Статья
244 22 Сентября 2014 14:07

Выдворю или посажу

Нет четкого плана адаптации Крыма к РФ, не все идет гладко на этом пути, но делается все возможное. Об этом рассказал в опубликованном в понедельник интервью газете «Коммерсант» временно исполняющий обязанности главы Крыма Сергей Аксенов.

Коснувшись шестилетнего плана по превращению Крыма из дотационного региона РФ в самоокупаемый, врио главы республики отметил: «В рамках федеральной целевой программы должны быть эффективно использованы те средства, которые пойдут на строительство объектов инфраструктуры, на здравоохранение, энергетику и так далее. Мы просто должны правильно определить болевые точки, это нам позволит позднее увеличить поступления в бюджет по всем направлениям. При этом во многом речь идет и о частно-государственном партнерстве по различным направлениям».

Остановившись на вопросе о межнациональных отношениях на полуострове, в частности, на вопросе крымских татар, руководитель региона заявил, что «всех, кто будет лбами сталкивать людей на межнациональной почве, я тем или иным способом или из Крыма выдворю, или они получат оценку в уголовном порядке. Но никто этим заниматься безнаказанно не будет». Врио главы Крыма также сообщил, что «на программы по обустройству мест компактного проживания (крымских татар — прим. ред.), на инфраструктуру, школы, больницы выделено в три раза больше, чем на Украине».

Ранее, по сообщению ИТАР-ТАСС, стало известно, что служба судебных приставов в Симферополе арестовала имущество крымско-татарского благотворительного фонда «Крым». Арест произведен на основании решения Центрального районного суда Симферополя от 15 сентября.

Отныне фонду запрещено распоряжаться принадлежащим ему движимым и недвижимым имуществом, находящимся по семи адресам в Симферополе. Кроме этого, заблокирован расчетный счет организации во «Владкомбанке» и наложен запрет на открытие новых счетов в каких-либо других банках на территории РФ.

Основателем фонда «Крым» является бывший лидер Меджлиса крымско-татарского народа Мустафа Джемилев, до последнего времени он был его президентом. В настоящее время Джемилев находится за пределами Российской Федерации, въезд в страну ему запрещен. Фонд занимался в том числе ведением хозяйственной деятельности Меджлиса.

16 сентября в здании Меджлиса крымско-татарского народа в Симферополе правоохранительные органы провели следственные действия. По словам и.о. главы Крыма Сергея Аксенова, обыски связаны с «сигналами о наличии запрещенной литературы». «Специальные службы выполняют свою работу в соответствии с инструкциями. Были определенные сигналы о наличии в здании Меджлиса запрещенной литературы и предметов», — пояснил он.

В то же время Аксенов подчеркнул, что у властей Крыма нет проблем с крымскими татарами. «Никаких проблем у власти ни с крымскими татарами, ни с другими крымчанами разных национальностей нет. Никакого разделения по национальности мы не делаем», — сказал Аксенов.

Евросоюз заявляет о своей обеспокоенности в связи с сообщениями о запугивании активистов крымско-татарского Меджлиса, говорится в заявлении официального представителя Европейской внешнеполитической службы (ЕВС), опубликованном в MKRU. «Мы обеспокоены продолжающимся запугиванием крымско-татарского Меджлиса в Крыму, включая рейды в их штаб-квартиру в Симферополе, обыски и допросы некоторых активистов Меджлиса, а также запугиванием журналистов, освещающих эти события», — заявил представитель ЕВС. По его словам, ЕВС также обеспокоена «сообщениями о предписаниях российского суда в адрес Меджлиса покинуть их нынешнее помещение в Симферополе».

Президент Украины Петр Порошенко в своей недавней поездке в Америку выступил с призывом к мировому сообществу не мириться с оккупацией Россией Крыма. «Прекращение оккупации и аннулирование аннексии — это является не только обязательным условием нормализации отношений между Россией и Украиной, это является неотъемлемым условием для крымчан», — сказал он на совместном заседании палат Конгресса США в четверг, 18 сентября, в Вашингтоне, передает УНИАН.

Также Порошенко призывал мир и Америку обратить внимание на преступления против крымских татар на оккупированном Россией полуострове. Порошенко заверил, что Украина всегда будет с крымско-татарским народом. «Я призываю мир и Америку не молчать в отношении этих преступлений. Украинцы и крымские татары испытывают притеснения сейчас в Крыму», — сказал Порошенко.

Ранее глава Меджлиса крымско-татарского народа Рефат Чубаров заявил о целесообразности проведения международного мониторинга соблюдения прав человека в Крыму. По его словам, в Крыму массово нарушаются права человека, в частности, крымско-татарского народа: происходят обыски в домах крымских татар, преследования, приходят вызовы на допросы.

Чубаров подчеркнул, что все это делается с целью «раздавить крымских татар как организованную структуру».

Комментарии экспертов

Господин Джемилёв практически всё время независимости Украины присутствовал в разных составах Верховной Рады Украины. Причём он заседал там не как представитель крымских татар, а как депутат от разного рода объединений, с которыми крымские татары в его лице, или, точнее говоря, Меджлис крымского татарского народа, который он возглавлял, заключал политические альянсы. В этой роли был «Народный рух» Украины, в этой роли была «Батькивщина», в этой роли были другие сменявшие друг друга политические союзы, в которых Джемилёв пребывал для того, чтобы заседать в Верховной Раде. Он и его верный наперсник Рифат Чубаров. Когда пришлось делать выбор между горячо любимым Крымом и Верховной Радой Украины, Джемилёв и Чубаров предпочли быть депутатами Верховной Рады и голосовали, соответственно, так, как голосовала и вся другая Верховная Рада в связи с крымским вопросом.

Что касается Меджлиса крымско-татарского народа, организации, которой на Украине было так замечательно жить. Почему-то за все 20 с лишним лет она так и не удосужилась зарегистрироваться в официальном порядке как организация. В данном случае это поведение – нежелание соблюдать не только нынешние российские законы, в соответствии с принципиальной позицией Джемилева и Чубарова по оставлению в Верховной Раде, но и в отношении Украины, которой они клянутся в верности. Что им мешало на самом деле привести устав Меджлиса в соответствие с украинскими законами и стать легальной организацией?

Они привыкли, что Украина, заинтересованная в крымско-татарской проблеме в Крыму, спускает на тормозах и смотрит сквозь пальцы на нарушения собственного законодательства. Союз с крымскими татарами в надежде на то, что они будут стеречь интересы Украины, не допускать этого самого русского сепаратизма в Крыму, оказался для Украины важнее собственных законов. И украинские руководители подкармливали верхушку Меджлиса, именно через Меджлис, вплоть до прихода Януковича, распределяя разного рода средства на депортированных, на обустройство и т.д.

Периодически отдельные крымские, или точнее говоря, украинские чиновники, взбрыкивали, понимая, что крымские татары, в данном случае верхушка крымских татар, обогащается на этом посредничестве. Понимая, что Меджлис избрал в отношении Украины тактику постоянного шантажа, пытались этому противостоять. Что такое самозахват земли, как не шантаж?! Разного рода представители Украины в разные периоды пытались бороться с Меджлисом, или, точнее, пытались поставить его в какие-то законные рамки. Ничего этого не удавалось. Я могу назвать фамилии людей, которые делали такие попытки. Например, генерал Москаль, который теперь привлечён Порошенко на работу, вышел из «Батькивщины», или, допустим, бывший премьер крымской автономии Могилёв, который вступил в конфликт с крымскими татарами, разогнав их шалманы на горе Ай-Петри несколько лет назад, когда был начальником милиции Украины в Крыму.

Вопрос в том, что под руководством господина Джемилева актив Меджлиса был воспитан в духе пренебрежения ко всякого рода нормам и правилам той самой Украины, которой они сейчас клянутся в любви и верности. Поскольку Украина была не в состоянии поставить их на место, заигрывала с ними, конечно, теперь Джемилеву кажется, что на Украине было гораздо лучше, чем в России, которая такое по отношению к себе терпеть не намерена.

В Крыму достаточно общественных политических организаций, даже партий, представляющих крымско-татарское население. В Крыму огромное большинство крымских татар, как и всяких нормальных людей, хочет мирно жить, зарабатывать, богатеть, приобретать новые возможности. Конечно, сейчас эту крымско-татарскую диаспору в Крыму запугивают ужасными небылицами по поводу того, как будут пить их кровь в России. Но у них есть хороший пример. Они могут съездить в Татарстан и увидеть, как там живут татары, являются они там людьми второго сорта, поражёнными в правах, ограбленными, нищими. Татарстан в России — один из самых процветающих регионов. Это самая простая аргументация, которую мы можем демонстрировать в отношениях с крымскими татарами. Не надо путать массу крымских татар, которые не горят желанием быть героями, жертвами национального конфликта с русскими, с узкой группой Меджлиса, которая теряет почву под ногами, потому что сегодня оказалась за пределами Крыма.

Мустафа Джемилев несёт прямую ответственность за то, что в течение всех лет, которые он формально или неформально, как в последнее время, руководил Меджлисом, он вёл эту организацию по пути крайней русофобии. Он поставил с самого начала, оказавшись вновь в Крыму, на антироссийскую карту. Он разыгрывал её во время войны России на Северном Кавказе, во время событий в Чечне. Он всячески поощрял контакты с чеченскими боевиками, занимался их оздоровлением в Крыму или даже подготовкой их для засылки обратно на российскую территорию. Он всеми силами внушал крымским татарам, что главным, извечным, заклятым врагом являются русские. И всё это делал в расчёте на благодарность Украины. Она ему перепадала.

Проблемы крымских татар, в том числе земельный вопрос, а также национально-культурные вопросы решались очень слабо, хотя бы просто потому, что у Украины недостаточно было для этого финансовых и прочих возможностей. И недостаточно было воли для того, чтобы снять эту проблему в политическом плане. Украина — существенно более бедная страна по сравнению с Россией. И этим всё определяется, в том числе для основной массы крымских татар. Я думаю, что, конечно, не надо недооценивать остаточное влияние Меджлиса и самого Мустафы Джемилева, но за пределы 15-20% крымско-татарского населения это влияние не выходит. И, более того, оно сокращается, такова тенденция. Это неизбежно.

Позиция Меджлиса обострилась из-за обысков и погромов. Никогда Украина не прессовала в таком масштабе крымских татар, как это происходит сегодня с обысками в медресе, с задержанием. Заинтересованные в этом силы вбивают клин между татарами и Россией, игнорируя заявления уполномоченного представителя президента по Крымскому федеральному округу. Обещания, что татары войдут в муниципальные органы власти, оказались пустыми, никто их туда не зовёт, наоборот, они всё больше и больше вытесняются отовсюду.

Украина тоже несправедлива была к крымским татарам. За все эти годы она так и не удосужилась реабилитировать крымских татар, снять с них клеймо осуждённого народа, что, кстати, сделано по отношению ко всем другим народам – ингушам, чеченцам, карачаевцам. Крымские татары – единственный народ из тех, кто подвергся высылке, кто до сегодняшнего дня, до решения этого вопроса Россией, не был реабилитирован.

Многим представителям Меджлиса запрещён въезд в Крым, что противоречит международному праву, например, Джамилёву, Чубарову – это просто преграждение пути к собственному дому. Так что на фоне всех этих акций — на фоне обысков в Меджлисе, на фоне заявлений Аксёнова о том, что Меджлис крымско-татарского народа для него вообще не существует, — было бы странно ожидать какой-то эйфории со стороны крымских татар.

Хотя и СБУ Украины проводила какие-то регулярные учения, зачистки и т.д., но, тем не менее, это всё было не в такой мере.

Есть политические силы, которые хотят спровоцировать крымских татар на возмущение, чтобы разыгрывать эту карту в своих интересах борьбы за власть уже в самом Кремле.

Основная часть крымских татар — с Меджлисом. Причём это растущая часть. Под влиянием атмосферы прессинга и т.д., даже те, которые могли бы быть не с Меджлисом, будут с Меджлисом в результате.

Реальная стратегия Москвы должна была расположить крымских татар в отношении России, превратить в свою позитивную карту, в свой ресурс, с точки зрения Москвы. Но объективно всё идёт так, что некие силы разыгрывают их как антимосковскую карту. Совершенно понятно, что это в данный момент не Киев, потому что не Киев управляет процессами в Крыму.

Есть и внешнеполитические причины усиления крымско-татарского вопроса. На крымских татарах завязано очень много, в частности, отношения России с Турцией. Потому что Эрдоган вложился в эту тему, заявив, что они на его ответственности, с одной стороны, а с другой стороны, Эрдоган декларирует своё позитивное отношение лично к Путину. Но если он попадёт в такой цугцванг, как бы его поставят перед фактом, что крымским татарам житья нет, ему придётся тогда отвечать и за свои слова, что он гарант их благополучия. Это только один из многочисленных факторов, которые связаны с ними.

Крымские татары ещё и на контроле у международного мирового сообщества. Мустафа Джамилёв — номинант на Нобелевскую премию. Представляете, что кандидата на Нобелевку не пускают домой, к семье жить. Куда это ведёт нас с точки зрения имиджа?

Где крымским татарам было более комфортно – на Украине или сейчас в России, –  лучше спросить у них самих. Но, судя по тому, как развиваются их отношения с нынешней крымской властью (то есть с российской властью, потому что Крым – это на сегодняшний день, по российским законам, субъект Российской Федерации), отношения у них складываются не очень.

Ничего хорошего мы не наблюдаем. С украинской властью у крымских татар (во всяком случае, у их официальных структур) отношения складывались более спокойно, они были рабочими. А сейчас отношения крымских татар с местными российскими структурами, прямо скажем, плохие.

Да, было заявление Путина о том, что крымско-татарский язык будет третьим государственным языком в Крыму, было заявление о реабилитации крымско-татарского народа, который был подвергнут репрессиям при Сталине. И здесь официальная позиция Кремля абсолютно безупречна. Но, тем не менее, значит, где-то, непонятно, на каком уровне, происходит какая-то накладка.

На самом деле, я далёк от мысли, что местные крымские власти, господин Аксёнов действуют с целым крымско-татарским народом на свой страх и риск, не спросив мнения Москвы. Это было бы очень странно. А если они спрашивают мнение Москвы и при этом действуют так, как они действуют, значит, они получают от Москвы добро. Таким образом, мы видим противоречие между официальной линией, которую заявляет президент Путин, и реальной политической линией, которую мы наблюдаем, при которой жёстко поступают с нынешним лидером Меджлиса, проводят в здании их национального парламента обыски, в жёсткой форме выселяют и закрывают их газету.

Это всё можно считать объявлением войны крымским татарам. Нельзя сказать о каждом из них, их там 300 тысяч, но в целом Меджлис – их представительство. Значит, это может быть воспринято как объявление политической войны целому народу.

С чем это связано? Не знаю. По-видимому, с тем, что не нашли общего языка, не знают, как с ними разговаривать, и предпочитают силовое давление переговорам. Ясно, что крымские татары, в общем, без энтузиазма восприняли вхождение в состав России. Многие считают, что им неплохо жилось в составе Украины. А при принятии решения относительно перехода к России с их мнением не очень считались. Их передали под юрисдикцию другого государства, толком не спросив.

Но это целый народ, в конце концов. Даже на уровне человеческих отношений ничего нельзя силком решать, если ты хочешь от человека добиться какого-то позитива, надо уметь договариваться. А на уровне межнациональных и межгосударственных отношений проявление силы тоже, прямо скажем, не лучший способ. А крымские власти, видимо, решили не париться, не заниматься долго уговорами.

А это сразу же вызывает у крымских татар ассоциации с их очень трагическим историческим прошлым, с депортацией. Некоторые из них считают, что государство снова занимается насилием. Ни к чему хорошему это не приведёт. Крымские татары — народ мирный, но, как всякий мирный народ с чувством собственного достоинства, имеющий трагические страницы своей истории, он может быть доведён и до крайности.

Аксенов утверждает, что Меджлис "не был зарегистрирован должным образом", а его авторитет среди крымских татар невелик. Я боюсь, что мнение Аксёнова здесь не самое главное. Аксёнов ведь не представляет крымских татар. Он сейчас глава как раз того субъекта, который оказывает на них давление. Относительно авторитета Меджлиса надо спросить у татар. Я думаю, что, каким бы авторитетом ни пользовался Меджлис, даже если не максимальной поддержкой (хотя у меня нет на этот счёт оснований так полагать), это не повод так с ним обходиться. Подобное обращение с Меджлисом только добавит к нему уважения. Это, в конце концов, официальный орган крымских татар.

Приведу такой пример. Сложно сказать, насколько сильным авторитетом пользуется Государственная дума РФ, но представьте себе, если кто-нибудь захочет проявить к ней такое демонстративное неуважение. Сразу авторитет Думы в народе повысится.

Что касается утверждения о неверной регистрации Меджлиса, то я не силен в таких юридических нюансах. Но знаю точно, что единственно верный шаг таков: если он зарегистрирован неверно, помогите исправить ошибку. Я повторяю ещё раз: это национальный парламент целого крымско-татарского народа. Если он не зарегистрирован, значит, нужно его выселять? Это же не пивной бар, в конце концов, и не табачная лавка.

Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".