Сказано
28 Ноября 2008 20:47

Владислав Сурков, первый замглавы Администрации Президента РФ

<p>Основной задачей государства в период спада должно стать сохранение среднего класса, заявил в пятницу первый заместитель главы администрации президента РФ Владислав Сурков, выступая на форуме «Стратегия 2020»:</p>
<p>"Главным достижением первых лет ХХI стало появление и становление в России массового, достаточно обширного среднего класса. И не просто появление и становление, но и выход на историческую сцену. Средний класс фактически обрел социальную гегемонию и политическую власть. Если 80-е были временем интеллигенции, 90-е десятилетием олигархов, то нулевые можно считать эпохой среднего класса. </p>
<p align="justify">Собственники обычного жилья, скромных автомобилей, небольших компаний. Врачи, преподаватели и офицеры. Квалифицированные рабочие. Сельские специалисты. Государственные служащие. Офисные работники. Их настроения, пристрастия, тревоги и надежды определили лицо эпохи. Их интересы стали целью политики последних лет. Их трудом, их знаниями и энергией обеспечены экономический рост, общественная стабильность, военные победы. Их деятельный патриотизм, политические, эстетические и ценностные предпочтения именно этих людей формируют современную культуру России, наш образ жизни, нашу демократию. Они соль земли. Золотая середина, сердцевина общества. Им Россия обязана своими успехами. </p>
<p align="justify">Поэтому основной задачей государства в период спада должно стать сохранение среднего класса. Защита среднего класса от идущей с Запада волны «оскудения» и растерянности. Замедление экономики требует от государства решительных шагов навстречу середняку. Спасти гегемона. Помочь среднему классу пережить следующий год без серьезного ущерба. Поддержать уровень занятости и потребления. </p>
<p align="justify">Безусловно, бомжи и миллиардеры, и представители других маргинальных групп и меньшинств – тоже наши граждане. Государство, конечно, помнит о них. Но первейшая забота сегодня – средний класс. Потому что российское государство – это его государство. И российская демократия – его. И будущее у них общее. </p>
<p align="justify">Бедолагам, назанимавшим миллиарды долларов на покупку дутых активов, экстренная помощь уже оказана. Тем, кто занимал тысячи рублей на холодильник, квартиру, образование, на потребление, короче говоря, на жизнь – пока нет. Рабочим, офис-менеджерам, малому бизнесу, всем этим, по-обамовски выражаясь, молчаливым героям пока не помог никто (исключение – важнейшее решение по гарантии личных вкладов). Им – пока – только взвинтили неподъемную ставку по ипотеке. Потребовали – пока – досрочного погашения займа на машину. Перевели на неполную рабочую неделю. И, кажется, собираются уволить. Или уже уволили. </p>
<p align="justify">Нужно позаботиться о них. Россия – их страна. Медведев и Путин – их лидеры. И они их в обиду не дадут".</p>
Комментарии экспертов
<p>Если мерить по критериям покупательной способности, то пока ничего с нашим средним классом не произошло. По ноябрьским данным, порядка 16 процентов россиян можно отнести к среднему классу. Такими являются люди, которые отвечают на вопрос "Что Вы можете себе позволить в материальном плане?" так: "Мы можем себе позволить все, что угодно, кроме дорогих вещей - машины, квартиры, дачи". То есть, у них нет наличных денег для того, чтобы купить один из трех этих дорогостоящих предметов. Так что, среднего класса в стране - примерно 15 процентов.<br>
<br>
Кроме собственно среднего класса, есть еще люди, которые к нему напрямую не относятся, но стремятся ему соответствовать. Мы его называем "срединный слой". Таковым - порядка 45 процентов. Это - те, которые на тот же самый вопрос отвечают следующим образом: "Мы можем себя нормально прокормить, приобрести нормальную одежду, но на покупку крупной бытовой техники денег не хватит".<br>
<br>
Вероятно, кризис затронул именно те 15 процентов россиян, которые могли позволить себе купить и машину, и дачу, и квартиру, но не сразу, а поднакопив или взяв кредит.</p>
<p>Я хотел бы высказать свою точку зрения на очень актуальную проблему формирования, развития среднего класса, так как мы точно знаем, что абсолютное большинство людей, которые живут полноценной жизнью, которые получили возможность самореализации, самовыражения в последние годы, являются нашими сторонниками, поддерживают нас и голосуют за нас. Чтобы не политизировать сегодняшний круглый стол… я считаю, что определение среднего класса, безусловно, соприкасается с полноценностью жизни – что человек, что семья может себе позволить. Ходить в театр, в кино, заниматься спортом, обеспечить себя жильём, другими необходимыми материальными благами, иметь гражданскую позицию, её выражать, иметь возможность участвовать в различных общественных организациях, союзах, находиться в социуме, обмениваться мнениями. Я считаю, что, конечно, достаток определяет дальнейшее развитие среднего класса. Десять лет назад наш круглый стол был бы неактуален – было очень-очень много бедных и была горстка богатых людей, поэтому наша секция была бы, наверное, не замечена или выглядела чудаковатой.  </p>
<p>Я вчера вернулся из республики Карелия, где был в городе Кондопога и посетил крупнейшее предприятие – это целлюлозно-бумажный комбинат, на котором работает 8 тысяч человек. Пришёл я вчера перед сменой в курилку и разговаривал с людьми – как они живут, чем они живут, коснулись ли те проблемы, с которыми мы столкнулись и нам предстоит столкнуться, что они себе могут позволить, какие интересы у жителей этого небольшого города? У них за последние 3 года построено современное спортивное сооружение, современнейший органный зал, дом искусств, центр молодёжи, и все эти заведения мы вчера имели возможность посетить и там разговаривать с людьми. Люди, которые работают на комбинате операторами, бригадирами, мастерами могут себе позволить потребительское кредитование, приобрести себе бытовую технику. Те, кто получает заработную плату повыше, на вторичном рынке покупает себе жильё, автомобили, и, могу сказать, это им очень нравится и они очень этим дорожат. И руководство завода пользуется там огромным доверием. И на вопрос «не боитесь ли вы, что вдруг вас куда-то сократят?» они отвечают, что завод работает, наш комбинат надёжный и мы уверены, что о каждом из нас позаботятся. Директор завода понимает, вместе с тем, насколько важно в этих тяжелейших условиях сегодня и получить поддержку, и выжить. 80% продукции комбината идёт на экспорт. И сегодня спрос упал. Сегодня действительно ряд проблем – с ликвидностью, с возможностью перекредитования, финансирования. К сожалению, государство, регион, банки его не слышат, ему не помогают, а ему как воздух нужен этот миллиард рублей на 2-3 года не под безумный процент, а, может быть, пять, шесть, десять процентов. Для того чтобы продержаться в это сложное время, ему кто-то должен подставить плечо.  </p>
<p>И таких градообразующих предприятий у нас, представим себе, тысяча, две или полторы (я, признаться, не знаю статистики), и ключевая идея сегодня – оказать максимальную поддержку этому реальному сектору экономики, иначе через месяц-два (максимум полгода) наша дискуссия может вновь стать неактуальной. Я считаю, что для того, чтобы средний класс приумножался, формировался и действительно была более чёткая идентификация мы должны совершить в этих нелёгких условиях совершенно уникальный, амбициозный, но, вместе с тем, необходимый нам прорыв, ведь кризис, который бесцеремонно ворвался, больше в наших головах. Его сегодня нет на всех предприятиях. Да, кто-то столкнулся, но очень многие ещё не столкнулись с кризисом, но ожидают.  </p>
<p>На мой взгляд, сегодня мы имеем возможность построить сверхсовременную, сверхбезопасную и сверхкомфортную жизнь в стране, как в своё время в конце XIX века был реализован очень амбициозный проект по строительству Транссиба. Он изменил жизнь страны, этот великий восточный путь (по-моему, так называлось). За 30 лет была построена трасса протяжённостью 9000 километров. До сих пор это рекорд. И это дало мощнейший импульс развитию экономики. Там был и средний, и малый бизнес (я уверен), и вовлечённость людей, а, значит, достаток. А если достаток – значит, возможность жить полноценной жизнью. Я считаю, что сегодня именно с таким подходом вот такую мечту (мечту реальную, к которой можно даже прикоснуться) мы все должны в себе носить, а не сидеть и чесать затылок: «Коснётся – не коснётся. Что там у нас в Америке – индекс поднялся или упал?» Это всё ерунда полная, это стереотип. Мы постоянно с оглядкой на Германию или Францию живём (или на другие развитые страны) живём – а как там у них, они в рестораны ходят? Да неважно, ходят они или нет. У нас все металлургические компании должны работать на внутренний спрос. Если только один скоростной западный диаметр мы с вами начнём строить, там болтов и шурупов нужно столько, что вся металлургическая промышленность будет занята.  </p>
<p>Если говорить о доступном жилье, о жилье как таковом… если в Америке и во Франции это избыток, то у нас-то какие проблемы? Развивай инфраструктуру, строй новые микрорайоны. Спрос на это будет, и я считаю, что банки должны активно поддерживать потребительское кредитование, должны его даже стимулировать, потому что это залог и их процветания. А когда сегодня выдаётся небольшому количеству компаний краткосрочный кредит на месяц, два или три, даже те, кто его получает под 20%, просто в шоке – они не знают, что с ним делать. Что с ним делать, с этим трёхмесячным кредитом? Поэтому если мы это поймём, если нам всем это удастся (прежде всего, власти), если во главе будут люди, которым мы доверяем, люди дерзкие, успешные, то я точно знаю, что это может служить нашему дальнейшему успеху. </p>
<p>О среднем классе идет очень много споров. Существует много определений среднего класса. И если поставить себе цель искать здесь истину, то мы явно запутаемся и, наверное, из этого мало, что выйдет конкретного. Мы для себя всё-таки дали такое определение. Средним классом можно назвать социальную группу, обладающую набором таких характеристик, как определённый уровень профессионального образования, квалификации, относительная удовлетворённость статусом, умеренный политический консерватизм, заинтересованность в поддержании социального порядка и устойчивости, субъективная идентификации себя со средним классом, общий культурный уровень. Вот, наверное, так. Я думаю, что многих сидящих здесь вполне устроила такая формулировка. В развитом обществе средний класс составляют в основном предприниматели, интеллигенция, служащие, представители творческих профессий, высококвалифицированные рабочие. Но понятно, что средний класс неоднороден, в разных обществах он разный, но всё-таки авангард среднего класса – это малый и средний бизнес. Это доказывается многими мировыми экспертами.</p>
<p>Что такое сегодня в России средний класс? По разным оценкам это: 54% - работники госсектора и лишь 35% - частного сектора, куда и входит малый и средний бизнес. Мы часто с разных трибун говорим о том, что между богатыми и бедными – пропасть. Как раз вот этот разрыв между бедными и богатыми занимает средний класс. Понятно, что средний класс в сложные времена, в период экономического кризиса (потому что мировая рыночная экономика всегда развивалась по синусоиде) – конечно, своеобразный буфер, который не позволяет раскачивать лодку, помогает сохранить стабильность в обществе.</p>
<p>Я совсем недавно побывал на очень интересном мероприятии в Организации экономического сотрудничества и развития (пожалуй, самой авторитетной экономической организации мира), где как раз и обсуждались возможности и степени глубины экономики разных стран кризиса. Так вот вывод мировых экспертов заключался в следующем – та страна, которая имеет наиболее развитий малый и средний бизнес, с наибольшей степенью диверсификации легче воспримет кризисные явления.</p>
<p>Что сегодня представляет собой малый бизнес России? К сожалению, это только примерно 15% ВВП, его структура – примитивнейшая, 70% субъектов малого бизнеса (если взять индивидуальных предпринимателей и юридические лица с числом работающих до ста человек) – это примитивная рыночная торговля. Степень диверсификации крайне низкая: 12-13% - это промышленность, производство, приблизительно столько же – строительство. Здравоохранение и социальные услуги – примерно 2%, что чрезвычайно мало для такой страны, как Россия – это всего где-то примерно тридцать (наверное) тысяч субъектов предпринимательства. Для сравнения скажу, что в США – около двух с половиной миллионов работает в сфере здравоохранения, социальных услуг, малых предпринимателей. И, конечно же, показатель развитости – это то, сколько малых предпринимателей работает в секторе высоких технологий (фактически в инновационном секторе). Здесь вообще у нас ситуация крайне бедная – 1% приблизительно. И тому есть много объяснений. К сожалению, несмотря на менталитет, образованность, мы находимся в тисках и не можем дать возможность способностям наших граждан проявиться.</p>
<p>Мешают, конечно, малому бизнесу пресловутые административные барьеры, и хотя сейчас есть некий тренд к их уменьшению… совсем недавно он был 10% от выручки – малый бизнес платил за преодоление административных барьеров. Фактически из-за несовершенства законодательства огромное количество паразитирующих административных структур кормятся на малом бизнесе. Сегодня этот показатель составил 6% - наверное, благодаря тому, что некоторые меры административного характера, административные реформы, сокращение функций министерств и ведомств, сокращение лицензирования всё-таки имеют место к оптимизации. Но всё равно это не предел. Для сравнения скажу, что в Германии – около 3% от чистой прибыли. Совершенно другие порядки.</p>
<p>Малый бизнес, к сожалению, не взаимодействует с крупными компаниями. Только, наверное, в нашей стране нет явных признаков субконфронтации, аутсорсинга, когда малые предприятия вписываются в технологические цепочки крупных предприятий и тем самым в ходе конкуренции за заказ, за подряд уменьшают свою себестоимость, стремясь к оптимизации, повышению производительности труда и повышают качество. Вот из таких факторов и складывается конкурентоспособность конечной продукции. У нас всё стараются делать за забором одного предприятия, и это продолжается.</p>
<p>Как можно помочь? Конечно, должна быть отсрочка платежа по налогам за восьмой год для малых предпринимателей и каникулы по налогам за следующий год. Выпадающие доходы здесь оценены нами на уровне 130-140 миллиардов рублей. 90% малых предпринимателей работают на упрощённой системе налогообложения. И те 15%, о которых говорил Владимир Путин на съезде… что из этих 15% базовая ставка, которую платит малый предприниматель, – разница между доходами и расходами – может уменьшиться до 5%. Но Владимир Владимирович сказал о том, что это даётся на откуп субъектам РФ – это их налог. Но у нас есть большие сомнения, что субъекты в голодный период дадут возможность малому бизнесу подышать. Поэтому мы считаем, что если уж помогать малому бизнесу сегодня, то нужно сделать равнодоступность государственной помощи через створы финансовых вливаний. Вот сейчас дали малому бизнесу 30 миллиардов через Российский банк развития («дочку» Внешэкономбанка), но пока это спустится через 80-100 уполномоченных банков, пока это дойдёт, ставка вырастет, в условиях дефицита ликвидности сейчас будет масса прилипал и масса желающих покормиться здесь.</p>
<p>Второй спор – это увеличение в два с лишним раза целевой федеральной программы, которая идёт на создание залоговых фондов по кредитам, фондов прямых инвестиций, фондов стартующим предпринимателям. Это десяти с половиной миллиардов, плюс столько же субъекты платят. Но это тоже мало. Поэтому мы считаем, что если такие налоговые каникулы объявить, почувствует каждый без исключения предприниматель. Вот за что мы ратуем. И тогда всё будет предельно понятно.</p>
<p>Что ещё мы считаем? Да, рыночная торговля – это архаизм, но, тем не менее, сегодня не время закрывать рынки. И мы считаем, что нужно всегда все формы мелкой розничной торговли… конечно, закрытие таких форм… мораторий объявить. Уже кое-что сделано. Юрий Михайлович Лужков в Москве это уже объявил. Мы считаем, государство может подать сигнал рынку и сократить вдвое, на наш взгляд, арендные ставки. Мы считаем, что сейчас необходимо делать тотальную ревизию всех помещений (огромное количество пустующих помещений – в руках государства, федеральной собственности, муниципалитетов, субъектов) и максимально отдать по льготным ценам малому бизнесу. Тогда будет рождаться класс производителей, а не, в основном, торговцев. Тогда мы можем перестроиться, потому что малый бизнес наиболее адаптирован, он очень быстро будет впитывать и чувствовать конъюнктуру. Металлургический завод очень сложно переоборудовать, перестроить во мгновение, а малое предприятие, поверьте, в условиях сегодняшней интернационализации того же малого бизнеса очень быстро выйдет и на зарубежные рынки, скооперируется, привезёт технологии и начнёт производить то, что востребовано обществом.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".