Статья
84 8 Мая 2009 8:34

Война у ворот

Когда в начале 90-х хмурые парни выходили из своих наспех оборудованных в подвалах качалок, их ждала пустая, ничья страна с огромными пространствами необжитых активов. Сегодня ситуация отличается разительно.

Комментарии представителей правоохранительных органов о том, что в Москве может начаться новая криминальная война, могут оказаться и «перестраховкой» (мало ли людей в «Мерседесах» расстреляли и безо всяких войн), а могут быть и признанием факта, который просто стало трудно скрывать.

И если верна вторая версия, то нас ждет гораздо более жестокий передел собственности, чем оставшаяся теперь только в учебниках истории «эпоха первоначального накопления капитала».

К началу 90-х можно относиться по-разному: можно ненавидеть их, как коммунисты, или боготворить, как вышедшие на пенсию пиарщики; но невозможно не признать, что вся нынешняя российская система взаимоотношений между «хозяйствующими субъектами» была оформлена именно тогда. Тогда началась коррупция верхушки правоохранительных органов, которые в конце десятилетия кое-где даже «отжали» бандитов, выдавив их на периферию бизнеса.

«Нулевые» стали временем оформления криминальной и околокриминальной системы в небесспорный, но работающий механизм сдерживания: «силовики», милиция, этнические группировки, ОПГ и ФПГ имели друг к другу множество претензий, но нейтрализовать друг друга не могли.

Все конкурирующие группы то и дело сливали в прессу компроматы разной степени достоверности (последняя из ярких кампаний была посвящена сенатору от Тывы Сергею Пугачеву), но этот «белый шум» почти ничего никому не объяснял. Он был неизбежным фоном борьбы, но еще далеко не самой борьбой.

Кризис может поставить запятую там, где все давно уже расставили точки.

Новая война за активы во времена, когда активы – чаще всего обуза, не приносящая мгновенной прибыли, может стать гораздо более тяжелой и кровавой, чем то самое «накопление капитала», которое сформировало нынешний status quo.

Тому есть множество объяснений – от вошедших в полную силу диаспор и уволенных гастарбайтеров до нового поколения, перед которым открыта не пустая страна, но снизу доверху заполненная иерархическая структура, где у каждого маршала есть по сыну, – но самое важное объяснение лежит не в экономической, а в политической плоскости.

Бандитизм 90-х, жестокий и потому сентиментально-романтический (не зря же герои «Бригады» были в свое время столь популярны), стал неизбежным следствием неспособности и нежелания новой власти работать с «неэффективным производством». С этим производством стал работать криминал.

В этом была своя – пускай и очень уж людоедская – логика: мы строим политические и гражданские институты, вы занимайтесь заводами. Я намеренно огрубляю ситуацию, но сама логика была именно такой. «Возьмите, сколько сможете» – это ведь касалось не только суверенитета. Идеологическим оправданием того, что на бывших советских гигантах производства орудовали вооруженные шайки мародеров, стала необходимость кардинальных реформ, политических, экономических, социальных. До ларька ли тут, когда нужно писать Конституцию страны: пусть ларьком владеет уж кто-нибудь, там разберемся.

Крупную собственность, впрочем, распределили на залоговых аукционах, региональным баронам тоже кое-что перепало, остальные довольствовались кусками, которые успевали урвать.

Сегодня же передел собственности, который может вспыхнуть от любой искры (предположим, от отставки Лужкова: многие регионы с радостью поддержат столичный «пересмотр итогов»), оправдать нечем. «Кризис» – это слишком уж «ни о чем и обо всем на свете».

Этой войны может вовсе и не вспыхнуть: как знать, вдруг собственники договорятся друг с другом полюбовно. Но если она начнется, что можно будет ответить на нее вслух?

Неужели то, что правоохранительные органы уже не в состоянии поддерживать хотя бы видимость порядка из-за личной заинтересованности в итогах этого противостояния? Неужели то, что суды слишком коррумпированы, чтобы выносить непредвзятые решения (интересно, например, почему г-на Барсукова увезли в Москву – на малой родине стало слишком опасно)? Неужели то, что криминальные авторитеты появились вдруг из ниоткуда и стали случайно беспредельничать?

Ответа не существует. Остается разве что надеяться, что и вопросы не будут заданы. Вдруг как-то все само собой утрясется.

КомментарийКомментарий ЧМ-2018 не влияет на негатив вокруг пенсионной реформы политологОлег Игнатов В то время, когда в России проходит ЧМ-2018, правительством инициирован ряд обреченных на непопулярность законопроектов и мер — повышение цен на услуги ЖКХ, пенсионная реформа, рост НДС. Возможные выплески общественного негатива после окончания футбольного мундиаля «Актуальные комментарии» обсудили с заместителем директора Центра политической конъюнктуры Олегом Игнатовым. — Я не вижу высокую концентрацию негатива. Есть тема пенсионной реформы, есть тема повышения НДС. Что касается темы повышения услуг ЖКХ, то это плановое мероприятие — и там не очень большой рост, он совпадает с инфляцией или чуть-чуть ее превышает. Необходимо пройти момент с пенсионной реформой, посмотреть, как будет развиваться обсуждение, удастся ли правительству эту ситуацию выровнять в свою пользу и найти аргументы в пользу своей позиции. Пока мы видим, что митинги против пенсионной реформы проходят, ранее были митинги по поводу роста цен на бензин, но всплеска большой активности мы не видим. Максимум — несколько сотен человек было. Митинги в регионах проходят почти постоянно, но количество участников довольно малочисленно, говорить о вспышке массовой активности пока еще рано. Цены на бензин правительству удалось ненамного снизить — либо они остановились, либо пошли вниз. В целом, ситуацию удалось вывести в позитивное русло и купировать недовольство за счет мер, которые были приняты правительством.  По пенсионной реформе: можно ожидать митинги, на них придут люди, но я не думаю, что будет очень высокая явка, потому что основная опасность заключалась бы в случае объединения всей оппозиции — и парламентской, и непарламентской. Пока оппозиция действует разрозненно — в некоторых регионах они пытались проводить митинги с профсоюзами, там участвовали и партии, но пока явка невысокая. Ключевым показателем здесь я бы выделил регионы, но активность в регионах невысока. Мне кажется, то ресурс непопулярных решений пока исчерпан — нужно разобраться с теми проблемами, которые есть. Это цены на бензин и пенсионная реформа с НДС. Будет ли всплеск негатива после окончания ЧМ? Вы видели, что рейтинги упали как раз во время чемпионата мира. Это означает, что люди все равно обращают внимание на решения, которые не вызывают у них позитивные эмоции. Я не думаю, что чемпионат мира играет какую-то роль. Он играет в позитивном направлении — если сборная пройдет дальше, то это сможет привести к тому, что население немного отвлечется от тех негативных тем, которые присутствуют в информационном поле. Но если ничего не произойдет, и сборная вылетит — это никак ни на что не повлияет. Я не думаю, что чемпионат мира позволяет компенсировать негативные эмоции, связанные с пенсионной реформы. 26 Июня 2018 Главное
Война за воду
 Война за воду Как вода становится главным ресурсом.
КомментарийКомментарий ЕС не будет кардинально менять миграционную политику политологГлеб Кузнецов
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".