бензин и пенсионная реформа с НДС. Будет ли всплеск негатива после окончания ЧМ? Вы видели, что рейтинги упали как раз во время чемпионата мира. Это означает, что люди все равно обращают внимание на решения, которые не вызывают у них позитивные эмоции. Я не думаю, что чемпионат мира играет какую-то роль. Он играет в позитивном направлении — если сборная пройдет дальше, то это сможет привести к тому, что население немного отвлечется от тех негативных тем, которые присутствуют в информационном поле. Но если ничего не произойдет, и сборная вылетит — это никак ни на что не повлияет. Я не думаю, что чемпионат мира позволяет компенсировать негативные эмоции, связанные с пенсионной реформы. 26 Июня 2018 Главное
Война за воду
 Война за воду Как вода становится главным ресурсом.
КомментарийКомментарий ЕС не будет кардинально менять миграционную политику политологГлеб Кузнецов
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".