Статья
1 Марта 2012 11:45

Выборы 2012: финишная прямая

<p>Президентская избирательная кампания уже практически на финишной прямой. Под занавес кандидаты в президенты проводят итоговые встречи.</p>
<p>Так, кандидат в президенты от «Единой России» Владимир Путин в последний день февраля взял однодневный отпуск, чтобы обсудить свои программные статьи с членами ОНФ, СМИ и политологами.</p>
<p>Путин в ходе избирательной кампании опубликовал семь программных статей, в которых обозначил программу действий в разных сферах – от социальной политики и развития экономики до военной сферы и международных взаимоотношений.</p>
<p>В ходе встречи с политологами, доверенными лицами и представителями СМИ Путин пообещал, что влияние демократических институтов на решения власти и участие граждан в управлении страной будет расти.</p>
<p>«В России укрепляется гражданское общество, готовое оценить и работу власти, ставить перед ней новые задачи, причем не от выборов до выборов, а постоянно, в ежедневном режиме», - заявил Путин.</p>
<p>Глава правительства также поставил задачу к 2020 году решить задачу по борьбе с бедностью, существенно повысить зарплаты и создать новые рабочие места.<br />
По словам Путина, «средний класс в России в ближайшем будущем должен стать социальным большинством».</p>
<p>Экспертное сообщество считает, что главный месседж этой встречи и избирательной кампании в том, что Путин намерен укреплять демократические институты и заявления оппозиции о грядущем «закручивании гаек» - безосновательны. Такое мнение, в частности, высказал «Актуальным комментариям» публицист Леонид Радзиховский.</p>
<p>На этой неделе подходят к концу и предвыборные дебаты, которые к концу избирательной кампании уже принимают формат шоу, если вспомнить перепалку лидера ЛДПР Владимира Жириновского с доверенным лицом самовыдвиженца Михаила Прохорова певицей Аллой Пугачевой на телеканале «Россия 1» <br />
«Примадонна» назвала лидера ЛДПР «клоуном и психом». Жириновский в ответ прокричал, что она «певичка», да и вообще артисты народ продажный.</p>
<p>Это не единственный сюжет избирательной кампании, вызвавший соответствующие эмоции у зрителей, за симпатии которых отважно сражаются кандидаты в президенты.</p>
<p>Так или иначе, программы и платформы кандидатов в президенты определены. Осталось только слово за избирателями. Социологи тверды в прогнозах – побеждает Владимир Путин.</p>
<p>Впрочем, с 28 февраля вступил в силу запрет на публикацию результатов опросов общественного мнения, прогнозов и любых других исследований, связанных с предстоящими выборами президента РФ.</p>
<p>Так что экспертное сообщество может оценить особенности подходящей к концу президентской гонки.</p>
<p>Многие из экспертов отмечают, что нынешняя избирательная кампания была как никогда эмоциональной и агрессивной. Пожалуй, со времен уже подзабытой «перестройки» политические страсти не проникали так глубоко в массы и не вызывали таких эмоций у избирателей.</p>
<p>Совершенно очевидно, что пробудившаяся гражданская активность не могла не повлиять на избирательную кампанию, и каждый из кандидатов по-своему отреагировал на это новое явление в российской общественной жизни.</p>
<p>Генеральный директор Фонда эффективной политики Кирилл Танаев считает, что гражданская активность, которая в значительной степени была вызвана «рокировкой» Путин-Медведев в сентябре 2011 года, а далее итогами выборов в Государственную думу, определила характер, содержание и интригу этой избирательной кампании.за</p>
<p>«Несмотря на то, что понятно и очевидно, что Путин побеждает на этих выборах, тем не менее все кандидаты так или иначе отреагировали на волну гражданской активности», - сказал он «Актуальным комментариям».</p>
<p>По словам эксперта, больше всех отреагировал на эту новую тенденцию в общественной жизни Путин.</p>
<p>«Если бы не было этой волны активности, то мы и 90 процентов того, что он делал во время этой избирательной кампании и о чем он говорил, не услышали бы. Не было бы его статей, его обращений к среднему классу, обещаний реформ политической системы», - считает эксперт.</p>
<p>Он отметил, что по большому счету, до декабря прошлого года среднего класса как значимого политического и общественного субъекта для Путина не существовало, и, соответственно, не было потребности в диалоге.</p>
<p>«Но сейчас ситуация изменилась. Это - заслуга гражданской активности, гражданских протестов», - сказал Танаев.</p>
<p>Он отметил, что эту волну попытался оседлать Михаил Прохоров. По словам эксперта, ему удается это лучше всех остальных.</p>
<p>Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов наоборот считает, что Прохоров не сумел использовать этот фактор до конца. <br />
Более того, по его мнению оппозиция вообще не сумела воспользоваться этой волной до конца, чем вызвала очень серьезные разочарования у населения, у оппонентов режима.</p>
<p>По словам эксперта, ошибка оппозиции в том, что она не добилась принятия законов по реформированию политсистемы до завершения президентских выборов. <br />
«Этого активно никто и не требовал. Все что-то говорили про допуск к эфиру, выдвигали еще какие-то требования, но никто системно не требовал принятия тех президентских законов, которые были озвучены Медведевым еще в декабре и внесены в Думу», - сказал Симонов.</p>
<p>По его словам, несистемная оппозиция, которая в этом заинтересована, в этот момент упивалась временной победой.</p>
<p>«Ее допустили к Медведеву, но вместо того, чтобы требовать принятия законов, она занималась лишь тем, что поднимала свой статус и психологическую уверенность в собственных силах», - сказал Симонов.</p>
<p>Он считает, что системная оппозиция показала, что ей-то как раз никакие реформы вообще не нужны.</p>
<p>«Она себя комфортно чувствует, и в этом плане сама активно саботировала, саботирует и сейчас принятие этих законов в либеральном виде», - считает Симонов.</p>
<p><br />
Президент Фонда «Общественное мнение» Александр Ослон отметил «Актуальным комментариям», что особую остроту и особый фон для президентской избирательной кампании создали митинговые страсти, возникшие после 4 декабря.</p>
<p>Он провел параллели нынешней избирательной кампании с выборами 2000 года, кода Путин впервые баллотировался на пост президента.</p>
<p>«Тогда тоже страсти кипели и были те, кто явно и громко выражал свое нежелание видеть Путина на этом посту. Но, с другой стороны, он уже был исполняющим обязанности президента, уже произошли думские выборы 1999 года, где поразила своими результатами партия «Единство», и результат был в некоторой степени предрешен», - сказал Ослон, подчеркнув, что и тогда самый главный вопрос был – во сколько туров пройдут выборы.</p>
<p>Однако, по словам эксперта, нынешняя ситуация отличается от событий 12-летней давности по своей природе.</p>
<p>«Тогда сталкивались политические силы, которые сформировались и, будучи обе очень сильными, конкурировали на политическом поле. Это партия «Единство» и «Отечество». Группы двух властных элит конкурировали за предстоящий раздел мест и влияния», - отметил эксперт.</p>
<p>Сейчас, по его словам, всплеск страстей связан не с тем, что как бы априори Путин отвергается, хотя именно так выражается требование многих митингов.<br />
«Честные выборы не являются реальным требованием. На самом деле в этом подтексте самая главная претензия активного слоя, который сформировался буквально за последние четыре-пять лет – дайте нам возможность спокойно и нормально развиваться, зарабатывать и двигаться к своему успеху, пусть властные структуры не мешают нам зарабатывать деньги и развиваться. Отсюда и возникло требование честных выборов», - сказал Ослон.</p>
<p>Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов также отметил эмоциональность и агрессивность нынешней избирательной кампании. «Мы все помним прекрасно, что выборы и 2004 года, и выборы 2008 года во многом были формальными. Не потому, что тогда власть всех задушила и передушила, а потому, что тогда уровень доверия к Путину был настолько высоким, что он легко решал любые электоральные задачи». По его словам, сейчас драйв вернулся, и выборы фактически превратились в референдум по доверию к Путину.</p>
<p>«И здесь, с одной стороны, интрига старая – все против Путина, потому что все понимают, что он – главная величина в этом плане. Но, с другой стороны, мы видим, что  критика Путина шла достаточно агрессивно», - сказал «Актуальным комментариям» Симонов.</p>
<p>Симонов считает, что кампания стала агрессивной не потому, что у оппозиции сейчас появились какие-то новые возможности: Интернет был четыре года назад, и газеты далеко не все контролируются властями, и на телеканалы такие серьезные акции тоже раньше бы попали.</p>
<p>Но именно сейчас, как отметил эксперт, люди опять стали интересоваться политическими процессами, и, естественно, власть услышала эти сигналы. Он назвал главным итогом этого избирательного цикла – возвращение к публичной политике.</p>
<p>Эксперт также считает, что этот избирательный цикл - промежуточный. «Начинается следующий электоральный цикл. Оппозиция начнет готовиться к следующим выборам, и это было бы разумно», - сказал он.</p>
<p>По его словам, у оппозиции есть шанс на то, чтобы следующий цикл был «гораздо более конкурентным и динамичным, тем более, что власть меняет правила игры, меняет законы».</p>
<p>«Конкуренция в политическом пространстве нужна, и ничего в этом страшного нет, в том числе и для самой власти, потому что это позволяет сохранять ясность мысли и хорошую форму», - отметил эксперт.</p>
<p>По его словам, уже время готовиться к выборам губернаторов: политическая конкуренция будет ужесточаться, и в этом нет ничего плохого.</p>
<p>Гражданам России 4 марта предстоит выбрать президента. В предвыборной кампании в качестве зарегистрированных кандидатов в президенты принимают участие четыре партийных кандидата - лидер «Единой России», премьер-министр РФ Владимир Путин, председатель КПРФ Геннадий Зюганов, лидеры ЛДПР и «Справедливой России» Владимир Жириновский и Сергей Миронов, а также предприниматель Михаил Прохоров, являющийся кандидатом-самовыдвиженцем.</p>
<p>Напомним, по закону предвыборная агитация в СМИ, которая стартовала 4 февраля, продлится до 00:00 часов 3 марта. До этого времени кандидаты, их представители и доверенные лица могут выступать на совместных дебатах, участвовать в предвыборных ток-шоу и давать интервью, призывая избирателей поддержать их на выборах.</p>
<p>За день до голосования, 3 марта, наступит «день тишины». В этот день запрещена любая агитация.</p>
Комментарии экспертов
<p>Нынешняя избирательная кампания достаточно сильно отличалась от предыдущих. Мы все прекрасно помним, что выборы и 2004, и 2008 годов во многом были формальными. Не потому, что тогда власть всех задушила и передушила. Просто тогда уровень доверия к Путину был настолько высоким, что он легко решал любые электоральные задачи. Сейчас драйв вернулся, и мы все понимаем, что благодаря событиям на Болотной площади выборы фактически превратились в такой «референдум по доверию к Путину».</p>
<p>И здесь, с одной стороны, интрига старая – все против Путина, потому что все понимают, что он – главная величина в этом плане. Но, с другой стороны, мы видим, что критика Путина шла достаточно агрессивно.</p>
<p>Многие называют эту тенденцию «возвращением публичной политики». Но на самом деле это возвращение интереса к публичной политике. Если бы людям это было нужно, то эти процессы произошли бы раньше, и тогда бы мы сейчас играли по другим правилам игры. Поздно проснулись, что называется. Когда люди начали требовать изменить правила игры после того, как игра уже началась, это уже не могло привести к каким-то существенным изменениям.</p>
<p>Проблема гражданского общества в том, что эти требования к власти были выдвинуты поздно. Но, тем не менее, они были выдвинуты, и у оппонентов Путина было достаточно большое поле для активизации таких агрессивных действий. Другое дело, что они не сумели ими воспользоваться в полной мере.</p>
<p>Ведь кампания стала агрессивной не потому, что сейчас у оппозиции появились какие-то новые возможности. Интернет четыре года назад был, и газеты, на самом деле далеко не все контролируются властями, и на телеканалы такие серьезные акции тоже раньше бы попали. Так что изменить ситуацию была возможность и раньше. Но сейчас люди опять стали интересоваться политическими процессами, и, естественно, власть услышала эти сигналы.</p>
<p>Тем не менее, несмотря на все это оживление, митинги, агрессивные дискуссии в Интернете и т.д. наша оппозиция все-таки не сумела оседлать этот сигнал до конца. Вроде как привалило такое счастье, но что с ним делать, совершенно неясно и непонятно.</p>
<p>Да, появилось новое лицо Прохорова. Но он тоже не сумел до конца использовать этот фактор.</p>
<p>Сейчас интрига сохраняется: все понимают, что выиграет Путин, но гадают, в каком туре. Не думаю, что с точки зрения управления страной это такая принципиально важная вещь - в каком туре он выиграет.</p>
<p>Другое дело, что оппозиция опять же демонстрирует слабость. Понимая, что проиграет, она все равно требует второго тура. Оппозиция фактически требует размочить счет: вы выигрываете 3:0, дайте нам забить гол в ваши ворота, чтобы это все хотя бы выглядело как-то более-менее пристойно.</p>
<p>На самом деле этот избирательный цикл - промежуточный. Мы понимаем, что избирательная кампания очень сильно отличалась от предыдущей, но оппозиция не сумела до конца воспользоваться этой волной и вызвала очень серьезное разочарованио у населения, у оппонентов режима. В тоже время понятно, что начинается следующий электоральный цикл.</p>
<p>Оппозиция начнет готовиться к следующим выборам, и это было бы разумно. У нее есть шанс на то, чтобы следующий цикл был гораздо более конкурентным, динамичным, тем более что власть меняет правила игры, меняет законы.</p>
<p>Кстати, я думаю, это опять же ошибка оппозиции - что она не добилась принятия этих законов уже сейчас, до завершения президентских выборов. Опять же, этого никто активно и не требовал. Все что-то говорили про допуск к эфиру, выдвигали еще какие-то требования, но никто системно не требовал принятия тех президентских законов, которые были озвучены Медведевым еще в декабре и внесены в Думу.</p>
<p>Системная, парламентская оппозиция показала, что ей-то как раз никакие реформы вообще не нужны. Она чувствует себя комфортно, и в этом плане сама активно саботировала и саботирует сейчас принятие этих законов в либеральном виде. А несистемная оппозиция, которая заинтересована в этом, упивалась временной победой. Ее допустили к Медведеву, но, вместо того, чтобы требовать принятия законов, она занималась лишь тем, что поднимала свой статус и психологическую уверенность в собственных силах.</p>
<p>Когда правила игры поменяют, следующий избирательный цикл будет еще более динамичным и интересным. Но это только к лучшему. Конкуренция в политическом пространстве нужна, и ничего в этом страшного нет, в том числе и для самой власти, потому что это позволяет сохранять ясность мысли и хорошую форму.</p>
<p>Будем готовиться к выборам губернаторов. Политическая конкуренция будет ужесточаться, и в этом нет ничего плохого.</p>
<p>Гражданская активность, которая в значительной степени была вызвана «рокировкой» Путин-Медведев в сентябре 2011 года, а далее итогами выборов в Государственную думу, безусловно, определила характер, содержание и интригу этой избирательной кампании. Несмотря на то, что понятно и очевидно, что Путин побеждает на этих выборах, тем не менее все кандидаты так или иначе отреагировали на волну гражданской активности.</p>
<p>Как ни странно, больше всех реагирует на это Путин. Если бы не было этой волны активности, то мы и 90 процентов того, что он делал во время этой избирательной кампании и о чем он говорил, не услышали бы. Не было бы его статей, его обращений к среднему классу, обещаний реформ политической системы.</p>
<p>При других обстоятельствах мы бы видели старую редакцию бывшей избирательной кампании, когда партия «Единая Россия» шла на выборы, объявив, что программу она делать не будет, ее программа - это заявление Путина и Медведева. А гражданская активность заставила власть, прежде всего, кандидата Путина совершенно по-другому выстраивать свою избирательную кампанию, использовать другую риторику, и обращаться даже к тем социальным группам, на которые до этого не очень обращалось внимание.</p>
<p>По большому счету, до декабря прошлого года для Путина среднего класса как значимого политического и общественного субъекта не существовало. И, соответственно, не было потребности в диалоге. Но сейчас ситуация изменилась. Это - заслуга гражданской активности, гражданских протестов. Эту волну попытался оседлать Михаил Прохоров. Ему удается это лучше всех остальных.</p>
<p>Тот процент, который наберет Прохоров на выборах, в значительной степени означает тех cамых сердитых горожан, которые осенью прошлого года пробудились к политической жизни и гражданской активности. Не все, но значительная часть тех избирателей, которые за него проголосуют - это те люди, кто составляет костяк этой гражданской активности. </p>
<p>Именно гражданская активность отразится на результатах Прохорова. Это скажется на результатах Жириновского, Зюганова и Миронова, потому что они получат меньше, чем их партии получили на выборах в Государственную думу. То есть те люди, которые голосовали за них, чтобы не голосовать за Путина, отдадут голоса за Прохорова. Конечно, это скажется на результатах Путина, потому что по отношению к нему гражданская активность в значительной степени носит оппозиционный характер.</p>
<p>Есть некоторое заблуждение, что сердитые горожане - молоды. Это не так. Средний класс молод в Москве и Санкт-Петербурге. А в регионах недовольный средний класс - это люди где-то в районе 40 и даже больше, потому что в регионе сложно в молодом возрасте достичь характерного для среднего класса дохода.</p>
<p>Исследования показывают, что оппозиционные настроения присутствуют не только и не столько среди молодого поколения, но и среди других возрастных групп. Исследования также показывают, что оппозиционные настроения среднего класса характерны для всех крупных городов России. А то, что люди не выходят на митинги и демонстрации, это соответствует определенной политической культуре и неразвитости политической жизни в этих регионах. Но эти настроения носят массовый характер среди горожан не только в Москве и Санкт-Петербурге.</p>
<p>Все ли они примут участие в выборах? Кто-то пойдет голосовать, кто-то – нет. Это правильно, это и есть выражение сделанного выбора. Но будет достаточное количество людей, которые испортят бюллетень. Испорченные бюллетени в значительной степени будут результатом голосования против всех. Таких людей будет тоже приличное количество. </p>
<p>Нынешняя президентская избирательная кампания качественно отличалась от предыдущей. Все кандидаты отреагировали на проявление массовых протестов. <br />
Кандидаты от оппозиции попытались играть на двух площадках. Выстраивая свою кампанию, они делали ставку на людей, принадлежавших к системным силам, и в то же самое время периодически выходили на площадку внесистемной оппозиции, пытаясь привлечь голоса протестующей части гражданского общества.</p>
<p>На гражданскую активность особой была реакция Владимира Путина. Он внимательно слушал протестующую улицу, но не вступал в прямые переговоры. Единственная организация, которую удалось создать после протестных митингов, - «Лига избирателей».</p>
<p>Несмотря на то, что главная провозглашенная ее цель - честные выборы, она повела себя так, что главный ее принцип можно воспринимать, как «за честные выборы, против Путина».</p>
<p>Поэтому кандидатам от системной оппозиции удалось договориться о сотрудничестве с Лигой. А Владимиру Путину наладить взаимодействие с Лигой не удалось. <br />
Но сам по себе ответ властей пробудившемуся гражданскому обществу носит конструктивный характер. Ответ был мощным и беспрецедентно содержательным. Я имею в виду предложения по расширению реформы политической системы, с которой выступили Путин и Медведев. И многие из этих предложений уже внесены в Госдуму. Путин недаром слушал и общественное мнение в целом, и протестующих в том числе. Результатом стали эти реформы.</p>
<p>Но политические реформы устроят не всех протестующих. Ядро протестного движения представлено людьми, которых не интересуют политические реформы. Их интересует уход Владимира Путина от какой-либо политической деятельности и прежде всего то, чтобы он не стал новым российским президентом. Эти люди хотят демонтажа созданной политической системы и возврата в девяностые, хотя об этом напрямую мало кто говорит.</p>
<p>Судя по раскладу сил и ходу избирательной кампании, скорее всего, Владимир Путин будет избран в первом туре выборов, но внесистемная оппозиция ему такой победы не простит. Она на то и внесистемная, что не собирается ни мириться, ни договариваться.</p>
<p>Кроме того, сразу после декабрьских выборов, сразу после первых массовых протестных действий со стороны внесистемной оппозиции было выдвинуто абсолютно абсурдное требование, что честные президентские выборы могут пройти только в два тура. Соответственно, внесистемная оппозиция не примет выборы (в один тур - прим.ред.) и дальше протестные действия в городах будут продолжены в расчете на то, чтобы ослабить легитимность Владимира Путина уже в качестве президента и легитимность президентской власти.</p>
<p>Известно, что часть внесистемной оппозиции уже подавала заявки на целую серию протестных акций. Судя по всему, есть желание включить такой протестный марафон и одновременно есть желание поиграть на нервах у вновь избранного президента и действующего президента, который еще будет сохранять свои полномочия.</p>
<p>Скорее всего, этот поствыборный протест будет более узким. Он рискует утратить одну очень важную характеристику, которой обладали протестные действия в ходе президентской кампании - повышенную массовость и мирный характер. Скорее всего, после того, как российские граждане сделают свой выбор,останется митинговать  лишь наиболее непримиримая и ориентированная на нарушение закона и нарушение порядка категория протестующих.</p>
<p>Главное отличие этой избирательной кампании состоит в том, что она происходила на фоне выборов в парламент и событий, происходящих после 4 декабря. Митинговые страсти, возникшие после 4 декабря, создали особую остроту и особый фон для президентской избирательной кампании.</p>
<p>Эта президентская кампания напоминает то, что было в 2000 году. Дело в том, что во время выборов в 2004 и 2008 годах все происходило гораздо спокойнее. Это было обусловлено тем, что была некая ясность, которая не вызывала массовых возражений. А что касается 2000 года, когда Путин впервые избирался президентом, тогда тоже страсти кипели и были те, кто явно и громко выражал свое нежелание видеть Путина на этом посту. Но, с другой стороны, он уже был исполняющим обязанности президента, уже произошли думские выборы 1999 года, где своими результатами поразила партия «Единство», и результат был в некоторой степени предрешен.</p>
<p>Рейтинги Путина были очень высокими. Но и тогда самый главный вопрос был – во сколько туров пройдут выборы. Эмоции тогда кипели. Ситуация похожа на нынешнюю, но природа того, что происходило в 2000 году, конечно, была совершенно иная. Тогда сталкивались политические силы, которые сформировались, и, будучи обе очень сильными, конкурировали на политическом поле. Это партии «Единство» и «Отечество». Группы двух властных элит конкурировали за предстоящий раздел мест и влияния.</p>
<p>А сейчас совершенно другие причины. Этот всплеск страстей связан не с тем, что Путин априори отвергается. Хотя именно так выражается требование многих митингов. Это требование появилось после того, как начали собираться митинги с требованием честных выборов.</p>
<p>Но и честные выборы не являются реальным требованием. На самом деле в этом подтексте самая главная претензия активного слоя, который сформировался буквально за последние четыре-пять лет, – дайте нам возможность спокойно и нормально развиваться, зарабатывать и двигаться к своему успеху, пусть властные структуры не мешают нам зарабатывать деньги и развиваться. Отсюда и возникло требование честных выборов.</p>
<p>Хотя в 2007 году в Москве и Московской области фальсификаций были не меньше, но тогда эта тема не вызвала такого резонанса. Весь 2011 год прошел под знаком социальной активности этого самого активного слоя: «синие ведерки», Химкинский лес, гражданские инициативы, огромная массовая активность в Интернете, публикации. Все это было признаками того, что что-то подспудно зреет, и после выборов это выплеснулось именно в требование честных выборов. Хотя все прекрасно понимают (или почти все), что честных выборов в принципе не бывает, поскольку это ярмарка тщеславия, где каждый старается добиться своего успеха любым способом.</p>
<p>Надо понимать при этом, что активная часть населения, составляющая подавляющее меньшинство (в пределах 15% населения), естественно, не могла оказать решающего влияния на электоральный исход. Огромная масса не столь активных и не столь возмущенных, подошли к выбора по совершенно обычному сценарию. Уже нельзя говорить ни цифр, ни прогнозов, но понятно, что выборы пройдут как обычно за последние годы, с такой же активностью.</p>
<p>Конечно, после выборов будет политическое и социально-экономическое оживление. И самым главным итогом, по моему прогнозу, будет значительно большее вовлечение в процессы подготовки принятия важных социально-государственных решений неравнодушных и толковых граждан, будут задействованы механизмы с использованием интернета.</p>
<p>Вовлечение в процессы управления государственного неравнодушных, активных и толковых граждан – новое явление, возникшее как следствие того, что происходило между парламентскими и думскими выборами. Однако есть и то, что называется традиционной ситуацией. Сформирован электорат Зюганова. Жириновский, может быть, чуть в силу сложившихся обстоятельств наберет меньше голосов. Это все мелочи. По большому счету структура электората Жириновского и Зюганова сформировалась и неизменна. За Миронова голосуют те, кому близки взгляды КПРФ, но не хотят за Зюганова и не готовы отдать голоса Путину. Прохоров – абсолютно новое явление. Он собиратель эмоций, требований и претензий активного слоя. Не случайно он был на митингах, которые проходили за честные выборы.</p>
<p>Что касается электората Путина – это традиционное большинство, которое хочет стабильности и спокойствия.</p>
<p>Но на самом деле пробуждение этой гражданской активности отразится на явке избирателей. Изменения будут в пределах статистических колебаний.</p>
<p>Для меня это десятые выборы. Первые выборы – опросы, прогнозы и так далее - были в 1995 году. Я могу утверждать, что все выборы с точки зрения статистики похожи друг на друга. Независимо от происходящего участие в парламентских выборах принимают чуть меньше или чуть больше 60% избирателей, чуть меньше или чуть больше 65% - в президентских.</p>
<p>Понятно, что во время каждых выборов была своя особая ситуация, но на явке избирателей это не отражается. Точно так же очень похожа ситуация, когда перед каждыми выборами заявляется, что социологи либо обманывают, либо жулики, либо за деньги рисуют цифры. После выборов все это забывают, а потом все снова повторяется.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".