Статья
25 Сентября 2012 8:34

За оскорбление чувств верующих будут наказывать

Госдума приняла заявление в защиту религиозных чувств верующих всех конфессий. 

«Государственная Дума отмечает необходимость усиления ответственности за оскорбление религиозных чувств граждан, в том числе за осквернение почитаемых верующими святынь, а также подчеркивает важность неотвратимости наказания за подобные действия», - говорится в заявлении, которое палата приняла на пленарном заседании.

Представляя проект заявления на заседании, глава думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов отметил, что за истекший период 2012 года произошел «ряд вопиющих, кощунственных, возмутительных мракобесных ситуаций и событий».

«Уже всем набила оскомину известная история с Pussy Riot, все это время имели место случаи осквернения икон в разных городах и регионах нашей страны, наносились изображения свастики, сатанинские символы, различные надписи на храмах и синагогах. Случились два громких теракта в Татарстане и в Дагестане, в результате которых погибли и пострадали духовные лидеры мусульман. Происходило уничтожение храмов. Так, в Краснодаре был сожжен деревянный храм, а в Москве в Новокосино был снесен молельный дом протестантской церкви», - сказал он.

Он напомнил и о случаях спиливания крестов, осквернения могил.

«Налицо разжигание антирелигиозной розни. Все это носит деструктивный, провокационный характер, направленный на дестабилизацию остановки и на разжигание розни в нашем обществе. Государственная Дума в этой связи не может оставаться безмолвной», - отметил Нилов.

Он сообщил, что в ближайшее время будет внесен законопроект, устанавливающий уголовную и усиливающий административную ответственность за ущемление религиозных чувств граждан.

Напомним, решение о включении данного вопроса в повестку дня заседания палаты было принято на заседании Совета Думы накануне в понедельник. Спикер Госдумы Сергей Нарышкин поддержал намерение принять такое заявление.

«В последнее время участились случаи оскорбления религиозных чувств наших граждан», - сказал Нарышкин журналистам в понедельник после заседания Совета Думы.

Он подчеркнул, что Россия является многонациональным и многоконфессиональным государством, где религиозные объединения и организации играют важную роль в укреплении гражданского мира и согласия.

«В этой связи депутаты Государственной думы осуждают и религиозный экстремизм, и вандализм и хулиганство в отношении Русской православной церкви и других религиозных организаций. Мы призываем средства массовой информации с особой ответственностью и деликатностью относиться к публикации материалов, содержащих различные аспекты религиозной жизни в нашей стране», - цитирует спикера «Интерфакс».

Как сообщалось, проект заявления палаты в защиту религиозных чувств верующих внесли в Госдуму депутаты всех четырех фракций. 

Ярослав Нилов сообщил, что данный проект заявления подписали руководители трех фракций - «Единая Россия», ЛДПР и КПРФ, а также депутат от «Справедливой России» Елена Мизулина.

По его мнению, принятие Госдумой данного постановления - очень важный шаг, потому что в документе дается негативная оценка всех «громких событий, направленных на разжигание межконфессиональной розни, на ущемление чувств верующих».

Как отмечается в проекте заявления, «в последнее время участились случаи оскорбления религиозных чувств граждан, в том числе сопряженные с насилием».

Особую тревогу авторов документа вызывают теракты, «совершенные на религиозной почве и направленные как на устранение духовных лидеров, так и на общую дестабилизацию обстановки».

«Убийства духовных лидеров, насилие в отношении верующих, спиливание крестов, разрушение храмов, кощунственные хулиганские акции, вандализм на кладбищах, нанесение оскорбительных надписей - все эти действия направлены на разрушение многовековых духовно-нравственных основ России, дискредитацию традиционных ценностей и, по сути, служат возбуждению гражданской розни и подрыву суверенитета страны», - говорится в документе.

В этой связи, по мнению авторов проекта заявления, Госдума должна осудить эти преступные действия и заявить о необходимости «дать жесткий отпор деструктивным силам, восхваляющим антирелигиозный экстремизм, вандализм и хулиганство, разжигающим в обществе ненависть к Русской православной церкви и другим религиозным организациям».

Согласно проекту документа, «Государственная дума отмечает необходимость усиления ответственности за оскорбление религиозных чувств граждан, в том числе за осквернение почитаемых верующими святынь, а также подчеркивает важность неотвратимости наказания за подобные действия».

По мнению авторов документа, в настоящее время все политические силы страны должны объединить свои усилия для укрепления национального единства, упрочения гражданского мира и согласия.

«Этому может способствовать дальнейшее религиозное просвещение общества, включая соответствующую духовно-воспитательную работу среди молодежи», - говорится в проекте.

Кроме того, в документе содержится призыв депутатов к СМИ «с особой ответственностью и деликатностью относиться к публикации материалов, освещающих события религиозного характера, воздерживаться от возбуждения межконфессиональной вражды и оскорбления религиозных чувств граждан».

«Депутаты Государственной думы призывают органы государственной власти, органы местного самоуправления, политические партии, иные общественные объединения, религиозные организации, средства массовой информации в своей деятельности уделять особое внимание дальнейшему развитию институтов гражданского общества в нашей стране, модернизации политической системы РФ с опорой на сохранение традиций христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России», - подчеркивается в проекте заявления. 

Как пишет газета «Ведомости», за совместным заявлением четырех фракций по поводу попрания чувств верующих и кощунственных хулиганских акций последует появление статьи об оскорблении религиозных убеждений в УК РФ.

«Заявление не только осуждает эти явления, но и предлагает с ними бороться - с помощью усиления ответственности и неотвратимости наказания за такие поступки. Вслед за этим в Госдуму будут внесены соответствующие поправки в уголовное и административное законодательство», - сообщили изданию источник в руководстве Госдумы и член фракции КПРФ.

Такая инициатива готовится, подтвердил газете лидер фракции «Единая Россия» Андрей Воробьев, и ее, скорее всего, выдвинут лидеры всех думских фракций – «в связи с особой важностью вопроса».

По данным источников издания, предлагается дополнить Уголовный кодекс новой статьей (243.1) «Оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан»: публичные оскорбления религиозных убеждений граждан и прилюдное унижение богослужений, религиозных обрядов и церемоний. Нарушителям будет грозить штраф до 300 тысяч рублей, обязательные работы до 200 часов или три года лишения свободы.

Во второй части той же статьи предлагается наказывать за осквернение и разрушение объектов и предметов религиозного почитания, в том числе мест совершения религиозных обрядов и паломничества. За нарушение - штраф от 100 тысяч до полумиллиона рублей, 400 часов обязательных работ или пять лет лишения свободы.

В статье, отмечают «Ведомости», оговаривается, что санкции последуют за оскорбление тех религий, которые составляют неотъемлемую часть исторического наследия народов России.

Коррекции, по сведениям газеты, подвергнется и статья 5.26 КоАП (о свободе совести, свободе вероисповедания) - штрафы вырастут на два порядка. За воспрепятствование религиозной свободе гражданин будет оштрафован на 10-30 тысяч рублей, а должностное лицо - на 50-100 тысяч рублей. Штрафом от 30 до 50 тысяч рублей будет наказываться публичное осквернение религиозной литературы и порча знаков и эмблем мировоззренческой символики.

Главная задача парламентариев - установить уголовную ответственность за преступление в этой чувствительной сфере, отметил в беседе с изданием федеральный чиновник, знакомый с подготовкой текста законопроекта.

Политики должны адекватно реагировать на эти проблемы, учитывая, что межрелигиозные трения обостряются во всем мире, подчеркнул собеседник газеты.

По его словам, готовящийся закон сильно дифференцирует наказание - штраф, обязательные работы, нет нижнего предела для ограничения свободы, есть даже условное наказание - в зависимости от серьезности проступка и общественного резонанса.

Стало также известно, что ужесточение законодательства, направленное на пресечение разжигания межрелигиозной розни, коснется и Интернета. Об этом  сообщил журналистам во вторник вице-спикер Госдумы от фракции «Единая Россия» Сергей Железняк.

«Законодательство должно позволять эффективно пресекать преступления, направленные на разжигание межрелигиозной напряженности, в том числе, в Интернете», - сказал он.

Железняк сообщил, что соответствующие поправки в действующее законодательство единороссы вместе с членами других фракций внесут на рассмотрение Госдумы «в самое ближайшее время», передает «Интерфакс».

«Мы также должны повысить эффективность правоприменения для своевременного блокирования противоправных материалов в информационных сетях», - подчеркнул депутат.

Напомним, что волна антиклерикальных акций поднялась после судебного процесса над участницами панк-группы Pussy Riot.

В частности, 19 августа неизвестные нанесли надписи на стены двух православных храмов в Южно-Сахалинске. Несколькими днями ранее хулиганские надписи появились на одном из древнейших соборов Пскова. В ночь на 28 августа злоумышленники написали «Pussy Riot» на стене храма в Свердловской области.

Кроме того, в ночь на 25 августа неизвестные спилили поклонный крест в Архангельске и три креста в поселке Смеловский в Челябинской области. 4 сентября на Алтае вандалы повалили православный крест и порубили его топором

Напомним, что 17 августа Хамовнический суд Москвы приговорил трех участниц Pussy Riot - Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич - к двум годам колонии общего режима по обвинению в хулиганстве. Поводом для тюремного срока послужило выступление Pussy Riot на амвоне храма Христа Спасителя. 

Комментарии экспертов
<p>За оскорбление религиозных чувств, по идее, должен отомстить или не отомстить Господь Бог. Если речь идет об одних верованиях – Бог мстит за оскорбления, если речь идет о других религиях – Бог не мстит, а прощает. В любом случае, поскольку церковь отделена от государства, то с религиозной точки зрения Дума зря берет на себя функции Господа Бога.</p>
<p>С гражданской точки зрения закон (о защите чувству верующих – прим. ред.) – глупейший, потому что каждый человек вправе объявить, что его религиозные чувства оскорблены. Вот, например, человек скажет: «Символом моей веры является прогресс, либерализм, и существование такой Думы и законы, которые она принимает, глубоко оскорбляют мою веру. А я верую в прогресс и либерализм, как в своего Бога». Ну и что вы будете с ним делать? Поэтому это абсолютно абсурдный закон. Нельзя судить за то, что отдельному человеку или группе людей кажется, что их чувства оскорбили.</p>
<p>Бывает разрушение памятников религии – это называет вандализм, и закон в отношении этого есть. Бывает физическое оскорбление действием человека – на этот случай закон тоже есть. Бывает оскорбление человека ругательствами или нарушение его деловой репутации, клевета – здесь законы существуют.</p>
<p>Что касается религиозных чувств людей, их ощущений, то это материя, которая касается их лично, Господа Бога и церкви, но никаким образом не касается ни Думы, ни государства. Но поскольку у нас сейчас официальная идеология – это идеология религиозного консерватизма (или, иначе говоря, идеология консервативной революции), то надо было бы называть вещи своими именами: те, кто против идеологии консервативной революции или консервативной религиозности, будут нести ответственность по закону, поскольку эту идеологию, несомненно, поддерживает большинство граждан, и, несомненно, поддерживает Дума, которая этим большинством граждан избрана. Вот этот было бы глупо, но, по крайней мере, честно. При этом официальной идеологии согласно Конституции у нас нет и быть не может.<br />
 </p>
<p>Храмы, мечети, синагоги должны быть так или иначе защищены от экстремистских выходок и вандализма в любом и его проявлении. В первую очередь ужесточение должно быть связано именно с этим. Например, построили храм для того, чтобы туда верующие ходили на службу – пусть они там это и делают. Это место не должно стать площадкой конфликтов и столкновений. Места для молитвы должны использоваться по назначению, а не для дискуссий, публичных акций и противостояний.<br />
<br />
Что касается каких-то акций, выставок современного искусства и прочего, то необходимо ограничить откровенные оскорбления хотя бы четырех базовых конфессий. То есть если, например, проходит какая-то акция, которая напрямую оскорбляет догмы того или иного вероисповедания (не оспаривает, а намеренно оскорбляет), то это должно тоже быть предметом ответственности. Одно дело – дискуссии и спор (спорить можно, дискутировать можно, если есть вопросы по отношению к тем или иным догмам), другое дело – нанесение оскорбления верующим. Верующих чаще всего оскорбляет не дискуссия, а прямое оскорбление. Например, «Невинность мусульман» – это прямое оскорбление, прямая насмешка.<br />
 <br />
Разграничить, что оскорбляет чувства верующих, а что нет, остаточно легко. Подобного рода экспертиза проводится по целому ряду других уголовных дел никак не связанных с религией. <br />
<br />
На самом деле есть совершенно четкая грань между выражением несогласия и оскорблением человека. Предположим, вы сделали какой-то поступок, а я с вами не согласен и с вами спорю. Это – одно. А другое дело, когда я напрямую подхожу и начинаю выкрикивать оскорбительные выражения или вывешиваю в подъезде оскорбительную надпись. Схожие трактовки есть и в законе об экстремизме, когда созывается комиссия, которая определяет, соответствует ли данный факт экстремизму или это просто высказывание своего мнения. Здесь должны быть достаточно понятные рамки. И определить их будет несложно. <br />
<br />
Даже те, кто выступает с критикой той или иной религии, прекрасно сами понимают, где грань между дискуссией, а где идет прямое оскорбление. Однако они часто прикрываются разговорами о том, что вот это – актуальное искусство, а вот это – просто мое мнение. <br />
<br />
Каждый волен иметь свое мнение. В компании единомышленников на кухне можно говорить все, что угодно. Но когда вы устраиваете публичную акцию, да еще и привлекаете туда средства массовой информации – это уже вещь недопустимая. <br />
<br />
Что касается СМИ, регламентировать их деятельность в религиозных вопросах сложно. Они чаще реагируют на какой-то факт, а не сами его создают. Если СМИ сами создают информационный повод, скажем, журналист написал статью, в которой есть признаки оскорбления – здесь, в общем-то, он сам создает факт для определенного разбирательства, и здесь действуют общие для всех законы. Если же СМИ просто освещают то или иное событие – здесь достаточно более тонкая грань, и должны действовать просто принципы журналистской этики. В идеале описание должно быть неангажированным в любом случае. Но как отличить ангажированное от неангажированного – это сложный вопрос. <br />
 </p>
<p>Мне очень не нравится распространившаяся в последнее время формулировка «чувства верующих», которые надо защищать. Вообще, мне кажется, что чувства – дело достаточно интимное. Когда они выпячиваются напоказ в контексте «нас оскорбили, наши чувства не удовлетворены», это всегда выглядит не очень красиво. Особенно, если это происходит так, как летом в Хамовническом суде, когда молодые, сильные и здоровые охранники рассказывали о том, что они месяц не могут спать, увидев дрыгание ногами в храме в исполнении девушек из группы Pussy Riot. <br />
<br />
Поэтому я бы предпочел говорить не о защите чувств верующих, а об оскорблении религиозных святынь или об оскорблении предметов религиозного культа. <br />
<br />
Если говорить именно о законе об оскорблении предметов религиозного культа или о непотребном поведении в местах религиозного поклонения, то такой закон я бы считал вполне осмысленным. Но он должен будет, во-первых, строго прописывать, что является местами религиозного поклонения, предметами религиозного культа, святынями, которые нельзя оскорблять. Во-вторых, важно четко обозначать, какие санкции полагаются за то или иное оскорбление. В-третьих, наказание должно соответствовать здравому смыслу. В этом случае мы можем быть избавлены от многих правовых коллизий, возникающих в делах типа знаменитой истории с Pussy Riot, когда существующие правовые нормы ни в каком виде не позволяли дать девушкам что-либо большее, нежели 15 суток административного ареста. Однако по многим причинам власть посчитала, что необходимо наказать этих девушек строже, поэтому была вынуждена откровенно мухлевать с существующим законодательством, что было видно даже невооруженным глазом и производило крайне неприглядное впечатление.<br />
<br />
К тому же деятельность разнообразных деятелей современного искусства подобного рода такой закон тоже облегчит. Они каждый раз будут знать, какую именно норму закона нарушают очередным действием, и понимать, какие именно наказания им за это грозят, а дальше уже будут принимать решение, готовы они провести акцию, за которую по закону положено от года до двух тюремного заключения, или откажутся от задумки.<br />
<br />
Если же они совершают акцию, не попадающую под действие этого закона, значит их нельзя будет привлечь к ответственности, даже если после этой акции начнутся крики о том, что все-таки они нас оскорбили. Поэтому, повторюсь, если закон будет прописан четко и недвусмысленно, то этот закон я бы считал хорошим. <br />
 </p>
<p>Государство постоянно вмешивается в религиозную сферу. А вот должно ли оно это делать? Нет, не должно, потому что светский характер государства записан у нас в Конституции, и поэтому религии у нас все существуют исключительно как общественные институты, как религиозные организации.</p>
<p>Совершенно не понятно, почему мы должны защищать верующих, а гомосексуалистов не должны. Честно говоря, я разницы между ними не вижу – и там, и там клуб по интересам.</p>
<p>Мне кажется, что Государственной думе надо бы делом уже заняться. У нас в стране много разных проблем, а вот проблемы, связанной с чувствами верующих – нет, потому что мы жили без законов на эту тему много лет, и все было прекрасно. Теперь вдруг это стало главной темой. Я считаю, что Государственной думе надо бы заняться делами поважнее. </p>
<p>В юридическом плане здесь все очень легко расставить по полкам. Оскорбление чувств верующих – это никакая не абстракция, это конкретные выпады против узловых центральных пунктов веры практически любой традиционной религии на территории Российской Федерации. Оскорбление Бога, пророков, священных писаний и конкретных символов любой из религий – это очень четкие, очень видимые вещи, которые, кстати, самими кощунниками находятся легко, без всякой путаницы. У них нет никаких проблем в выборе целей для атаки. Именно эти цели и должны быть защищены. В исламском, шариатском законодательстве защита всех этих пунктов прописана изначально.</p>
<p>Когда на экраны вышел фильм Пазолини «Страсти Христовы», неоднозначно воспринятый не только христианской, но и вообще международной общественностью, то именно в исламских странах он был запрещен к показу, при этом его показ состоялся даже в католических странах.</p>
<p>Иисус является пророком ислама, там принята концепция непорочного зачатия его и рождения от Девы Марии, и оскорбление всех пророков от Авраама (включая Исаака, Иакова, Моисея, Давида, Соломона) до Мухаммеда является тяжелейшим фундаментальным грехом. Можно взять вот эту схему. В любом случае это было бы одним из немногих полезных дел, которые Дума смогла бы совершить.</p>
<p>Данный вопрос требует большого общественного обсуждения, потому что чувства верующих бывают разными. Мы привыкли к христианским, православным, нравственным, религиозным, культовым ориентирам. Мы понимаем, что такое осквернение православного храма. Но российская общественность не очень понимает то, что для мусульманина публикация рисунка (не только карикатуры, но и просто изображения пророка Мухаммеда) уже является святотатством. Таковы их традиции.</p>
<p>Журналисты и либеральная общественность воспринимают ограничение на любую публикацию изображения как наступление клерикализма и ограничение свободы слова. Свободная пресса будет специально нарушать закон, чтобы показать, что она за свободную прессу, против ограничений, против наступления клерикалов, против средневековой религиозности. </p>
<p>Естественно, верующие, как правило, отвечают формированием религиозных фундаменталистов. Это могут быть и христианские фундаменталисты, и мусульманские фундаменталисты, и ортодоксальные иудейские фундаменталисты (там тоже очень много ограничений, которые могут задеть чувства верующих – допустим, работать в субботу). Данный вопрос нужно очень тщательно обсуждать и выносить на общественное обсуждение, возможно, вплоть до референдума. Россия – многоконфессиональная страна, и когда группы провокаторов специально начинают войну против церкви, они разжигают ненависть в первую очередь к ним и, на самом деле, ненависть к интеллигенции. Это чревато очень плохими последствиями.<br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".