Статья
14 12 Ноября 2009 0:01

Загадочная Коко Шанель

Очерки об искусстве создавать не обыденную "моду на...", а собственный стиль поведения, не смешиваемый с тем, что было до него.

Комментарии экспертов

Коко Шанель никогда не занималась политикой. Так вышло, что она пострадала от такого политического явления, как оккупация фашистами Франции, но даже это не помешало ей в какой-то момент вернутся к любимому делу — освобождать женщин.

Тем не менее, с точки зрения внешней, эстетической составляющей политических преобразований, значение того, что Шанель сделала для моды предельно велико. Ну вот возьмём хотя бы «маленькое чёрное платье» — символ довоенной Франции, той самой, жители которой (а не поствишистской Франции),  простят Шанель за связи с немцами.

Конечно, когда мы говорим о политике, то в первую очередь мы должны говорить о моде мужской. Но вот любопытный факт: когда Шанель только начинала свою карьеру, центром моды (как мужской, так и женской) был Лондон, а центром дорогой моды — Нью-Йорк. Великую Мадемуазель это не остановило. Она никогда не останавливалась перед авторитетами. Шанель удалось невероятное — забрать энергию из этих двух «центров силы» и превратить её в свой парижский, французский успех. Более того, вернуть Парижу статус столицы моды, надолго отвадив амбициозных итальянцев и окончательно оставив англичанам только комбинации кремового и чёрного.

Сложно сказать, как могла бы выглядеть Шанель, родись она в России и займись, ну скажем, политикой.

Во-первых, ей был бы свойственен шик. В этом вообще есть свой шик — в великом искусстве заимствования. Сама Шанель никогда не комплексовала, когда надо было залезть за новыми идеями в гардероб своего любовника. Собственно, скрещивая мужской и женский стили, прививая женщинам мужскую аскетичность, Шанель заставляла женщин вести себя грациозней, грациозностью заменяя метры шелков.

Т.е. во-вторых, она бы говорила о каких-то социальных инновациях, может быть даже совершенно изуверским образом (на уровне моды и стиля — т. е. методами, против которых нет «физических» приёмов) «принуждала к инновациям» в поведении и трансформировала привычку потреблять. С одной стороны не отказываясь от роскоши (и соответствующих статусных «фишек»), а с другой стороны, всё больше «усложняя» роскошь за счёт упрощения её элементов и атрибутов.

В-третьих, она бы, конечно, продолжала курить как паровоз и, возможно, нашла бы в этом нечто рендевское. По этой же причине, нельзя было бы ничего узнать о её прошлом. О прошлом настоящей Шанель, кстати, тоже ничего не известно достоверно. Одни слухи, в основном.

Добавим, что носить она предпочитала чёрное.

Марсель Эдрих, «Загадочная Коко Шанель», М.: Альпина нон-фикшн, 2010. — 408 с.


© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".