Статья
1 Марта 2011 1:13

Здравствуй, полиция!

Здравствуй, полиция!
Фото: Shutterstock

Полиция после почти векового перерыва возрождается в России. Закон «О полиции», согласно которому термин «милиция» уходит в историю, вступил в силу.

Название меняется в рамках коренного реформирования МВД, направленного на повышение эффективности деятельности органов внутренних дел.

Изменится ли ситуация в стране, улучшится ли криминогенная обстановка, станут ли новые правоохранители нашими не просто номинальными защитниками, за помощью к которым можно обращаться не только в случае острой необходимости, но в любой сложной ситуации?

Конечно, миллионы сограждан хотят ответить на эти пока риторические вопросы утвердительно. Права, как отмечают эксперты, общество застыло в состоянии настороженного ожидания.

Так, согласно опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения, проведенному еще в августе прошлого года, когда закон о полиции вступил в фазу общественного обсуждения, 63 процента россиян считали, что переименование МВД в полицию на качестве работы этого ведомства никак не отразится. В то же время, каждый десятый видел в инициативе переименования позитивные последствия (11%), а 15% россиян были уверены в обратном.

В последние месяцы не умолкали бурные дебаты относительно закона. Текст документа впервые в российской истории был размещен в интернете для широкой общественной дискуссии. Граждане оставили к законопроекту десятки тысяч предложений, самые разумные из которых глава государства учел в итоговом варианте законопроекта.

Дмитрий Медведев подписал закон «О полиции» 7 февраля, после одобрения документа российским парламентом. «Это долгожданное событие, и я всех присутствующих с этим поздравляю», - сказал в этот день президент.

Он напомнил, что закон определяет статус, права и обязанности сотрудника полиции, освобождает полицию от дублирующих и несвойственных функций, закрепляет партнерскую модель взаимоотношений между полицией и обществом.

«Этот закон был разработан по моей инициативе в связи с преобразованиями, которые идут в рамках МВД. Закон "О полиции" - лишь первый шаг в преобразовании органов внутренних дел», - подчеркнул Дмитрий Медведев.

Нужно отметить, что в обществе в последнее время отмечался рост негативных настроений к правоохранителям. Особое возмущение вызвало дело майора московской милиции Дениса Евсюкова, открывшего стрельбу из пистолета в супермаркете на юге Москвы в апреле 2009 года. Потом прокатилась серия разоблачений в Интернете. В частности, майор Алексей Дымовский разместил на портале YouTube видеообращение к премьер-министру Владимиру Путину, в котором обвинял своих тогдашних коллег в коррупции и утверждал, что его заставляют раскрывать несуществующие преступления. В 2010 году вся Россия следила за трагедией в станице Кущевская. В результате президент России как инициатор реформы правоохранительных органов взял под личный контроль их проведение. Прогремели показательные увольнения и отставки значимых милицейских чинов.

Реформа системы МВД коснется 1,4 миллиона человек, которые сегодня составляют численность российской милиции. Правоохранителей ждет всеобщая переаттестация и сокращение личного состава на 20 процентов. Сотрудники ведомства уже получили уведомления о выведении за штат.

Переаттестация начнется с руководителей центрального аппарата и территориальных органов и займет несколько месяцев. Тем же, кто не пройдет переаттестацию и будет отправлен «на гражданку», обещается содействие в трудоустройстве.

По большому счету, эти действия соответствуют требованиям общества. Большинство экспертов в беседе с «Актуальными комментариями» отмечали, что реформа должна привести к тому, чтобы в этой структуре служили достойные люди.

«Тут ведь дело не в том, как будут называться правоохранители. Нужно понимать, что нельзя налить старое вино в новые мехи», - отметил «Актуальным комментариям» член Общественной палаты РФ Максим Шевченко.

«Начать реформу надо с того, чтобы в полицию был жесткий отбор – людей профессиональных, с моральными устоями, образованных», - сказал «Актуальным комментариям» политолог Павел Данилин.

Аналогичного мнения придерживается большинство экспертов и правозащитников.

Законом вводится ряд новых норм взаимоотношений между полицией и обществом, применяемых в странах Запада.

В частности, впервые в обязанности российского полицейского вводится обязанность разъяснять задержанному его право на юридическую помощь, услуги переводчика, на уведомление близких о том, что он задержан, а также право на отказ от дачи объяснений.

Кроме этого, задержанный имеет право на один телефонный звонок для уведомления родственников и близких лиц о своем задержании и местонахождении. Это право не распространяется на тех, кто скрывается от правосудия или совершил побег из мест заключения.

Новый закон запрещает сотруднику полиции прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. «Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание», - записано в законе.

Работник полиции не вправе применять спецсредства, в том числе дубинки, против участников мирных демонстраций; к ним отнесены и несанкционированные. Это требование не распространяется на ситуации, связанные с пресечением массовых беспорядков и других действий, нарушающих движение транспорта, работу связи, деятельность организаций.

У сотрудников, несущих службу в общественных местах, будет нагрудный знак с именем, фамилией и названием его подразделения.

Закон наделяет полицейского правом проникать в жилые помещения без санкции суда и согласия собственника, если гражданам угрожает опасность. Если проникновение совершено в отсутствие хозяев, они будут извещены об этом в течение 24 часов, в течение суток об этом должен быть проинформирован прокурор.

В то же время сотрудник полиции не имеет права беспрепятственно проникать в жилище «для установления обстоятельств совершения преступления».

При выявлении и пресечении налоговых преступлений полицейские смогут запрашивать у кредитных организаций информацию по операциям и счетам предпринимателей и юридических лиц, однако для предупреждения экономических преступлений такого права у них не будет - эта норма также была уточнена в ходе работы над проектом закона.

Закон устанавливает общественное мнение одним из основных критериев оценки эффективности полиции.

Согласно закону, до 1 января 2012 года соответствующим органам и организациям должны быть переданы полномочия полиции: по выдворению за пределы РФ иностранных граждан и лиц без гражданства; по организации работы медвытрезвителей; по проведению техосмотра автотранспорта; по конвоированию задержанных лиц и лиц, заключенных под стражу; по розыску должника и его имущества.

Министр внутренних дел Рашид Нургалиев накануне вступления закона в силу рассказал о требованиях к будущим полицейским.

«Сотрудникам, проходящим переаттестацию, предстоит сдавать комплексные зачеты на знание основ российского законодательства, в первую очередь Конституции, федеральных законов, ведомственных нормативных актов. Также будут изучаться послужной список, морально-психологические характеристики, поведение в быту. В случае необходимости будет применяться полиграф», - рассказал глава МВД газете «Известия».

Нургалиев также дал разъяснения и на тему как обращаться к полицейским. Ранее он предложил обращаться к правоохранителям «господин полицейский», что вызвало бурное обсуждение в СМИ и скепсис у россиян. Теперь министр пояснил, граждане должны сами определиться, как их называть. Но делать это в любом случае нужно вежливо и корректно, подчеркнул Нургалиев.

Страна делает первые шаги к созданию цивилизованных правоохранительных органов, которые призваны служить гражданам, а не наоборот. Как бы скептически ни было настроено общество, абсолютно очевидно, что народ ждет настоящих реформ, позволяющих ощутит защищенность и безопасность.

Правда, результат реформ во многом зависит и от общества. Ведь модернизация, которая подразумевает и борьбу с коррупцией, и реформу правоохранителей, и создание справедливой судебной системы, подразумевает и изменение ментальности, восприятия самого общества и его поведения.

Кстати, за день до вступления закона «О полиции» в силу глава Минюста РФ Александр Коновалов отметил, что ожидание порядка от одного только вступления закона в действие - это тупиковый путь.

«Вот придет дядя полицейский, шериф, маршал и наведет порядок, а я не имею к этому никакого отношения - это некорректный подход», - сказал министр, подчеркнув, что «призывать соблюдать закон, а самим этот закон не соблюдать – это безобразие». По его словам, «общество должно само меняться, чтобы правоохранительные органы действовали в нем более эффективно, более авторитетно».

У некоторых экспертов такая позиция вызвала возмущение. Так, политолог Павел Данилин сказал, что «можно, конечно, утверждать, что народец какой-то плохой, но тогда лучше искать другую работу, и в другой стране лучше всего».

При этом, эксперт отметил, что для подведения результатов рформирования правоохранительной системы необходимо время. «Поживем - увидим. Чтобы обнулить тот негатив, который есть в обществе по отношению к полиции, или полиции, нужно изменить стиль работы правоохранителей», - отметил Данилин.

Заместитель директора НИИ социальных систем Дмитрий Бадовский считает, что заявления, подобные высказанным министром юстиции, - это некая попытка скорректировать завышенные ожидания общества на быстрый результат от реформы правоохранительных органов.

При этом он подчеркнул, что «такие заявления не должны стать поводом для представителей МВД ослабить работу, не должны восприниматься как некая индульгенция, позволяющая не менять своей работы».

Напомним, что в Российском государстве полиция существовала до Октябрьской революции 1917 года. С приходом советской власти вместо полиции была образована рабоче-крестьянская милиция.

Комментарии экспертов
<p>Сегодня значимый день, когда меняется название такого правоохранительного органа, который почти сто лет существовал под названием милиция. С сегодняшнего дня  правопорядок охраняет полиция.<br />
<br />
За один день ничего не меняется. Если назвать милиционеров полицейскими, то каких-то принципиально значимых преобразований ожидать не стоит. Но все-таки этот день символичен в том смысле, что вступает в силу вся комплексная реформа правоохранительной системы.<br />
<br />
Начинается процесс вывода за штат и рассмотрение кандидатур тех, кто собирается продолжить работу в этом органе и стать уже полицейским. По сути, с сегодняшнего дня мы будем наблюдать процесс формирования нового правоохранительного органа, и не только по названию, но и по функциям.<br />
<br />
Очень хочется надеяться, конечно, что начинается серьезная работа в этом направлении, что сами люди, которые идут служить в полицию, как-то по-новому на себя посмотрят. Может быть, в этом стоит им помочь. Отношение общества к милиции в прошлом играло по сути определяющую роль – называли их блатным словечком «менты», ну и сами люди, которые работали в этом органе смотрели на себя не как на защитников закона, прав и свобод граждан, а как на особую касту, имеющую особые права в смысле насилия над гражданами.<br />
<br />
Сегодня, конечно, все не изменится, но положено начало процессу, а это процесс - двусторонний: работа людей в полиции будет во  многом зависеть и от настроя общества. Если в обществе возобладает инерция, и будет раздаваться одно и то же причитание: какая разница, меняй - не меняй, они по своей натуре такие – конечно, так все и получится.<br />
<br />
Но если в самом обществе будет меняться отношения с полицией, выстраиваться какие-то более уважительные отношения, тогда можно будет ждать результата от реформы. Хочется надеяться, что в самом обществе, все-таки, возобладает настрой, что закон нарушать не надо. Ведь огромную долю коррупции составляют ситуации, когда граждане нарушившие закон пытаются взятками и подкупами избежать наказания по закону. Поэтому здесь двусторонний  процесс по взаимодействию общества и полиции.<br />
<br />
Конечно, эта привычка никуда не денется, и особенно обеспеченные граждане будут по-прежнему злоупотреблять своим богатством в случаях конфликтов или нарушения законов, будут подкупать гаишников на дорогах и так далее. Но в целом, мне кажется, что у общества есть задача помочь полиции, помочь этому институту.<br />
<br />
Нам не следует заимствовать примеры других стран и переносить их опыт. Это просто может не получиться, если изначально не поймем причины, почему милиция превратилась в орган не правозащиты, а по сути дела в орган коррупции и насилия над гражданами.<br />
<br />
Надо постараться, чтобы причины, которые этому способствовали, были искоренены. Вот тогда не зависимо от того где и что происходит, мы сможем построить у себя полноценный эффективный работающий правоохранительный орган под новым названием.</p>
<p>На сегодняшний день, конечно, в массовом сознании сформировались завышенные ожидания от реформы милиции, от ее преобразования в полицию.<br />
<br />
Поскольку люди, я думаю, закономерно считают, что если уж проводятся такие реформы, такой ребрендинг органов внутренних дел, если государство готово тратить на эти преобразования существенные средства, то результат должен быть значимым и кардинальным, а изменения в работе теперь уже полиции должны быть видны всем и каждому.<br />
<br />
Люди, хоть и настороженно, но действительно ждут, что наши органы правопорядка будут именно гарантом безопасности, а не источником опасности, каковым  некоторые милиционеры очень часто становятся для рядовых граждан<br />
<br />
Даже в информационной политике всем этим изменениям в МВД было в определенный момент придано звучание революционных изменений.<br />
<br />
Поэтому заявления, что общество должно само меняться, тоже вполне оправдано. Это некая попытка эти завышенные ожидания несколько скорректировать, объяснить людям, что в один день ничего изменить нельзя, что процесс реформы МВД сложный и длительный, что многое зависит от того, какова ситуация в обществе в целом.<br />
<br />
Любимый тезис самих милиционеров, что МВД - это часть общества, и оно такое же, как и общество.<br />
<br />
Другое дело, что нужно формировать институты так, чтобы они были лучше общества, в том числе для того, чтобы они работали на улучшение общей ситуации.<br />
<br />
Мгновенного эффекта от реформы милиции, или полиции, как она теперь называется, наверное, ждать действительно не надо. Но если  со временем ситуация с правоохранителями принципиально меняться не будет, то неизбежно наступит еще более сильное разочарование общества. Изменить это будет потом в десятки раз сложнее, чем даже нынешнюю ситуацию. В обществе может появиться нигилизм.<br />
<br />
На данный момент такие заявления, которые ставят реформу правоохранительной системы в прямую зависимость от общества, понять можно. Но такие заявления не должны стать поводом для представителей МВД ослабить работу, не должны восприниматься как некая индульгенция, позволяющая не менять своей работы. </p>
<p>То, что в обществе совершаются правонарушения и даже преступления - это нормальное следствие развития и существования любого общественного коллектива.  Правоохранители должны выполнять свои функции. Эту задачу перед ними ставят и власти, и общество. Поэтому утверждение министра юстиции, что общество должно само меняться, чтобы правоохранительные органы действовали в нем более эффективно, звучит довольно странно.<br />
<br />
Может, в министерстве юстиции не в курсе этих стандартных политических и социальных требований. Можно, конечно, утверждать, что народец какой-то плохой, но тогда лучше искать другую работу, и в другой стране лучше всего.<br />
<br />
На самом деле, в обществе нет ожиданий, что 1 марта в правоохранительных органах что-то радикально изменится. В обществе преобладает скепсис. Впрочем, поживем - увидим. Чтобы обнулить тот негатив, который есть в обществе по отношению к милиции, или полиции, нужно изменить стиль работы правоохранителей.  Нужно менять саму репрессивную сущность  правоохранительной и судебной системы. Ничего не меняя по сути, а изменив лишь название, отношение общества к этому институту, как и к другому, останется прежним. Начать реформу надо с того, чтобы в полицию был жесткий отбор – людей профессиональных, с моральными устоями, образованных.</p>
<p>1 марта 2011 года войдет в историю и органов внутренних дел, и всей России. Мы возродили историческое наименование – полиция, помня о тех временах, когда обеспечение правопорядка стало делом профессионалов. Но, в том числе как бывший министр внутренних дел, я считаю, что смена вывески – не главное.<br />
<br />
Над новым законом была проведена очень большая работа. Сначала он качественно перерабатывался по итогам открытого обсуждения на специальном Интернет-сайте. Затем, уже после официального внесения президентом России в Государственную Думу, к законопроекту был принят целый ряд поправок депутатов.<br />
<br />
Но точность юридических формулировок – это еще не все. Закон исполняют люди, и то, какой будет полиция в глазах граждан, зависит, прежде всего, от самих сотрудников. Главное, чтобы работники правоохранительных органов видели в каждой норме закона средство для защиты прав граждан.<br />
<br />
И тогда органы полиции смогут противопоставить огульной критике свой подлинный профессионализм.<br />
<br />
Общество ждет, чтобы состоялось реальное качественное изменение системы органов внутренних дел. Для этого сегодня есть все предпосылки. Вступающий в силу закон – один из важнейших стимулов для перемен.</p>
<p>Без преувеличения это исторический день не столько для самой милиции (полиции), сколько для общества в целом.<br />
<br />
Переименование в полицию - это не дань моде. Это попытка изменить парадигму взаимоотношений полиции с обществом, с гражданами. Слишком много здесь накопилось проблем. Они накапливались десятилетиями. В итоге отношения между правоохранителями и гражданами если не зашли в тупик, то, по крайней мере, стали очень напряженными.<br />
<br />
Люди уже давно не чувствуют роль милиции не только в защите своих прав, но и в обеспечении своей собственности, общественной безопасности. Ограниченные возможности защиты прав граждан через суды, прокуратуру, милицию сегодня могут быть компенсированы нормами закона, который с одной стороны усиливает гарантии прав граждан, с другой - предусматривает ряд ограничений на те или иные действия для сотрудников милиции.<br />
<br />
Мы попытались в законе уравнять положение государства и граждан в правоохранительной сфере. Он нацелен на то, чтобы главной целью работы полиции стала защита интересов и прав граждан (в первую очередь конституционных) и т.д. Увы, это очень непростая задача. И я уже предвижу через полгода - год ироничные или даже ехидные кивки в сторону сторонников реформы: «ну и что вам удалось?» Нужно быть готовыми к тому, что ситуация будет меняться к лучшему (а я убежден, она будет меняться) медленно.<br />
<br />
Убежден, что процесс обретения нового статуса полиции, превращения ее в действенный орган защиты интересов граждан может пойти быстрее и продуктивнее, если параллельно милицейской реформе внутреннему очищению подвергнутся и прокуратура, и таможенная служба, и суды (разумеется, по воле самих этих организаций). Я в это верю и буду этому способствовать.<br />
<br />
Конечно, у руководства МВД очень много проблем - и кадровых, и материально-технических, и психологических. В ряде региональных, местных милицейских структур криминал поселился прочно. В рамках работы в приемной Путина я сегодня рассматриваю ряд заявлений граждан, которые отражают вчерашнюю сущность милиции - отписки, некачественное расследование, использование служебного положения для сведения каких-то счетов и т.д. Надеюсь, что это уже такой «архаичный символизм». <br />
<br />
Думаю, что и самой милиции, и обществу по силам преодолеть это трудное время и общими усилиями создать такой институт, которым гордятся сегодня в цивилизованных странах, который является столпом защиты граждан, является демократичным институтом, хотя и с карательными функциями, и институтом, на который опирается жизнь каждого гражданина.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".