Статья
6 Октября 2014 9:48

Взрыв в Грозном

<p><strong>В Грозном в прошедшее воскресенье террорист-самоубийца взорвался перед входом в концертный зал, где должен был состояться концерт в честь Дня города. Пятеро полицейских погибли. </strong></p>
<p>Как сообщили «<a href="http://www.interfax.ru/" target="_blank">Интерфаксу</a>»  в пресс-центре МВД РФ, бомба взорвалась, когда полицейские, дежурившие у металлоискателей, установленных у входа в зал, решили проверить документы у молодого человека, который показался им подозрительным.</p>
<p>В результате взрыва четыре сотрудника полиции погибли на месте, еще четыре человека пострадали. Знакомый с ситуацией источник «Интерфакса»  приводит другие данные — по его информации, жертвами взрыва стали пять полицейских, еще восемь были ранены. «<a href="http://echo.msk.ru/" target="_blank">Эхо Москвы</a>»  на утро понедельника опубликовало информацию о 12 раненых, остающихся в больницах Грозного после взрыва.</p>
<p>По словам главы Чечни Рамзана Кадырова, взрыв бомбы во время концерта мог бы привести к большому количеству жертв. «Незаконнорожденный бандит с пистолетом представился на посту сотрудником полиции и попытался пройти на площадь, где отмечали целый ряд праздников. Мужество и профессионализм работников полиции предотвратили возможные многочисленные жертвы среди гражданского населения. При досмотре бандит осуществил самоподрыв. Погибли и ранены сотрудники. Они будут представлены к государственным наградам», — написал <a href="https://www.facebook.com/RKadyrov95?fref=ts" target="_blank">он в своем Facebook</a>. Рамзан Кадыров пообещал найти помощников террориста.</p>
<p>Личность террориста уже установлена — им оказался 19-летний уроженец Грозного Опти Мударов. По данным МВД, два месяца назад террорист ушел из дома в Старопромысловском районе Чечни, его родственники ничего не знали о его местонахождении. В результате взрыва Мударов погиб. На месте происшествия работают группы из сотрудников МВД, ФСБ и СКР.<a href="http://www.sledcom.ru/" target="_blank"> Следственный комитет</a> уже возбудил по факту произошедшего уголовное дело по статьям 317 ( «Посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов» ) и 222 УК РФ ( «Незаконный оборот оружия» ).</p>
<p><strong>Политолог, преподаватель ВШЭ Станислав Апетьян </strong>в интервью «Актуальным комментариям»<a href="http://actualcomment.ru/theme/2854"> отмечал ранее</a>,  что «в Чечне как раз с террористическим подпольем справиться смогли, закрутив все возможные гайки - там нет терактов, а среди террористов последних лет чеченцев практически нет (а те, что есть, к республике много лет отношения не имеют). Почти все террористы - это выходцы из Дагестана, Ингушетии, КБР или вообще русских регионов страны - первый теракт в Волгограде, судя по всему, совершил этнический русский».</p>
<p>Напомним, президент Чечни сказал после теракта в Волгограде 29 декабря 2013 года: «террористы не являются ни мусульманами, ни христианами, если даже они круглосуточно имитируют совершение молитв», сообщает <a href="http://www.regnum.ru/news/polit/1751119.html#ixzz3FNE2UjlS">ИА REGNUM</a>. Он подчеркнул: «С терроризмом и радикализмом нужно бороться еще на стадии зарождения идеи. Человека, который уже решил взорваться, не может остановить никто. Где-нибудь он все равно взорвется».</p>
<p>Фото: <a href="http://www.1tv.ru/">Первый канал</a></p>
Комментарии экспертов
<p>Случившееся 5 октября в Грозном — это, возможно, новая реальность, с  которой нам придется сталкиваться и дальше. Она уже прорастает, пока  незаметно, в  Дагестане, но по каким-то причинам прорвалась в  «стабилизированной» Чечне. Новая — потому что после очевидного  «олимпийского» и «украинского» затишья существовавший десятилетие после  Второй чеченской войны рынок насилия разрушен. И формируется что-то  новое, по новым правилам и с новыми людьми.</p>
<p>Когда человек сам себя взрывает, это не недовольство, это нечто  большее — либо отчаяние, либо зомбирование. В первом случае проблема в  чудовищном неравенстве и неограниченном насилии по отношению к  населению. Во втором —  в отсутствии других инструментов политической  борьбы и причастности профессионалов. Опти Мударов — это пока единичный  случай, будем надеяться, что он единичным случаем и останется. В целом  опасность подобных инцидентов сохраняется, потому что проблема в корне  не решена, пока не удастся провести широкомасштабные реформы, которые  изменят жизнь в целом, обеспечат, прежде всего, доступ к правосудию  всех, позволит окончательно уйти от насилия.</p>
<p>Большая ошибка относить терроризм только к компетенции силовиков. Не  работает вертикальный лифт по объективным критериям, разрушена система  среднего образования, делать карьеру возможно только в бюджетной и  правоохранительной сферах — а они не резиновые и того и глядишь начнут  сокращаться.</p>
<p>Основными внутренними факторами, способствующими тому, что мы  называем терроризмом, являются неравенство, произвол без правосудия  (даже жаловаться на произвол становиться некуда) и непубличная  политическая борьба за ресурсы и статусы. Именно она превращает отчаяние  в профессиональные диверсии.</p>
<p>Последние годы благосостояние граждан росло, происходило  перераспределение ресурсов, так или иначе какие-то блага перепадали и  простому населения. В настоящее время можно говорить о том, что прежний  рост показателей прекратился.</p>
<p>Вертикаль власти на Северном Кавказе и в тучные годы давала сбои.  Была как бы приватизирована по этажам. Первый этаж самый высокий — это  федеральный центр, который с одной стороны формулирует, что есть  мусульмане правильные, традиционные, а есть мусульмане неправильные,  нетрадиционные. И направляет для гармонизации на их уравновешивание  деньги и вооружённых людей. На втором уровне, региональном, это  разделение подхватывается в интересах местных элит. Потому что если  противник национальный лидер, или даже криминальный лидер — это  серьёзный конкурент в политической борьбе. А если твой противник,  например, ваххабит,  то он никогда не станет министром или президентом. И  вот это окрашивание всей политической оппозиции любого плана в цвет  ислама, и на основании этого применение всей мощи российского  законодательства и правоохранительных органов — это один из инструментов  политической борьбы.</p>
<p>Ещё на этаж ниже, на местном уровне, на районном, уже поднимаются  банальные вопросы за счёт этого разделения на правильных и неправильных.  Такая традиционная ловушка, когда начинается преследование по  идеологическим мотивам, — это обратная сторона медали. Появляется риск  использования государственного насилия и государственных ресурсов для  политической борьбы на региональном и местном уровне, что, собственно, и  происходит. Восточный Кавказ достаточно если не в срочной, то в  среднесрочной перспективе будет вызывать особенно пристальное внимание.</p>
<p>То, что Чечня стабилизирована при полностью бюджетной экономике —  решение временное. Это просто прекращение военных действий за счёт того,  что одному лидеру даётся вся мощь поддержки государства, плюс  разрешение применять насилие неограниченно, не обращая внимание на закон  и на какие-то человеческие издержки. Это достаточно опасная  конструкция, но пока она держится. Это практически полностью  перечёркивает любую перспективу независимого и свободного экономического  развития региона без глубоких институциональных реформ и стимулирует  отток населения. Особенно молодежи.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".