Статья
59 10 Февраля 2009 0:01

Выборы в Израиле

В Израиле состоятся досрочные выборы в парламент (Кнессет), от исхода которых зависит персона будущего премьер-министра страны. Лидер партии, набравшей большинство голосов, получит право сформировать новое правительство. На выборах баллотируются списки партий «Ликуд», «Кадима», «Авода», «Наш дом – Израиль», выражающая интересы эмигрантов из стран бывшего СССР, и сефардская партия ШАС. Лидируют партии «Ликуд», возглавляемая экс-премьером Израиля Биньямин Нетаньяху и «Кадима», возглавляемая министром иностранных дел Ципи Ливни, на третье место претендуют партии «Авода» (возглавляемая нынешним министром обороны Израиля Эхудом Бараком) и «Наш дом – Израиль», возглавляемая Авигдором Либерманом.

Эксперты ожидают неизбежных коалиционных переговоров, так как ни у одной партии не будет серьёзного преимущества. В связи с этим особое внимание уделяется возможным перспективам партии «Наш дом – Израиль», которую считают наиболее вероятным претендентом на третье место по мандатам в Кнессете.

Причиной проведения досрочных выборов является отказ главы партии «Кадима» Ципи Ливин от формирования кабинета министров на коалиционной основе.

Всего в Кнессете 120 мандатов.

Комментарии экспертов

Для России эти выборы чрезвычайно любопытны, потому что какая бы коалиция в Израиле не сложилась, у российской власти будут устойчивые и очень позитивные контакты с будущим руководством Израиля. Сегодня голоса в крупнейших четырёх партиях удивительным образом зависят от «русских голосов», и в них самих сильно представительство репатриантов из стран бывшего СССР. Они есть и в «Кадиме», и в «Ликуде», где на 10-ом месте стоит один из наиболее талантливых и ярких политиков сегодняшнего Израиля Элькина, а на 30-ом – также русский кандидат, не говоря уже о русской партии «Наш дом – Израиль» с её ожидаемым оглушительным успехом в почти 20 мандатов – это те позиции, которые Россия сможет использовать в диалоге практически с любым израильским правительством.


Сами выборы более или менее предсказуемы. Избиратели склоняются к правоцентристской и правой позиции. Победу с большим или меньшим отрывом – от двух (согласно опросам левых аналитических центров) до восьми (согласно прогнозам Авигдора Либермана) мандатов –   одержит «Ликуд».


Второй будет правящая левоцентристская партия «Кадима». Хотя она и начиналась с Ариэля Шарона, которого воспринимали как правого политика, но он, выходец из Партии труда («Авода»), сделал всё, чтобы политика «Кадимы» была левой, в лучшем случае – левоцентристской. И вывод поселенцев и армии из Газы, и попытка его преемника Ольмерта вывести остатки поселенцев с Западного берега (все четверть миллиона, не говоря уже о жителях восточного Иерусалима) – это, безусловно, левая и ультралевая политика. Правящая партия «Кадима», сколоченная из центра левого «Ликуда» и из правой центральной группы, вышедшей вслед за Шимоном Пересом из «Аводы», будет второй.


Третьей будет русская партия во главе с Авигдором Либерманом – партия «Наш дом – Израиль». Это беспрецедентный прорыв, потому что именно от Либермана в любом соотношении сил и будет зависеть, как будет складываться правящая коалиция. С ним или против него будут играть основные партии Израиля, формируя правительство, и именно третья партия при таком балансе сил получит ключевые позиции на переговорах, вне зависимости от того, уйдёт ли она в оппозицию или, напротив, войдёт в правительство.


Четвёртое место (и это тоже сенсация) займёт «Авода». Партия труда откатилась на позиции не лидирующие, а уже вторичные. И это ещё хороший результат, потому что до войны в Газе её лидеру Эхуду Бараку и партии, которую он возглавлял, могли дать максимум 8-10 мандатов. Те полтора десятка, которые ей сегодня обещают, всё-таки в 2 раза больше, чем она могла иметь ещё в конце прошлого года. Причём, если за русскую партию «Наш дом – Израиль» голосуют уже сегодня и друзы, и ортодоксальные израильтяне (неслучайно лидеры партии марокканцев, традиционалистской партии ШАС, прокляли эту партию и Авигдора Либермана, угрожая Израилю и смешанными браками, и неверием, и поеданием свинины), то «Авода» сегодня, похоже, доживает последние благостные годы своего существования. При этом её лидер, министр обороны Эхуд Барак, может претендовать на роль и в правительстве «Ликуда», и в правительстве вместе с партией «Наш дом – Израиль», и в блоке с «Кадимой» - собственно, для этого он войну в Газе и вёл.


Что же касается всех остальных партий (религиозных, арабских, традиционалистов ШАСа), то они занимают те позиции, которые и должны были занимать. Несколько ослабли позиции ультралевых партий, поскольку год за годом (вот уже полтора десятилетия) проваливающийся мирный процесс, продолжающиеся ракетные атаки на территорию Израиля и из Газы, находящейся под контролем ХАМАСа, и из южного Ливана, находящегося под контролем «Хизбаллы», показывают, что политика этой партии для Израиля смертельно опасна. Хотя, разумеются, у неё существует свой избиратель, который будет голосовать за ультралевых даже если Израиль перестанет существовать.


Наконец, определённая интрига – это скандал вокруг арабских партий, две из которых, скорее всего, пройдут в Кнессет, а третья может не пройти. Арабские голоса сегодня распределяются между исламистами, националистами и Коммунистической партией, которая хотя формально и не является этнической, но на самом деле давным-давно перешла в арабский сектор голосования. Все эти секториальные партии имеют точно такие же устойчивые группы голосующих за них, как и ультраортодоксы и поселенцы. Но не следует забывать о том, что те, кто возьмут 3 мандата, в Кнессет пройдут, а те, кто возьмут меньше, в Кнессет не пройдут и их места будут распределены между остальными партиями.


«Нашему дому – Израиль» сейчас предварительно обещают от 18 до 19 мандатов. Если произойдёт ещё что-нибудь – например, будет открыто очередное дело на Либермана или опять арестуют его дочь или кого-то из ближайших советников (ведь на него было произведено чудовищное, интенсивное полицейское давление, его партия подверглась серьёзнейшему удару и от этого её рейтинг вырос раза в полтора, потому что израильтяне оценили это как полицейское давление на демократию) - вот если что-то такое не произойдёт, то он останется на своих 18-19 мандатах. Если на него попытаются ещё раз надавить, то, может быть, возьмёт и 20.


Что касается арабских партий в целом (мы сейчас не можем говорить о том, как распределятся голоса между ними – всегда очень сложно предсказывать по секториальным партиям), то их электоральный потенциал – от 8 до 9 мандатов. Поскольку, скорее всего, он может распределиться и размыться, то они смогут провести в Кнессет от 6 до 8 депутатов. Это, скорее всего, максимум, на который они могут рассчитывать.


При этом есть коммунистическая партия, есть исламисты, есть националисты. Как распределятся эти голоса: 3-3,5 мандата на партию или 4-4,1, или какая-то из них возьмёт 2, но всё-таки не пройдёт. Судя по всему, две из них окажутся в парламенте, потому что были очень серьёзные инвективы в адрес арабских партий – в частности, в адрес исламистов и националистов. И Центризбирком ставил вопрос (после того, как его перед ним поставили депутаты Кнессета) о допустимости голосования израильских избирателей (неважно, арабы они или евреи) за партии, которые выступают против существования государства, в парламент которого они намерены войти. В конце концов, в российской Государственной Думе нет фракции Басаева, в Конгрессе США нет фракции «Аль-Каеды», и вряд ли было бы возможно для любого другого государства (восточного, ближневосточного, европейского) существование в его парламенте фракций, выступающих за ликвидацию этого государства.


Центризбирком действительно постановил, что такого рода призывы должны оставить партию и её депутатов, которые за это голосуют, за бортом избирательной системы. А вот ультралевая система Верховного суда справедливости, который всегда выступает за то, чтобы левые, ультралевые и либеральные идеи в Израиле были воплощены в жизнь даже вопреки реалиям существования государства, всё-таки вернула эти партии в избирательный процесс. Это, в частности, означает, что голоса арабских избирателей останутся размытыми. Пытаясь угодить арабским депутатам Кнессета, арабская левая юридическая система повредила им больше, чем все их противники вместе взятые.


Что же касается будущего премьера, то сейчас всё зависит не только от голосования на выборах, но и от позиции президента Израиля Шимона Переса. Как правило, израильский президент предлагает сформировать правительство лидеру партии, набравшей большинство голосов. Но это – как правило.  Нетаниягу очень нелюбим ветераном левой политической элиты Шимоном Пересом, и Перес совсем необязательно должен отдать это право именно Биньямину Нетаниягу. Он вполне может отдать его и Ципи Ливни, или даже Авигдору Либерману – просто из-за личной нелюбви к человеку, который в 96-ом году буквально на нескольких тысячах голосов вырвал у него кресло премьер-министра.


Несмотря на то, что такого рода прецедентов никогда не было, это вполне реальная перспектива. Ведь никогда не было и такого президента, как Шимон Перес – человек, который инициировал мирный процесс, фактически запустив капитуляцию Израиля и сдачу всех результатов блицкригов и 67, и 82 годов. Перес – это старая «коалиционная лиса», и он гораздо сложнее, чем можно предсказать. Это очень необычный президент Израиля, который действительно способен на всё, что угодно.

Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".