Статья
2 Апреля 2009 9:09

Возвращение доверия

<p>Потенциал демократии необходимо использовать для интеграции общества, для роста эффективности государственных институтов — это должно стать одним из вопросов повестки предстоящего в апреле форума «Стратегия-2020».<br>
<br>
Первый год президентства Дмитрия Медведева продемонстрировал твердую установку на преемственность и развитие, но отнюдь не на отказ от предшествующего курса. После концентрации партийной активности в крупных партиях — снижение числа подписей для участия в выборах, получение представительства в Думе партиями, даже не вполне преодолевшими семипроцентный барьер. Партии-победители теперь получат достойный приз. За победу на региональных выборах — право выдвинуть губернаторов, а на выборах в Думу — расширение контрольных функций парламента. Анализ практики работы муниципалитетов привел к необходимости укрепления демократического контроля: муниципальным собраниям предоставлено право прекращения полномочий нерадивых мэров. Налицо явный рост влияния демократических институтов.<br>
<br>
Очевидно, что в основе действий президента не только приверженность либеральным ценностям — «свобода всегда лучше, чем несвобода», но и акцент на вполне консервативную прагматику, на учет реалий. Из вывода президента, что «оно (общество) в основном освоило навыки, практики и процедуры демократии», следует политический ориентир: использование потенциала существующих политических институтов, создавших условия для такого успешного освоения.<br>
<br>
Осознание стратегии президента проясняет ее качественное отличие от призывов «либеральных» сирен. Президент предпочитает опираться на реальные интересы россиян, а не только на либеральные ценности, которые, к сожалению, еще не определяют действий большинства. Таким образом, успешная борьба с кризисом не может включать в себя утопичное «обновление» через вполне реальную катастрофу: риски огромны, а успех более чем сомнителен. Гораздо больше шансов дает прагматичное использование потенциала уже созданного каркаса демократической системы, ее развитие в соответствии с конкретными задачами по преодолению кризиса.<br>
<br>
Сейчас необходимо использование потенциала формирующейся демократической системы для восстановления доверия в ключевых звеньях экономики. Высокий уровень доверия народа своим лидерам — условие необходимое, но не достаточное для победы. От того, насколько эта система сработает как демократия доверия, во многом зависят и тяжесть кризиса, и цена победы над ним.<br>
<br>
Идеологические вызовы<br>
<br>
Политика преодоления кризиса остро конкурентна. Так, очевидно, что полярны требования к государственной политике импортеров, с одной стороны, и владельцев и работников конкурирующих предприятий ― с другой. Одним нужна свобода торговли, другим — протекционизм. Одним ― доверие власти, другим — эксклюзивный доступ к ее ресурсам.<br>
<br>
Идейно-политический вакуум буквально всасывает разные «спасительные прожекты». Спрос рождает предложение. Идет соревнование в радикальности противостояния власти.<br>
<br>
Явно оживились сторонники авторитарной мобилизации, предлагающие бить кризис автаркией и силой государства. В их целях много верного. Действительно, нужно, опираясь на твердую политику государства, поддержать наших производителей. Но предлагаемые рецепты трудно реализовать в современной России.<br>
<br>
Для развивающего авторитаризма нет ни мобилизующей идеологии, ни соответствующего государства. Кризис, проницательный диагност, выявил многие дефекты наших государственных институтов. И сам кризис распознали с опозданием, и антикризисной программы пока нет. Но гораздо важнее, что против авторитаризма твердо настроены наиболее активные группы страны как в бизнесе, так и в среднем классе. При выборе авторитарной модели их придется подавлять и… попрощаться с инновационной и конкурентоспособной экономикой. Полная автаркия в наших реалиях — потеря не только конкурентоспособности, но и обороноспособности. Тогда впереди отбрасывание на геополитическую обочину, стратегический крах. В общем, в современных условиях рецепты авторитаристов ведут прочь от их же целей.<br>
<br>
Гораздо внушительней претензии наших либералов. За ними идейная путаница — привычная склейка либерализма и демократии. Ведь демократические симпатии большинства россиян, прежде всего активных групп, несомненны. За них и привитая нашей интеллигенцией давняя традиция видеть в сломе политической системы панацею. Отсюда и «игра на понижение» — огульная критика любых шагов режима. Ведь без этой игры нет потери чувства реальности, инстинкта самосохранения, толкающих нормальных людей в политические авантюры.<br>
<br>
Вроде наши либералы и не зовут к потрясениям. Но драма в том, что произошел «срыв резьбы»: социально-политический кризис латентно содержится в их дезориентирующей атаке на все несущие конструкции режима, в мифах о животворности «демократизации», которая враз победит кризис.<br>
<br>
Конечно, опыт 1990−х создал антилиберальный иммунитет. Но в новой политической диспозиции велика роль молодежи и прежде аполитичных групп, для которых либеральная интоксикация опасна. Нужно разбираться.<br>
<br>
Прежде всего, либерализм склеен с демократией относительно недавно и лишь в западной традиции. Там же, где западные ценности не укоренились, демократические процедуры зачастую приводят к власти таких, что не к ночи будут помянуты. У нас же эта склейка дезориентирует особенно.<br>
<br>
Давняя традиция российской модернизации — силовое воплощение в жизнь идеологически сконструированных конструкций. И демократические, и рыночные институты появились у нас как воплощение либеральных представлений о «нормальном» государстве. Но они были оторваны от представлений и практик социальной и экономической жизни большинства. Результат: многообразные разрывы между писаным законом и неформальными нормами — питательная среда для коррупции и правового нигилизма. А без преодоления этого разрыва нет эффективных институтов.<br>
<br>
Демонстративное игнорирование радикальными либералами факта массовой поддержки руководства страны, попытки представить, что эта поддержка — продукт ограничений политического процесса и манипулирования СМИ, несостоятельны. Ведь поддержка власти преобладает и в информационно активных группах, контактирующих с электронными СМИ, где уж точно нет монополии власти. Спекуляция на склейке либерализма и демократизма, мимикрия под подлинных демократов — обоснование их претензии на власть. Расчет на то, что власть, призвавшая либералов, силой вынудит народ, в который уже раз, приспосабливаться к «единственно верным» преобразованиям. В этом видна антидемократическая, хуже того, авторитарная установка.<br>
<br>
Казалось бы, сегодня главное — ремонт экономической системы, преодоление кризиса, несущего страдания. Но нет, критика либералов сосредоточена на политической системе, неизменно уверяя, что без смены власти кризис победить невозможно. Что же, для тех, кто свой прорыв к власти связывает с ее крахом, чем хуже, тем лучше. И для отвлечения власти от дела сгодятся политические маневры: круглые столы, «общественные договоры», «новый социальный контракт» и т. п. Но уже само допущение переговоров с радикальной оппозицией усиливает дезориентацию, усугубляет кризис. Рост политических рисков не лучший стимул экономической активности.<br>
<br>
Ситуация осложнена тем, что часть «либералов» (как и четверть века назад, в начале перестройки) заявляют, что их цель ― лишь корректировка курса власти. Поддержка президента Медведева и преодоление «путинизма». Но, как мы видели выше, курс Медведева принципиально иной.<br>
<br>
Демократия доверия<br>
<br>
Если вдуматься, то понятно, что главное сегодня даже не правильное использование финансовых резервов. Пассивным затыканием дыр кризис не одолеть. Важнее мобилизация социальной активности и инициативы, использование всех доступных ресурсов. Рационализация производства, повышение производительности и сокращение издержек, развитие малого бизнеса и самозанятости, использование возможностей импортзамещения и индустриального экспорта — здесь немало возможностей оживить экономику, не дожидаясь роста нефтяных цен, конца глобального кризиса. Велика роль региональных и местных властей, лучше знающих местные нужды и резервы.<br>
<br>
Понимание политического измерения кризиса приводит к смене акцентов. Одна распорядительность высших властей не решит проблему. Безусловно, нужны решения по коррекции системы управления экономикой, функционирования всех институтов. Нужны стимулирующие сигналы этой системы всем субъектам рынка. Но не менее, если не более, важна способность власти адекватно воспринимать сигналы снизу, превращать их в энергичные решения.<br>
<br>
Мощный антикризисный фактор — активность и ответственность миллионов. Задача политической системы в новых, очень осложнившихся условиях, как, впрочем, и всегда, — борьба за умы и сердца, за доверие людей. Доверие, как известно из теории и практики, имеет вполне прямое экономическое выражение. Утрата доверия — надежный индикатор кризиса: растут ставки по кредитам, падает объем кредитования, снижаются инвестиции, поставщики требуют предоплаты, производители пытаются задирать цены или, напротив, идут на демпинг.<br>
<br>
В ситуации кризиса уровень доверия становится критерием глобальной конкурентоспособности нашей демократической системы.<br>
<br>
Собственно, кризис лишь обострил проблему доверия, ранее поднятую президентом Дмитрием Медведевым в своем послании Федеральному собранию. Да и наше обращение к потенциалу демократической системы было связано с тем, что эта система по самой своей сути — генератор доверия. Прежде всего необходим диалог. Вовсе не политический диалог с оппозицией, который неизбежно обернется склокой, соревнованием амбиций, выдвижением популистских лозунгов, обращением за массовой поддержкой в борьбе с режимом. Напротив, нужен сфокусированный диалог по действительно актуальным проблемам преодоления кризиса. Первый успех такого диалога — сохранение работоспособности банковской системы. Он, пусть не без серьезных издержек, ― плод постоянного общения ЦБ и банкиров.<br>
<br>
Но успех нужно развивать. Сегодня напряженный диалог идет на многих площадках. Правительство показало, что оно открыто для дельных предложений. Но фрагментарный диалог нужно превращать в систему обратной связи, выявляющую болячки и тромбы, находящую средства лечения. Здесь нужны специальные программы, сепарирующие позитивные предложения снизу, вознаграждающие их авторов, пропагандирующие успехи. Кроме прямой пользы это создаст общественную атмосферу доверия, необходимую для успеха.<br>
<br>
Важно также превратить диалог еще и в средство развития наших демократических институтов. Замечательно, что ведущие партии выступили с антикризисными программами. У кого такой программы нет — не партия. Но подлинная политика — это когда слышен уважительный, но четкий ответ администрации и правительства. Ответ, отделяющий «мух от котлет». Тогда будет ясен вклад каждого. Избиратели получат ясную картину, включая игнорирование властями разумных предложений своих лидеров. И партии будут ответственно выходить с предложениями, да и селекцию в своем руководстве проведут, чтобы впредь не попадать впросак.<br>
<br>
В условиях кризиса политика становится много более эмоциональной и морально напряженной. Кризис, достающий каждого, прорывает прежнее отчуждение от политики. И наиболее опасный его результат вовсе не пресловутый «политический взрыв». Для взрыва нет реальных предпосылок. Много опасней общий рост недоверия к экономическим и политическим институтам, их гниение и распад ― и, как результат, новый расцвет бартера, неплатежей, криминальные разборки.<br>
<br>
Кризис — вызов всей политической системе, всему обществу. Цена ответа — судьба страны. Сейчас вновь, как десять лет назад, велик запрос на национальное лидерство, на формирование общественной атмосферы инициативы и ответственности, на развитие институтов демократии доверия. Задача политиков сегодня — осуществление конкретных проектов, реализующих потенциал доверия. Это и будет преодоление кризиса.<br>
<br>
Главный критерий выработки политического компонента антикризисной программы — создание фундамента для модернизационного прорыва. Настаиваю: у модернизации нет альтернативы, приемлемой для тех, для кого Россия не пустое слово. Иные сценарии — стратегический крах, и наша страна лишь пассивный объект геополитической конкуренции победителей. Что бы ни говорили ангажированные капитулянты, «Стратегия-2020» — верный ориентир по дорожной карте успеха.<br>
<br>
Следует осознать, что преодоление кризиса и создание фундамента для модернизационного прорыва — единая задача. Создание атмосферы доверия и активизация демократических институтов необходимы как для победы над кризисом, так и для последующего прорыва. <br>
</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".