Статья
14 Мая 2012 12:58

Женский портрет в тюремном интерьере

Если бы эта книга вышла в другом издательстве, она могла бы называться «Повседневная жизнь заключенной женской колонии СССР времен Застоя». Простые до ужаса описания бытовых вопросов.
Комментарии экспертов
<p>Многие считают, что мученичество за веру осталось в далеком прошлом. Где-то во времена раннего христианства, когда апостолов побивали камнями и распинали на крестах лишь за то, что они несли учение Христа. Большинство из них не отрекались от своей веры даже под угрозой казни и пыток.</p>
<p>Советская Россия времен Брежнева оказалась примерно в такой же религиозной мгле, как и древний Рим. Только место Олимпа мифологического занял олимп политический с его почитанием членов Политбюро и дедушки Ленина, а мифы заменили не менее фантастические идеи коммунизма. Очевидно, что в таких условиях религиозная пропаганда являлась несомненным риском для самого существования Советского государства. Власть понимала это и нещадно боролась с теми, кто пытался найти путь к Богу и уж тем более с теми, кто пытался поделиться тем, что ему удалось найти и осознать, показать другим истинный путь.</p>
<p>Одной из пострадавших за свою веру была Татьяна Николаевна Щипкова. С 1974 она, преподаватель французского в смоленском пединституте, активно участвовала в деятельности религиозно-философского семинара «Община», участвовала в издании 2 номеров одноименного журнала (после обысков КГБ сохранились лишь несколько экземпляров N2). Последствием этой деятельности стал арест Татьяны Николаевны, суд в январе 1979 и тюремный срок в уссурийской колонии. На свободу она вышла только в 1983.</p>
<p>Именно о тех тюремных годах и повествует эта книга. Если бы книга издавалась в другом издательстве, она могла бы называться «Повседневная жизнь заключенной женской колонии СССР времен Застоя». Простые до ужаса описания бытовых вопросов: нет душа, о женской гигиене можно вообще забыть, хор, как средство искупить свою вину и скосить срок, отсутствие мужчин и как следствие расцвет лесбийской любви. Понятно, что в книге кроме обычных подробностей есть и вполне личные эпизоды: вроде подобия женской школы, созданного Татьяной Николаевной не смотря на запрет надзирателей или попытка нести свет веры среди опустившихся на самое дно. Но, и в этих частных историях проступает ужасающий быт советских тюрем.</p>
<p>Безусловно, многие из оказавшихся соседками автора женщины совершили страшнейшие преступления: убийства, расхищение госсобственности, торговля наркотиками, но, тем не менее, они оставались людьми. Условия зоны, явно были предназначены для того, чтобы уничтожить в заключенных все человеческое, оставляя лишь жестокость и ненависть к своим надзирателям и к тем, кто остался на воле. Задача тюрьмы не дать тебе осознать свой проступок, а выполнить план производства. Для этого не нужны личности с развитым мышлением, достаточно роботов без внутреннего мира. В обычной колонии нет места состраданию. И свидетельство Татьяны Щипковой это пример того, как вера помогает не только выжить в тяжелейших условиях, но и помочь другим сохранить свое человеческое достоинство.</p>
<p>Как известно, в России не стоит зарекаться ни от сумы, ни от тюрьмы, но большинство из нас эта чаша все же минула, и потому очень важно прочитать эту книгу. Как свидетельство любви к ближнему своему и истинного милосердия, которого, к сожалению, лишена уголовно-исправительная система нашей страны. Как пример подвига веры не только в Бога, но и в человека.</p>
<p><strong>Татьяна Щипкова, «Женский портрет в тюремном интерьере», Индрик, 2011</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".