Статья
11 Февраля 2013 11:27

За особо тяжкие - смерть

Глава МВД России Владимир Колокольцев не видит ничего предосудительного в смертной казни за жестокие преступления, сообщает «Интерфакс».

«Боюсь навлечь на себя гнев противников смертной казни, но если не как министр, а как простой гражданин, я не видел бы ничего предосудительного для подобного рода преступников», - заявил Колокольцев в эфире итоговой программы НТВ, которая вышла в воскресенье вечером на восточные регионы страны.

Таким образом министр прокомментировал последние случаи убийства девочек в Татарстане и Иркутской области и высказывание ведущего программы о том, что в обществе все чаще говорят о возвращении смертной казни в качестве меры наказания.

При этом Колокольцев отметил, что у каждой страны есть свой подход к этой проблеме.

«Если посмотреть примеры разных стран, в Евросоюзе - один подход, в США - другой подход. У каждого государства есть свои особенности, и эти особенности нужно учитывать», - сказал глава МВД.

«Ну а для таких нелюдей, я считаю, что смертная казнь это нормальная реакция общества на свершившийся факт», - добавил Колокольцев.

В Кремле выступили против возвращения в России смертной казни. Об этом 11 февраля «Интерфаксу» заявил анонимный источник в администрации президента.

«Обсуждение этого вопроса в практической плоскости не стоит», — заявил собеседник агентства. Таким образом в Кремле отреагировали на слова главы МВД Владимира Колокольцева. Ранее министр заявил, что «как гражданин» не видит в смертной казни ничего предосудительного. В администрации президента отметили, что Колокольцев высказал свое личное мнение.

Против смертной казни также высказался председатель Госдумы Серегй Нарышкин. Он заявил, что отрицательно относится к такой мере наказания. Со спикером согласен председатель комитета парламента по законодательству Павел Крашенинников. «Государство не должно быть инструментом мщения», — заявил депутат. По его словам, возвращение казни может успокоить общественное мнение, но не устранит «корень зла»

В России введен мораторий на смертную казнь. Так, согласно определению Конституционного суда России от 19 ноября 2009 года, смертная казнь в России не может применяться с 16 апреля 1997 года, то есть наказание в виде смертной казни не должно ни назначаться, ни исполняться.

Напомним, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов также высказался за смертную казнь. Детский омбудсмен сказал об этом, комментируя смерть пятилетней девочки от рук насильника и рецидивиста в Пятигорске. 

«Убийца Анечки Прокопенко должен ответить за ее мучения и гибель своей жизнью. Извергов не остановить, если не лишать их жизни», - написал тогда Астахов в своем Твиттере.  

Точно таким же образом Астахов прокомментировал убийство девятимесячной девочки в Брянске в марте прошлого года. «За убийство с особой жестокостью малышки Ани Шкапцовой ее палач должен расплатиться своей жизнью. Высшая мера по УК - пожизненное заключение», - написал детский правозащитник в Твиттере. 

Именно после резонансного убийства ребенка в Брянске в обществе началась дискуссия об отмене моратория на смертную казнь.

Так, глава комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая поддержала позицию Астахова.

«Моя личная точка зрения - она высказывалась уже давно и неоднократно - заключается в том, что за такие преступления как терроризм, преднамеренное убийство детей, серийные убийства никакого снисхождения быть не может. Сомневаюсь, что те, кто совершил подобные преступления, смогут чистосердечно раскаяться и измениться», - подчеркнула она.

По ее словам, в случае, когда речь идет «об убийстве маленькой девочки, любой срок лишения свободы - это несоразмерная мера наказания; чтобы результативно бороться со зверством и садизмом, общество должно действовать адекватно». 

Между тем глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, депутат «Справедливой России» Елена Мизулина заявляла, что возможность введения смертной казни за детоубийство в России нельзя исключать.

«Это должно решать общество. Если российское общество сегодня считает, что выбор должен быть в пользу того, чтобы смертная казнь по таким преступлениям применялась, значит, так и должно быть», - сказала она. 

Фракция ЛДПР между тем заявила, что предложит Госдуме обратиться к президенту  с предложением инициировать отмену моратория на смертную казнь по ряду тяжких преступлений, в том числе детоубийство и распространение наркотиков.

Примечательно, что, по данным социологов Фонда «Общественное мнение» (ФОМ), 62% россиян считают необходимым вернуть смертную казнь. Большинство опрошенных убеждены (72%), что следует карать смертной казнью за сексуальные преступления против несовершеннолетних.

Комментарии экспертов
<p class="p1">Тема возврата к практике смертной казни за особо опасные и жестокие преступления актуальна не только в последнее время. Она будоражила общественное мнение с самого начала действия зафиксированного Конституцией моратория. Однако в последнее время на нее обращают все более пристальное внимание в связи с большей открытостью информации, новыми каналами коммуникации и, как следствие этих процессов, увеличением количества так называемых «резонансных» преступлений. Разумеется, заявления любых высокопоставленных чиновников, а уже тем более министра внутренних дел (В.Колокольцев в эфире НТВ,  комментируя  последние случаи убийства девочек в Татарстане и Иркутской области, завил, что как гражданин не видит ничего предосудительного в смертной казни за жестокие преступления) являются мощным катализатором дискуссии на эту тему как минимум в средствах массовой информации.  </p>
<p class="p1">Очевидно, что в обществе и в СМИ накапливается достаточный объем различного рода интересов, отстаивающих их групп и лидеров мнений, которые по-своему «стимулируют» иногда формальную, а иногда и вполне содержательную дискуссию относительно того, нужны ли изменения в действующую Конституцию, чтобы  вернутся вновь к применению смертной казни, в каких  случаях это должно происходить, способно ли само общество адекватно оценивать угрозы, которые несет этот возврат и готово ли оно согласиться на данное конъюнктурное решение, чтобы большинство граждан (а судя по опросам социологов, относительное большинство из них считают, что смертную казнь надо вводить) почувствовали себя по-настоящему защищенными от преступников. Вопрос видимо именно в этом, превентивном, смысле волнует граждан больше всего, а не только в том, чтобы покарать преступников. Общество, соглашаясь на такой инструмент наказания, должно почувствовать себя действительно более защищенным от последующих преступлений.  </p>
<p>В этой связи также нужно учесть, что мораторий на смертную казнь был введен исходя из гуманистических принципов, которые заложены в том числе и в основу действующей Конституции. Конечно, при довольно острых формах дискуссии о допустимости смертной казни возникает  вопрос  и об ошибках в работе правосудия и о несовершенстве правоохранительной системы. Но вопрос о возвращении такого инструмента наказания как смертная казнь более серьезный, чем лишь резонные опасения процедурного характера и фактор несовершенства институтов. Он относится к морально-нравственной базе общественного сознания. Проблема не в том, готово ли общество «наказывать», как говорят одни, или «мстить» как говорят другие, за определенное преступление.  Проблема в том, считает ли  большинство общества его справедливым и эффективным.  </p>
<p class="p1">Общество в целом настроено на возвращение смертной казни.  Мораторий - это лишь политическая акция, предпринятая Ельциным, чтобы нас «больше любили» в Евросоюзе. И прекращение моратория повлечет осложнение отношений с ЕС. Нам придется прервать свое участие в ПАСЕ, поскольку обязательным  условием  участия в этой организации является отказ от смертной казни. </p>
<p class="p1">Вопрос о возвращении этого инструмента наказания в компетенции высшего руководства страны. </p>
<p class="p1">Как бы то ни было, позиция Колокольцева  находит поддержку у большей части населения. У общества есть странное мнение, что наличие жестокого наказания снизит количество жестоких преступлений. Как правило, это не так, о чем свидетельствует и статистка. Главное – неотвратимость наказания, а не его суровость. </p>
<p class="p1">С неотвратимостью наказания  у нас есть проблемы. Хотя мы видим, что различные резонансные дела раскрываются достаточно быстро. Наказание  в виде лишения свободы пожизненно применяется  достаточно активно. И не уверен, что пожизненное лишение свободы - наказание менее суровое, чем смертная казнь. Но известно, что во времена Советского Союза, кода действовала смертная казнь, таких преступлений было меньше. </p>
<p>В любом случае возвращение смертной казни – вопрос спорный. Здесь необходима широкая общественная  дискуссия. </p>
<p class="p1">Абсолютно убеждена, что любой политик, министр, общественный деятель имеет право на выражение собственного мнения. И в том, что  Владимир Колокольцев заявил, что выражает собственную позицию, когда сказал о желании вернуть смертную казнь, если речь идет преступлениях против детей, нет ничего предосудительного.</p>
<p class="p1">Почти уверена что Владимир Анатольевич тем самым выразил мнение большинства российских граждан. Если провести опрос  (это сейчас очень популярно) и спросить наших граждан о том, какую меру наказания они считают адекватной для насильников и убийц детей, уверяю, что большинство выскажутся за высшую меру наказания. </p>
<p class="p1">Так что в словах Колокольцева нет никакой неожиданности и сенсации. Конечно, мы находимся в состоянии моратория относительно смертной казни. Это решение оправдано и тем,  что качество нашего правосудия не позволяет быть уверенными, что мы не казним невинного человека.</p>
<p>В то же время я сегодня же направлю в Думу соответствующее письмо, к чему привлеку своих коллег. Считаю, что хватит лицемерия: есть право на жизнь ребенка, поэтому в отношении убийц и насильников детей должна быть введена действующая высшая мера наказания – пожизненное заключение.  </p>
<p>Колокольцев – человек честный. И когда ему задается таким образом вопрос, когда спрашивают мнение не министра, а просто как гражданина, он как честный человек говорит то, что думает.</p>
<p>Понятно, что когда люди видят страшную картинку, как какой-то негодяй убивает и насилует детей, у большинства возникает желание его убить. Но мы понимаем, что вопрос о смертной казни не может решить проблему неотвратимости наказания. Жестокость наказания не изменит ситуацию. К тому же, скрипучая система правосудия допускает ошибки.</p>
<p>Я не считаю, что государство  должно возрождать гильотину, чтобы карать обвиняемых даже в самых страшных преступлениях. Да, таких людей надо жестко наказывать. И пожизненное заключение – это очень строгая кара. </p>
<p>У нас не случайно введен мораторий на смертную казнь. Я думаю, дискуссии по этому поводу будут продолжаться.  Но я - за мораторий.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".