Статья
10 Декабря 2014 18:45

Забытый референдум

Когда редактор «Актуальных комментариев» попросила меня написать статью о местном референдуме, проведенном в 1994 году в Донецкой и Луганской областях, касавшемся придания русскому языку государственного статуса наряду с украинским и перехода Украины от унитарного к федерально-земельному устройству, то я, уроженец Донецка, не сразу о нем вспомнил.

Просто в то время я жил в Киеве, учась в аспирантуре Киевского университета по специальности «политология». Центральная же пресса, точнее, киевская пресса, если мне не изменяет память, не очень-то много внимания уделяла этому референдуму.

Не то чтобы хотела скрыть это событие от украинских граждан, нет, просто из-за того, что киевские журналисты, настроенные или националистически, или национал-демократически, были не восторге от этой идеи, и, предвидя не очень хорошие итоги референдума для реализации в жизнь украинской идеи на всей территории страны, решили на этой теме долго не останавливаться.

Ну, состоялся референдум так состоялся. Досадно. Но все равно будем и дальше строить нашу самостийность и незалежность, зачем обращать внимание на досадные недоразумения? Они носят временный и региональный характер.

Но в контексте нынешних событий этот референдум, а главное, его результаты заставляют по-новому на него посмотреть. Просто он наглядно свидетельствует о том, что тема русского языка и федерально-земельного устройства возникла на Донбассе не вдруг, а имеет уже определенную традицию.

Таким образом, получается, что 20-летие референдума в Донецкой и Луганской областях является таким же знаковым событием для Русского мира и русского Донбасса, как и 250-летие создания Новороссии, которое отмечалось также в этом году.

Немного о результатах тогдашнего референдума.

Он был проведен на основе закона «О всеукраинском и местном референдумах», который был принят еще при СССР Верховным Советом Украины, вступившим в действие в июле 1991 года.

Он, кстати, действовал вплоть до недавнего времени — до января 2013 года, когда вместо него украинский парламент принял другой закон о референдуме, где положения о местном плебисците вообще отсутствовали. Как пояснил мне один украинский юрист, это противоречит закону.

«Согласно принципам украинского законодательства отмена одного нормативного акта, регулирующего определенную сферу жизни, должна проходить вместе с принятием нового. Таким образом, отмена закона о местных референдумах не может считаться конституционной, т.к. создает правовой вакуум в вопросе проведения референдумов на региональном уровне».

Итак, 27 марта, когда на Украине проводились первые парламентские выборы после провозглашения Украиной своей независимости, то в Донецкой и Луганской областях местными облсоветами было принято решение вместе с выборами провести и так называемый совещательный опрос, на который было вынесено четыре вопроса:

1) о придании русскому языку государственного статуса наряду с украинским (за в Донецкой области проголосовали 87,16% граждан, против — 8,54%; в Луганской области за — 90,38%, против — 5,04%);

2) за переход Украины к федерально-земельному устройству в Донецке высказалось 79,69%, против — 15,06%;

3) за подписание Устава СНГ, полноправное участие Украины в экономическом союзе, в межпарламентской ассамблее государств СНГ в Донецкой области высказалось 88,72%, против — 6,82%; в Луганской: за — 90,74%, против — 4,54%;

4) о делопроизводстве на русском языке наряду с украинским на территории этих областей: за в Донецкой области высказались 88,98%, против — 6,86%; в Луганской: за — 90,91%, против — 4,51%.

И все эти показатели были получены при довольно высокой явке избирателей: в Донецкой области — 72% и 75% — в Луганской.
 
Думаю, результаты самоочевидны и их комментировать не надо.

Я обратился к своим друзьям, тогдашним донецким журналистам, с просьбой что-нибудь вспомнить о том совещательном опросе. Так, историк Донецко-Криворожской республики Владимир Корнилов вспомнил следующее:

«Все было довольно буднично. Киев весьма долго не чесался, и мы этому удивлялись. Прислали поначалу прокуроршу, довольно неграмотную, которую легко заткнули за пояс областные депутаты.

Ты знаешь, Киев тогда в принципе был готов и к федерализму, и к двуязычию, и к 100-процентной пропорциональной системе. Но первому и последнему помешала КПУ, которая повела себя недальновидно.

Каким образом? Украинская Конституция же долго готовилась и обсуждалась. В принципе, обсуждался и вопрос федерализма.

Однако коммунисты (а они тогда были в большинстве) костьми ложились против этого. Помню, Симоненко нас с братом, донецким журналистом Дмитрием Корниловым, обвинил в том, что мы "сблокировались с руховцами" по этому вопросу (в 1990 году лидер Руха Вячеслав Черновол предлагал федерализацию УССР, потом при независимости от этой идеи отказался — прим. авт.).

А вообще, это был самый демократичный референдум в истории Донбасса. В отличие от референдумов 91-го, никто не запрещал и не ограничивал агитацию, шла широкая дискуссия в СМИ, спокойно спорили оппоненты. Ни до, ни после такого демократичного референдума не было».
 
Другой донецкий журналист Олег Измайлов вспоминает, что этот опрос был тут же опротестован в суде прокуратурой Донецкой области, и суд признал опрос неполномочным и недееспособным.
 
Итак, почему Киев сделал все возможное, чтобы и опротестовать референдум, и не замечать его итоги? Почему на протяжении всех 23 лет Киев всегда твердо и последовательно выступает против государственного статуса русского языке и федерализации?
 
Первая причина. Украинская идея, украинский проект всегда были антирусскими, даже русофобскими по своей сути. Поэтому ожидать от сторонников и апологетов самостийной Украины, что они пойдут на какие-то уступки Русской Украине, было бы наивным.
 
Вторая причина. Откровенная слабость украинской культуры. Русская культура в разы более привлекательна и развита, поэтому уравнение в статусе украинской и русской культур привело бы к катастрофе украинства. Даже сами украинские националисты неоднократно подчеркивали, что равенство привело бы к тому, что украинский язык стал бы языком гетто. Стал бы языком только Западной Украины. Там, где нет законодательной поддержки приоритета украинского языка, где украинское государство отказалось от языкового регулирования, сразу же побеждает русский язык и культура. Например, если в сегодняшнем Киеве вы подойдете к любому ларьку с печатными украинскими СМИ, то вы увидите, что 95% из них на русском языке. Таков запрос рынка.
 
Третья причина. Украинство всегда воспринимало федерализацию Украины как первый этап ее распада. Начнете, мол, с федерализации, а потом попросите независимости. И тут надо сказать, что украинские деятели правы. Украина — это искусственное государство. Юго-восток Украины всегда предпочитал Львову Москву. И в какой-то момент мог бы поставить вопрос о выходе из состава федерации. Единственным компромиссом мог бы стать новый союз между Россией, Украиной и Белоруссией. Тогда юго-восток, по всей вероятности, не ставил бы вопрос о выходе из Украины.
 
Именно по этим причинам я и не вижу никаких перспектив у идеи сохранения Украины в прежних границах, но с автономией для новороссийских республик. Просто на это никогда не пойдет Киев. А это означает только одно — Украина обречена.

Корреспондент МИА «Россия сегодня» Александр Чаленко специально для «Актуальных комментариев»
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".