Статья
12 Марта 2010 0:00

Залог - вместо ареста

В Государственной думе прошел первое чтение законопроект, смягчающий наказание для совершивших преступления экономического характера. Документ, внесенный президентом, предлагает не заключать под стражу обвиняемых в экономических преступлениях, по той причине, что они не опасны для общества. Вместо ареста находящимся под следствием закон предлагает внести залог в размере от 100 до 500 тысяч рублей.

Также документ предлагает принимать в качестве залога движимое и недвижимое имущество обвиняемых. Уточняется, что в качестве залога не может приниматься жилое помещение или его часть, которая находится в собственности залогодателя, если это единственное жилье для него и его семьи.

О необходимости продолжить либерализацию уголовного законодательства в отношении обвиняемых в экономических преступлениях президент Дмитрий Медведев официально заявил в конце февраля. Глава государства предложил внедрить практику выпуска под залог, минимальный размер которого он определил в 100 тысяч рублей. Стоит отметить, что эта цифра заметно ниже тех сумм, которые практикуются в настоящее время. Например, проходящий по делу ЮКОСА Василий Алексанян был отпущен на время судебного процесса под залог в 50 миллионов рублей. Президент уточнил, что размер залога будет зависеть в первую очередь от тяжести инкриминируемого преступления.

Когда закон вступит в силу, совершившие преступления в экономической сфере смогут быть заключены под стражу только в исключительных случаях. «Такие лица, оставаясь на свободе до вынесения приговора, не представляют большой опасности для общества», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. Так, если раньше в соответствии с УПК РФ не заключались под стражу обвиняемые только в уклонении от налогов, то президентский проект предлагает существенно расширить список статей, включив туда большую часть преступлений в сфере экономики.

Эта мера поможет разгрузить переполненные следственные изоляторы. «В значительной степени это обусловлено чрезмерно жесткой и не всегда оправданной практикой следственных органов и судов при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, вследствие чего ежегодно примерно 70 тыс. заключенных под стражу впоследствии приговариваются к наказанию, не связанному с лишением свободы», — говорится в пояснении.

Депутат от «Единой России» Андрей Назаров прокомментировал нововведение так: «Подход должен заключаться не в том, чтобы механически сократить количество осужденных, а в том, чтобы исключить случаи лишения свободы лиц, чьё исправление можно обеспечить иными, альтернативными видами наказания».

Главная цель законопроекта не в том чтобы разгрузить переполненные СИЗО, а в в так называемой гуманизации уголовного законодательства. Этот процесс направлен на то чтобы подследственный или подсудимый предприниматель мог рассчитывать на гуманное отношение к себе. Давление на бизнес подрывает экономику. Еще в прошлом году глава государства призвал правоохранителей «перестать кошмарить бизнес». А теперь президент внес в Госдуму законопроект, который уже на юридическом языке объясняет силовикам, что они должны перестать злоупотреблять арестами.

Как отметил полпред президента России в Госдуме Гарри Минх, число заключенных под стражу за прошлый год составило 345 тыс. человек. «При этом залог в 2009 году был применен только в отношении 598 человек. Это 0,07% от общего количества избранных мер пресечения», — сказал Минх.

Отметим, что документ, который рассмотрела сегодня Госдума, также предлагает усилить ответственность должностных лиц за воспрепятствование законной предпринимательской деятельности. Так, за неправомерный отказ в госрегистрации индивидуального предпринимателя, юрлица или в выдаче лицензии чиновник может быть оштрафован на сумму до 500 тысяч рублей (сейчас 200 тысяч рублей), либо лишен права занимать определенные должности на срок до трех лет.

Законопроект также разрешает ограничивать право граждан на выезд из России, если они являются подозреваемыми по уголовным делам. Сейчас отказ в выезде из России может быть осуществлен только если гражданин уже задержан по подозрению в совершении преступления или привлечен в качестве обвиняемого.
 

Комментарии экспертов
<p>Экономические преступления распределяются по степени тяжести, степени причиненного вреда. Бывает мелкое мошенничество, которое тоже нужно наказывать, скорее,  штрафами, а не тюрьмой.  Бывают преступления по типу такого, как в «Хромой лошади», которое считается у нас в стране халатностью, хотя, на мой взгляд, это преступление экономического свойства, повлекшее за собой человеческие жертвы.</p>
<p>В первую очередь, при обсуждении реформы речь идет о 169 статье УК – это мошенничество, там четыре части, и в первых двух частях говорится об отмене  досудебного ареста, и о том чтобы в случае, если преступление не повлекло тяжких последствий, применять альтернативные меры воздействия.</p>
<p>Конечно, в тех случаях, когда преступления были совершены, как говорится, «из жадности», то и наказывать их надо штрафами, а не тюрьмой.  У нас уже сами тюрьмы и СИЗО переполнены, и далеко не всегда там находятся люди, которые действительно нуждаются в изоляции.   Но в обществе не должно быть ощущения, что экономические преступления – это легкие проступки.  Штрафы могут быть вплоть до разорения, как это практикуется в Америке, например.<br />
<br />
 </p>
<p>Смягчение законодательства в отношении предпринимательской активности можно оценить как позитивный факт. Действительно, правовой и административный режим по отношению к предпринимателям у нас чрезмерно жёсткий. Такое впечатление, что чиновники иногда забывают, что вообще-то в России рыночная экономика и ведущую роль в ней играют предприниматели. Что касается стратегических направлений, то здесь главенствующие позиции занимает государство, но в повседневной работе рыночная система, безусловно, основана на предпринимателях. А чрезмерные требования к бизнесу порождают коррупцию, провоцируют использование правовых или квазиправовых инструментов для шантажа и вымогательства у предпринимателей. <br />
<br />
Кроме гуманитарной составляющей, я бы обратил внимание на другой аспект - прагматический. В условиях экономического кризиса и необходимости для российской экономики диверсифицироваться, осваивать новые производства, новые образцы, модернизироваться, становиться инновационной, роль предпринимателей как носителей и производителей нового, новых экономических практик, новых образцов, новых технологий, повышается. <br />
<br />
И в данном случае принятый Думой закон – одно из свидетельств того, как государство стремится модифицировать административную и правовую среду с тем, чтобы расширить возможности для предпринимательской активности. Это часть большого разворота государства навстречу предпринимателям –  для того, чтобы создать для предпринимательской активности более адекватную среду, более адекватные стимулы и более адекватные защитные механизмы. <br />
<br />
Активизация предпринимательства в экономической системе невозможна без расширения доверия между участниками этой системы – агентами государства с одной стороны и предпринимателями с другой. В данном случае этот закон – это один из шагов государства навстречу предпринимателям. Здесь есть и гуманитарная, и экономическая, и политическая составляющая. <br />
 </p>
<p><br />
В то же время, до сих пор в УК имеется целая глава, которая касается преступлений, связанных с экономикой. Но на деле она не столько карает преступников, сколько служит тормозом на пути становления бизнеса, на пути формирования среднего класса, который нам как раз и нужен как гарантирующий социальную стабильность страны. <br />
<br />
Мы уже давно поняли, насколько малый, средний бизнес и вообще весь бизнес в целом – это очень тонкая материя. Все убедились, что его непросто развивать и очень сложно регулировать. Однако 22 глава УК РФ в том виде, в котором она существует сегодня, даёт возможность недобросовестным представителям следственных органов произвольно привлекать бизнесменов к ответственности, нанося непоправимый ущерб не только экономике, но в целом нашему социуму. <br />
<br />
Необходимо привести соразмерное [НРЗБ…] состояние проступка и ответственности за него, исключив излишне жёсткие наказания и сделав так, чтобы при наказании предпринимателя за экономические преступления не страдала отлаженная структура бизнеса, чтобы мы не теряли созданные рабочие места. <br />
<br />
Поэтому в президентском пакете внесённых законопроектов, которые касаются 8 статей УК РФ и 2 статей УПК РФ, предлагается очень важное положение, в соответствии с которым заключение под стражу допускается только в исключительных случаях.<br />
<br />
Вообще идея внесения изменений в 22 главу витала в воздухе, и мы её обсуждали в том числе на парламентских слушаниях. И уже в декабре 2009 года депутаты от «Единой России» внесли целый ряд законопроектов, которые были направлены на изменение статей по экономическим преступлениям. Эти поправки касались практически всей статей 22 главы, а это больше 30 статей УК. Даже после отзыва законопроектов, утративших актуальность из-за внесения более глобального президентского проекта, можно будет воспользоваться существующими наработками для внесения поправок ко второму чтению. <br />
<br />
Правительство в своём отзыве предлагает даже более радикальное решение – также убрать статью 174 прим., касающуюся легализации преступных доходов, и 188, которая связана с контрабандой, потому что эти статьи тоже перекрываются другими составами по другим статьям УК. И мне кажется, что совершенно логично ко второму чтению это всерьёз обсуждать. <br />
<br />
Сегодня приведено объяснение по совокупному применение 171 статьи («незаконное предпринимательство) и 174 прим. («легализация преступных доходов»). Например, предприниматель из Таганрога Денисенко производит измерительную продукцию, около 100 видов. Местный ОБЭП посчитал, что один из видов приборов выпускается без лицензии. Здесь я должен сделать отступление и сказать о том, что лицензируется вид деятельности, а не отдельный прибор. Тем не менее, местный ОБЭП возбудил уголовное дело по незаконному предпринимательству. <br />
<br />
И этот предприниматель, который производит продукцию, замещающую импортные аналоги, оказался под следствием. Так как он не разделял мнение следственных органов, он получил ещё дополнительно совокупно 174 прим. за то, что он использовал эту выручку на дальнейшую закупку оборудования для своего предприятия. <br />
<br />
Соответственно, если за незаконное предпринимательство он мог получить до 5 лет лишения свободы, то теперь этот предприниматель(степень действий которого для общества очень низка, и нашему обществу ничего серьёзного не грозит, кроме получения альтернативной продукции) мог получить уже до 15 лет лишения свободы. <br />
<br />
Благодаря депутатам, которые эту тему подняли, на парламентских слушаниях объявили, произошёл исключительный случай, когда суд вынес оправдательный приговор. Но даже после этого прокуратура обратилась в вышестоящий суд для того, чтобы отменить оправдательный приговор. Это конкретный случай из жизни.<br />
<br />
Теперь случай из теории. Небольшой предприниматель владеет киоском, и у него оказался просрочен сертификат. По сегодняшней редакции статьи 171, просроченный сертификат уже считается незаконным предпринимательством, и возбуждается уголовное дело. Куда он направил выручку за эти конфеты с просроченным сертификатом? Он купил холодильник для своего киоска и поставил его в свой киоск, чтобы теперь эти конфеты не таяли. Что получается? Легализация преступных доходов. И этот мелкий предприниматель может получить лет 10. <br />
<br />
Эти примеры, по-моему, по-моему наглядно показывают сегодняшнюю редакцию статей УК 22 главы. Тем пессимистам, которые не разделяют этого подхода по гуманизации, я бы хотел сказать о том, что Россия не одинока в движении к гуманизации уголовного законодательства. Изучение международного опыта показывает, что практически все страны идут по этому пути. В частности, Франция в 60-70 годы практически пересмотрела свой УК, что привело к декриминализации ряда преступлений и применению санкций, ограничивающих возможность совершения новых преступлений – например, запрещение заниматься определённым видом деятельности, конфискация автомобиля. Либерализации подверглась системы исполнения наказаний за преступления небольшой тяжести, уменьшили сферу применения лишения свободы и создали режим т.н. полусвободы. <br />
<br />
В уголовном законодательстве Германии тоже идут сходные процессы. Широкое распространение получили примирительный процедуры с потерпевшим, возможность компенсировать причинённый преступлением вред на различных стадиях уголовного процесса. Например, на стадии предварительного расследования в Германии существует возможность побудить обвиняемого компенсировать причинённый пострадавшему ущерб. Таким образом в Германии расследуется до 50% всех уголовных дел. <br />
<br />
Как мы видим, наши коллеги идут даже более решительно, чем мы. В РФ 300 тысяч осуждённых по экономическим преступлениям, которые получили от 1 года до 3 лёт. Понятно, что это как раз те люди, которые могли бы искупить свою вину без мест лишения свободы, через экономические механизмы – в частности, крупные штрафы, принудительные исправительные, общественные работы, компенсации потерпевшим. Да, доля предпринимателей в ВВП страны сегодня ещё не так велика, как бы нам хотелось. Однако уже есть отрасли, где от 60% до 80% товаров и услуг производят частные предприниматели. Если их не станет, их нечем будет заменить. Будут потеряны рабочие места, погибнут предприятия, социальная структура в целом будет разрушена. <br />
<br />
Поэтому фракция «Единая Россия» считает представленный сегодня законопроект максимально соответствующим ситуации и весьма своевременным и просит всех коллег поддержать данный законопроект. <br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".