Статья
4087 10 Мая 2018 14:06

Выборы в ДНР-ЛНР: последствия и риски

11 мая исполняется четыре года референдумам о самоопределении ДНР и ЛНР. Вторые Минские соглашения заморозили процесс достройки государственных институтов в республиках, прежде всего на местном уровне. Однако вопрос о государственном строительстве и, собственно, вопрос о власти остаются в повестке.

В соответствии с Конституциями республик в ноябре 2018 года в ДНР и ЛНР должны пройти выборы глав и депутатов Народных советов. Официальные лица неподконтрольных Киеву территорий в течение прошлого и текущего года не раз давали понять, что голосование состоится в срок. Со стороны Москвы также не следовало никаких публичных возражений этим заявлениям. Более того, республики, внеся изменения в свое законодательство, планируют избрать глав и депутатов уже на пять лет, а не на четыре.

В ноябре 2014 года первые выборы в ДНР-ЛНР состоялись между заключением Минска-1, подписанием так и не вступившего в силу закона об особом статусе, голосованием в Верховную Раду и новым обострением конфликта, которое закончилось подписанием Минска-2 в феврале 2015 года. При этом выборы в республиках сами по себе не послужили причиной для вооруженной эскалации января-февраля 2015 года. Они стали прямым следствием начала торможения мирного процесса, решения Порошенко распустить Раду и таким образом лишить Донбасс избранных представителей в украинском парламенте, а также тех разногласий, которые имели место между Россией и Западом относительно сути конфликта на Украине и способов его урегулирования. В итоге Запад не признал голосование 2014 года, против него высказались и в ООН. В России, со своей стороны, также лишь осторожно сообщили об уважении волеизъявления жителей юго-востока, не заявив о формально признании,

Нет никаких сомнений в том, что осенние выборы создадут политический кризис вокруг мирного процесса. Стороны конфликта могут использовать их как повод не только для демонстративных и решительных заявлений, но и действий. Однако их риски также не следует слишком преувеличивать. Выборы вряд ли поставят точку в мирном процессе и скорее будут использованы Украиной и республиками для очередного повышения ставок и усиления своих позиций в политическом торге с Западом и Россией. Вместе с тем, если голосование в республиках состоится, оно в очередной раз обозначит тот тупик, в который мирный процесс в Донбассе зашел давно и не по причине проведения выборов не по украинскому законодательству.

С позиции мая 2018 года просматриваются следующие риски и последствия выборов в ДНР-ЛНР.

Во-первых, выборы будут использованы одинаково Украиной и республиками для взаимных обвинений в техническом выходе из Минских соглашений.

Момент голосования в ДНР-ЛНР приходится на период между решением вопроса президента и Верховной Рады о продлении срока действия закона об особом статусе в октябре и стартом президентской кампании на Украине. Республики и Россия считают существование этого, даже не вступившего в силу закона, принципиальным условием для продолжения мирного процесса. Известно, что особый статус Донбасса не имеет политической поддержки среди украинских элит. Киев согласился продлить закон на год в сентябре прошлого года только под давлением Вашингтона. Можно предположить, что в сентября-октябре Порошенко попытается увязать вопрос продления срока действия закона с отменой выборов в ДНР-ЛНР. Если в начале осени будет понятно, что голосование все же состоится, то Киев может использовать это как повод, чтобы отказаться от закона еще до выборов в республиках. Возможен и другой вариант, который, скорее всего, будет более приемлемым для Запада – украинские власти найдут способ подвесить вопрос о продлении закона до проведения выборов в республиках, чтобы отказаться уже от него после самого голосования.

Решение не пролонгировать закон позволит России и Донецку с Луганском обвинить Киев в фактическом признании Минских соглашений недействительными. При этом республики, обосновывая проведение сепаратного голосования, будут ссылаться на то, что украинские власти так и не создали за четыре года политических и законодательных условий для организации выборов на неподконтрольных территориях по украинскому законодательству. Киев ответит аналогичным заявлением о срыве договоренностей на основании факта нелегального с точки зрения своего законодательства голосования в ДНР и ЛНР.

Главным итогом обмена этими заявлениями, однако, вряд ли станет отказ от мирного процесса как такого. Украина и Донбасс не могут позволить себе полностью прекратить переговоры по вопросам безопасности и решению гуманитарных проблем. Однако следует учитывать риски того, что выборы действительно могут обозначить ту черту, после которой интеграция неподконтрольных территорий в Украину на условиях Минска-2 не будет больше являться возможной. Не исключено, что российская позиция изменится в том направлении, что вопрос роспуска республик в рамках Минских соглашений перестает носить практический смысл и что если Киев хочет вернуть Донбасс, ему следует учитывать сложившиеся реалии и думать, как интегрировать эти территории как целое, признавая де-факто построенную в них институциональную инфраструктуру, которая не работает в украинском правовом поле.

Во-вторых, выборы осложнят процесс переговоров по размещению миссии ООН в Донбассе, но не станут поводом для их прекращения.

Запад и Украина рассматривали в качестве одной из главных задач размещения миротворческой миссии ООН в Донбассе недопущение проведения выборов на неподконтрольных Киеву территориях не по украинскому законодательству и ликвидацию республик. Именно этот аргумент был решающим для продления Киевом срока действия закона об особом статусе до октября 2018 года. В текст законопроекта было внесено положение о том, что продление особого статуса направлено на создание «необходимых условий для развертывания в отдельных районах Донецкой и Луганской областей миротворческой операции ООН». Переговоры о мандате миссии между Россией и США пока находятся без движения. Вашингтон не готов поддерживать российский проект резолюции, предполагающий «мягкий», охранный, мандат миссии. В свою очередь, Москва так и не услышала конкретных предложений от Вашингтона по правкам в свой проект резолюции и в целом не готова идти на компромисс без весомых гарантий того, что после передачи зоны конфликта под контроль миротворцев Украина выполнит свою часть обязательств по политическому блоку Минских соглашений.

Особенность текущей стадии переговоров, тем не менее, состоит в том, что идея введения миротворцев в Донбасс сейчас рассматривается и на Украине, и на Западе как универсальный рецепт урегулирования. Сложился определенный консенсус, что без привлечения контингента ООН выполнение Минских соглашений вообще больше не представляется возможным. В результате, если на Украине произойдет смена власти в следующему году, новый президент и правительство не только не откажутся от идеи миротворцев, но, напротив, будут еще больше требовать ее реализации. Выборы в ДНР-ЛНР в этом смысле не то, что этому не помешают, но и могут привести к еще большей актуализации этой темы как на Западе, так и на Украине. Высока вероятность того, что они лишь утвердятся в своем убеждении, в соответствии с которым развитие событий зашло настолько далеко, что, если всеобъемлющее урегулирование конфликта все еще вообще возможно, оно может быть осуществлено только с помощью ООН – международного института, который наиболее приемлем для России.

В-третьих, выборы сами по себе не могут стать причиной для эскалации вооруженного противостояния.

Как это ни парадоксально, на военную ситуацию в Донбассе решающее влияние давно оказывают другие факторы, нежели невыполнение сторонами тех или иных положений Минских соглашений. Большая война не возобновляется, потому что каждая из сторон считает, что проиграет, если начнет наступление первой, поскольку в этом случае лишится внешней поддержки. Это сейчас главный сдерживающий фактор. Больше никаких нет. Поэтому если текущий паритет не будет нарушен внешними игроками за счет поставок таких вооружений, который радикально повлияют на оценки сторонами своего наступательного потенциала, или за счет изменения условий поддержки, то боевые действия не возобновятся. Максимум, что последует – республики вновь актуализируют тему своих претензий на контроль над всеми территориями Донецкой и Луганской областей. Однако такие заявления звучат периодически и сейчас.

В-четвертых, Запад может использовать выборы в Донбассе как повод для введения новых антироссийских санкций.

Как было сказано выше, в результате выборов может возникнуть положение, в котором Россия, с одной стороны, и Запад и Украина, с другой, будут истолковывать факт их проведения и возможное непродление закона об особом статусе как выход противоположной стороны из Минских соглашений. В 2014 году Запад ограничился осуждающими заявлениями, но никаких практических решений не последовало. Сейчас отношения носят совершенно другой характер. Запад намного более чувствителен касательно того, что считает неприемлемым нарушением правил игры со стороны России. Поэтому США и ЕС могут прибегнуть к введению новых ограничительных мер, обвинив Россию в серьезном нарушении духа Минских соглашений, даже если Москва не будет официально признавать выборы, как и в 2014 году, и Киев, безусловно, будет ждать от Брюсселя и Вашингтона жесткой ответной реакции. Такого риска исключать нельзя.

Подводя итоги, можно еще раз обратить внимание на политическую мотивацию проведение выборов республиками. Учитывая общий контекст проведения переговоров, ДНР и ЛНР заинтересованы в создании таких непреодолимых условий, при которых, даже если пойдет речь об их интеграции в Украину, постановка вопроса о роспуске республик была бы нереалистичной. Действующие власти в Донецке и Луганске имеют прямой интерес в том, чтобы, если не добиться признания своего суверенитета Россией, получить твердые гарантии своего сохранения в том или ином виде в составе новой Украины.

Олег Игнатов, заместитель директора Центра политической конъюнктуры.  

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции 
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".