Статья
1 Апреля 2009 0:01

Встреча Медведева и Обамы

<p class="MsoNormal">В рамках начинающегося саммита «Большой двадцатки» в Лондоне состоялась первая встреча президентов РФ и США Дмитрия Медведева и Барака Обамы. Они обсудили комплекс вопросов безопасности, ограничения стратегических наступательных вооружений и двусторонних отношений. По итогам переговоров принято совместное заявление. В нём говорится о достижении договорённости по подготовке нового договора по сокращению и ограничению СНВ и незамедлительном начале переговоров по нему. Кроме того, президенты США и РФ поручили своим правительствам ускорить процедуру вступления России в ВТО и продолжить работу по созданию благоприятных условий для развития российско- американских экономических связей.</p>
<p class="MsoNormal">Достигнута договорённость о визите Барака Обамы в Москву в июле 2009 года.</p>
<p class="MsoNormal">Президенты России и США высказались за «перезагрузку» двусторонних взаимоотношений. Дмитрий Медведев заявил о том, что с оптимизмом смотрит на продолжение российско-американских взаимоотношений. Как подчеркнул президент России, «мы договорились открыть новую страницу» в них.</p>
<p>Президенты России и США обсуждали вопросы СНВ и ПРО, а также вопросы нераспространения ядерного оружия и ситуацию вокруг Северной Кореи и Ирана.</p>
Комментарии экспертов
<p class="MsoNormal">Особых оснований думать, что у нас всерьёз наладятся отношения, я не вижу. Есть несколько «повесток дня». Одна из них, о которой много и охотно говорят, касается проблем безопасности – ПРО, сокращения ядерных вооружений, размещения ракет и связанных с этим вопросов. Это важная тема, но я не считаю её сегодня очень актуальной для российско-американских отношений. Реальной военной угрозы Америка для России не представляет. Она не собирается (и все это прекрасно понимают) воевать с Россией. Более того, она не собирается оказывать непосредственное военное давление на Россию, и это тоже все прекрасно понимают. Поэтому военные переговоры в данный момент в значительной степени являются переговорами о престиже. Конечно, это почётно, приятно, поскольку в ракетно-ядерном отношении мы действительно практически равны по силе с Соединёнными Штатами, мы выступаем в роли двух сверхдержав. Это очень соответствует нашей гордости и нашим великодержавным амбициям. Но практического значения для нашей страны по указанным выше причинам эти переговоры не имеют.</p>
<p class="MsoNormal">Есть ещё два довольно тесно связанных момента. Это геополитический и экономический. Геополитический касается прежде всего отношений Америки с Украиной и с Грузией. Но здесь США не пойдут нам на встречу. То есть, попросту говоря, они не прекратят поддерживать грузинское правительство (кстати, совсем не обязательно это будет именно правительство Саакашвили, он может уйти и будет новое грузинское правительство). Кто бы ни был во главе Грузии, американцы будут поддерживать с ними тесные отношения. Попросту говоря, Грузия будет находиться в полной зависимости от США. Эту позицию они нам не отдадут. Что же касается Украины, то они тоже будут стараться усиливать там влияние и не ослабят свои позиции. По вполне понятной причине – для того, чтобы мы могли добиваться ослабления их участия в украинских и грузинских делах, мы должны им что-то предложить взамен. А взамен нам им предложить реально нечего. </p>
<p class="MsoNormal">Если мы скажем, что ослабим своё присутствие в Венесуэле – так наличие наших кораблей там не пугает американцев. Размен здесь не получится. Американцы хотят, чтобы мы ослабили своё присутствие в Иране – но и это вряд ли у американцев получится, потому что они нам тоже не готовы ничего предложить взамен. Например, на размен «вы ослабляете своё присутствие в Иране, а мы уходим из Грузии» американцы не пойдут. Кроме того, американцы считают, что ядерный Иран представляет гораздо большую угрозу для России, чем для Америки, или, по крайней мере, не меньшую угрозу. И поэтому у них нет резона платить нам за то, чтобы мы ослабили поддержку Ирана. Они считают, что стратегически не поддерживать ядерный Иран – это в наших интересах, а не только в интересах США. Таким образом, варианты разменов бесперспективны. Никто никому ничего не уступит.</p>
<p class="MsoNormal">Ну и, наконец, самый важный аспект – чисто экономический. Предложения России об отказе от доллара как от резервной валюты, о переходе к новой системе мировых финансовых отношений – это прекраснодушные пожелания. На сегодняшний день не только у России, но и ни у одной страны мира, в том числе у Китая, который намного экономически сильнее, чем Россия, нет возможности этого добиться. Кроме того, совершенно не факт, что кто-то, в том числе Россия и Китай, реально хотел бы сейчас, в условиях кризиса, добиться переформатирования мировой финансовой системы. Да, может быть и несправедливо, что доллар – мировая резервная валюта. Может быть, это даёт слишком большие односторонние преимущества США. Но сегодня отказ от доллара как мировой резервной валюты и попытки перехода к другим мировым резервным валютам грозит породить такой хаос в условиях кризиса, такие никому не понятные последствия, что ни одно ответственное правительство всерьёз этого не хочет. Никто не знает, как так-то из кризиса вылезти, а ещё усилить его дополнительно хаотическими движениями в мировых финансах – в этом, я думаю, вообще никто не заинтересован. Как благие пожелания, через годы, через десятилетия – да, но с тем же успехом можно обсуждать много других интересных тем. Как реальная и практическая тема это сегодня не стоит. Ни сил, ни желания делать это ни у кого нет.</p>
<p class="MsoNormal">Наконец, самое главное, то, в чём мы действительно кровно заинтересованы. Если мы хотим всерьёз, а не на уровне деклараций и планов, менять свою экономику, переходить к инновационной и высокотехнологичной экономике - сделать это всерьёз без массированного участия США просто невозможно. Америка давно не является главной экономикой мира в том смысле, что в ней производится всего лишь 20% мирового ВВП, а мирового промышленного продукта – и того меньше. Америка – не мастерская мира. Может быть, Америка даже не доминирующий финансовый центр мира, потому что есть другие финансовые центры. И займы, например, мы можем легко получать в европейских странах на более выгодных условиях, чем в Америке. Но вот в чём Америка действительно почти монополист или, по крайней мере, имеет доминирующее значение – это в области высоких технологий. И всерьёз разворачивать у себя высокие технологии без гигантских проектов с Америкой просто невозможно. Это утопия. И сами мы себя за волосы вытащить не можем, и ни одна другая страна не может быть для нас достаточно мощным партнёром в этом вопросе. Тут нам позарез необходимо партнёрство с Америкой. Но нам-то оно необходимо, но им-то оно зачем? Предложить им что-то взамен мы не можем. А работа в области высоких технологий – это не просто обоюдовыгодный бизнес, «мы вам платим, вы нам поставляете, у нас начинается совместная работа» и т.п. Нет – это вопросы высокой политики, вопросы нашей и их национальной безопасности, и при нынешних отношениях они нам навстречу в этом вопросе не пойдут. Им это невыгодно. У нас слишком плохие отношения, чтобы налаживать такого рода сотрудничество. </p>
<p class="MsoNormal">Зато американцы ведут всерьёз другие работы, которые представляют для нас большую опасность. Совсем не военную и не геополитическую, но очень серьёзную. Речь идёт о заявленных Обамой проектах перехода к новой, неуглеводородной энергетике. Дело это, конечно, небыстрое, но считать, что это чистая утопия и что этого никогда не будет – большая ошибка и наивность. На это делается очень большая ставка, работы эти развёрнуты всерьёз, и вполне возможно, что через несколько лет значение углеводородного сырья значительно упадёт. А ведь это главное, что мы производим. Поэтому такие планы США (кстати, аналогичные планы есть и в Европе, но там они просто меньшего масштаба) представляют для нас колоссальную опасность. Но никаких способов остановить такие исследования и такие программы в Америке, в Европе и в других странах у нас тоже нет.</p>
<p>То есть необязательные высокопрестижные переговоры по проблемам ядерного оружия, переговоры о геополитических вопросах, которые я не думаю, что завершатся большим успехом, а главная корзина, собственно экономическая так и останется нетронутой. Поэтому я охотно допускаю, что хотя бы ненадолго может измениться (смягчиться) риторика, но я не верю в серьёзные, фундаментальные перемены в наших отношениях с Соединёнными Штатами.</p>
<p>Пока это не более, чем декларация. О чём договорился Обама и Медведев? О том, что будут переговоры о заключении нового договора. Ну, прекрасно, что переговоры будут. В общем-то, это, конечно, здорово, но вопрос в том, каков будет договор. А это выяснится в ходе переговоров. Мне кажется, что пока полной симметричности подходов с американской и российской стороны нет. Конечно, тот факт, что они договорились о том, что эти переговоры будут, хорош. Но это пока не столько содержание, сколько форма.<br>
<br>
Что касается Афганистана, то опять же речь идёт, к сожалению, о декларативных намерениях. Что конкретно будут делать американцы, пока понять сложно. Да, они в последнее время стали заявлять о том, что борьба с наркотрафиком тоже входит в задачи операции НАТО в Афганистане. Но что конкретно будет делаться для этого, неизвестно. Мне кажется, что сами американцы пока ничего сказать по этому поводу не могут. Когда героина из Афганистана станет реально меньше идти в нашу сторону, тогда можно будет говорить, что есть продвижение. Пока хорошо то, что есть декларации. Посмотрим, чем они будут наполняться. <br>
</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".