Статья
31 Марта 2011 2:06

Японские инвестиции

Основным трендом недели стала активизация российско-японского сотрудничества. Игорь Сечин сформулировал предложения по энергетической поддержке Японии. Профильный вице-премьер, помимо увеличения поставок энергоносителей, предложил совместно разрабатывать российские газовые месторождения. Ранее японские компании проявляли интерес к природным ресурсам России. Но рассчитывали увеличить свое присутствие только в сахалинских проектах.

Борьба за контроль над стратегическими активами идет последние десять лет. Причем, до последнего времени конкурирующим госкомпаниям  удавалось сохранять статус-кво на Сахалине. Ситуация стала меняться в 2009 году, когда правительство передало «Газпрому» без конкурса права недропользования на Западно-Камчатский шельф и три блока «Сахалина-3».

Решение правительства существенно ослабило позиции «Роснефти». Дело в том, что лицензия на разработку четвертого блока «Сахалина-3» - Венинского - с 2003 года принадлежала «Роснефти». Акционерами оператора месторождения «Венинефть» помимо госкомпании (49,8%) являются Сахалинская нефтяная компания (25,1%) и китайская Sinopec (25,1%). Причем, разведка месторождения шла на средства китайской стороны. Именно НК претендовала на три блока «Сахалина-3», доставшиеся газовой монополии.

В борьбе двух компаний решающим стал вопрос доступа к трубопроводной инфраструктуре. Ее до 2008 года контролировала «Роснефть». Именно госкомпания опосредовано владела  магистральным газопроводом от Сахалина до Комсомольска-на-Амуре. К 2007 году «Газпром» несколько раз пытался получить этот инфраструктурный актив, но компания Богданчикова так и не уступила. В результате принадлежность «Сахалина-3» осталась под вопросом, и три блока не были переданы «Газпрому» вместе с Ямало-Ненецкими месторождениями.

Однако НК не удалось сохранить статус-кво. В апреле 2008 года газовая монополия получила контроль над стратегическим газопроводом. Продажа актива стала переломным моментом в борьбе за «Сахалин-3». В последние три года «Газпром» интенсивно наращивал свое присутствие в регионе. А запуск первого завода по сжижению газа на «Сахалине-2» мог окончательно «поставил крест» на планах «Роснефти», открыв стратегический проект для японских инвесторов.

Представители страны Восходящего Солнца традиционно работали именно с «Газпромом». Японские Mitsui и Mitsubishi имеют крупные пакеты в «Сахалине-2», газ с которого поставляется в Японию. Именно с подачи Токио Сахалинская область предложила правительству РФ разморозить газовую составляющую проекта «Сахалин-1» (сейчас газ идет только на внутренний рынок) и использовать полученное топливо для третьей очереди построенного в рамках проекта «Сахалин-2» завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) до 2015 года. Также было предложено рассмотреть возможность строительства нового завода СПГ вместе с газохранилищем.

Однако, несмотря на все предложения японской стороны, Игорь Сечин предложил Токио осваивать не Сахалин, а сибирские ресурсные базы. Профильный вице-премьер предложил совместно осваивать Чаяндинское и Ковыктинское месторождения. При этом работать на Чаянде и Ковыкте, которые изначально ориентировались на Китай, Токио не собиралось. Однако, участие нерезидентов в отечественных проектах может серьезно усилить позиции российских компаний, которые пытаются создать альтернативу китайскому вектору сотрудничества. Последнее направление остается весьма конфликтогенным для Игоря Сечина.

Участие японских компаний позволит снизить давление со стороны Поднебесной на «Роснефть» и «Газпром» в преддверии российско-китайских переговоров по ценам на энергоносители.

Дмитрий Абзалов, Центр политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".