Комментарий
11 Ноября 2014 15:07

Закон об ограничении доли иностранцев в российских СМИ не продуман

Максим Шевченко журналистМаксим Шевченко

Максим Шевченко
журналистМаксим Шевченко

Телеканал CNN прекратил вещание в кабельных сетях России, однако руководство канала рассчитывает вернуться на российский рынок. 

В минувший понедельник газета «Ведомости» сообщила, что CNN прекратит вещание в кабельных сетях России до конца текущего года, связав это с отсутствием у телеканала российской вещательной лицензии. В то же время Роскомнадзор заявил, что CNN «может свободно получить лицензию на вещание в РФ при соблюдении предусмотренных законом процедур».

Подробнее — в материале «CNN прекратила вещание в РФ, но может вернуться в эфир».

Журналист, общественный деятель, член Совета по правам человека при президенте России Максим Шевченко в интервью «Актуальным комментариям» рассказал о том, как новый закон об ограничении доли иностранцев в российских СМИ может повлиять на медиа в России и о волнениях в медийной сфере.

«Есть две версии закрытия российского филиала CNN. Полагаясь на то, что я слышал, это может быть связано с тем, что лицензия телеканала был оформлена неправильно, следовательно,  CNN может возобновить работу после процедуры переоформления лицензии.

Вторая причина может быть связана с новым законом об ограничении доли иностранцев в российских СМИ. Но, честно говоря, я не понимаю, какое отношение CNN имеет к этому закону. Ведь российский филиал зарегистрирован не как отдельное СМИ в России, а как представительство CNN. 

Могу сказать, что я против этого закона. Я считаю, что он непродуманный и ставит под угрозу очень серьезные, очень хорошие СМИ в России. К примеру, возьмем «Фонтанку.ру». Там шведы имеют больше 50% в холдинге. Или «Агентство журналистских расследований» в Питере — одно из самых влиятельных сетевых холдингов. Это также может касаться таких крупных медиа, как «Ведомости», как филиал The Financial Times, или, скажем, Forbes, где Аксель Шпрингель является издателем. 

Я убежден, что этот закон принимался из популистских соображений, без анализа рынка, без серьезного подхода к изучению медиабизнеса. Депутаты полагают, что средства массовой информации, — это институты и инструменты пропаганды, хотя многие СМИ давно уже стали выгодным эффективным бизнесом и вполне эмансипировались от необходимости работать по принципу «заплатил — сказал» или «заплатил — написал». И этот закон — это удар по серьезному рынку респектабельных, солидных и адекватных средств массовой информации. Насколько я знаю, шведы в «Фонтанку» вкладывали не потому, что «Фонтанка» говорила то, что нужно шведам, а потому, что у «Фонтанки» огромная посещаемость, и они расценили это как выгодный бизнес. В договоре было прописано, что они не вмешиваются в политику редакции. Ее ведет Андрей Константинов и его коллеги, которые уже много лет очень успешно работают в Петербурге. Более того, я знаю, что сама сделка осуществлялась с ведома Полтавченко. А теперь этот бездумный популистский закон, который не учитывает интересы медиарынка, просто ставит под удар очень серьезные многие бизнес-проекты в медийной сфере. Я считаю, что этот закон необходимо либо  отменить, либо внести в него существенные поправки, и чем скорее это будет сделано, тем лучше. 

В последнее время мы можем наблюдать некоторые волнения в медийной сфере: кадровые перестановки в «Коммерсанте», предупреждения и увольнения на «Эхе Москвы» и т.д. Если говорить о конкретных случаях, то я, например, не считаю, что увольнение Плющева, — это давление на СМИ. Увольнение Плющева — это отношения холдинга со своим сотрудником, который там оформлен на работу. Я не знаю деталей, каким образом это согласовывается с внутренним уставом компании и договором самого Плющева, — это пусть юристы разбираются. Предупреждение по поводу интервью, которое он вел с Сергеем Лойко, мне кажется абсурдным. Я это интервью читал внимательно. Мне не нравится позиция Лойко, активно не нравится, но оснований для предупреждения я там не нахожу. 

Мне вообще не до конца понятно, на каких основаниях Роскомнадзор выносит то или иное предупреждение. Мне не понятно, почему какие-то группы чиновников, имен которых мы зачастую даже не знаем, определяют судьбу коллективов, в которых работают десятки или сотни людей, и судьбу продукта, который доходит до сотен тысяч пользователей (в случае «Эха» речь идет о миллионах читателей или слушателей)! Мне хотелось бы, чтобы процедура вынесения предупреждений была открытая, чтобы она проходила слушания в суде, и сторона могла защититься, а не потом оспаривать это решение в суде уже по факту. 

То, что сейчас происходит в российской медиасреде, не имеет ничего общего с понятием правового государства. Если у государства есть претензии к тому или иному медийному ресурсу, оно должно подать на него в суд. Роскомнадзор или другая госструктура должны выступать истцами в суде, выяснять и доказывать «прав или не прав» в судебном порядке. Я считаю неправильным то, что сидящие в какой-то комнате несколько человек определяют судьбу огромных коллективов, судьбы огромных денег, которые вложены в эти коллективы, судьбы огромного количества людей, которые с удовольствием или без удовольствия потребляют конкретный информационный продукт.

На мой взгляд, все последние законы о СМИ приняты, исходя из полного непонимания природы медиапространства. Депутаты относятся к средствам массовой информации как к пропагандистским ресурсам, они не воспринимают их как самостоятельный бизнес. В душе они, наверное, любят повторять, что это вторая древнейшая профессия. Мне хотелось бы им напомнить, что по уровню гибели сотрудников на рабочем месте журналисты значительно превосходят депутатов.  

И если депутаты не осознают той степени вреда, который они наносят российским и зарубежным СМИ своими законами и поправками к ним, то очевидно, что у них просто нет мозгов и напрочь отсутствует такт.

Поэтому я абсолютно не понимаю мотива принятия всех этих решений. Если это попытка ограничить какую-то вражескую пропаганду, как они считают, — тогда можно более тщательно посидеть, поработать и выработать какие-то нормы вещания. Но наносить такой слепой удар по всему рынку медиа такими законами и такими действиями — это просто как атомной бомбой клопов травить, условно говоря. Последние действия в медийной сфере, которые предпринимаются законодательной властью, мне кажутся дикими».
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".