Статья
3117 18 февраля 2021 9:31

Чёрные дыры светлоликой вселенной

В редкие и короткие перерывы, когда хоть на несколько часов смолкает уханье тяжёлой артиллерии «воинов ковида», в европейскую прессу прорывается вкус и запах другой, хорошо задымлённой информации. Информация эта не менее важная, чем все коронавирусные новости и столь же подверженная неусыпной цензуре. А дебаты на её острую тему вызывают самые серьёзные разногласия и контролируются жёстче, чем вопросы государственной безопасности.

Это информация о планомерной исламизации Европейских стран, посредством поощрения и провоцирования неконтролируемой миграции.

В пандемическом угаре прошедшей осени уже успел совершенно затеряться ужас убийства школьного учителя Самуэля Пати, обезглавленного во французском пригороде. Подзабылось также внезапное заявление президента Макрона, открытым текстом заговорившего о «войне» и даже провозгласившего некий «ультиматум» исламистскому сепаратизму. И уж окончательно затопталось ковидными ужастиками предупреждение генерала Пьера де Виллье: потенциальные террористы проживают среди нас, в своей параллельной, никем не тревожимой действительности и риск гражданской войны силён, как никогда. Стоит ли напоминать, что все сроки давно и беспробудно прошли, a «ультиматyм» остался без ответа и последствий ? Вопрос патетический. Об ультиматуме никто и не вспоминает.

Все эти ненадолго отвлёкшие публику от ковидо-ужасов факты затмила подготовка к «новой волне» бесконечных мутаций вируса и её откровенно панические прогнозы.

А между тем, все остальные проблемы человечества в целом и его европейской части в особенности, конечно же, никуда не делись, не растворились в антисептических гелях и не отфильтровались слоями масочной синтетики.

Эти «чёрные дыры» в светлоликой вселенной западной политкорректности, полностью поглощённой собственными благими намерениями по санитарной и гуманитарной «защите», под шум и гам старательно раздуваемых мелких забот, разрастаются всё сильнее и пожирают всё вокруг.

Редкие и робкие возмущённые реплики отдельных СМИ, по поводу не выполнения нелегальными мигрантaми в местах их поселений всеобщих правил масочного режима и карантинных ограничений, вплоть до комендантского часа, на удивление быстро тонут без следа в ежедневно нагоняемых волнах ковидных сводок и бесконечных к ним пояснений.

Рядовые французские граждане, конечно знали и хорошо усвоили, что в некоторых особенно «трудных» пригородах и даже целых городах, куда силам правопорядка ход давно заказан, действуют свои особые законы и перечить им дороже обойдётся, нежели попросту не замечать. Поэтому, внимания на слишком яркиe случаи неповиновения по всем статьям центральная пресса давно не заостряет. Это может задеть и рассердить и без того неустойчивое к традициям французской республики население, преспокойно живущее по собственным законам негласного шариата.

Kогда, под эгидой санитарного террора, правительствo запретило католические мессы в храмах, а вслед за ними и все христианские собрания снаружи, перед церквями, вплоть до штрафов зa пение псалмов (!), несмотря на маски и соблюдаемую дистанцию — ни один «центральный» журналист не позволил себе неудобного вопроса о том, распространяется ли подобный запрет на моления в мечетях. Все промолчали и устремились выявлять нарушения санитарного режима в других, более безопасных для политкорректной репутации местах.

Точно так же, скромно потупившись, сердобольная пресса щедро проигнорировала несколько возмущённых репортажей о продолжающих функционировать во время карантина кафе, барах и магазинах в «трудных кварталах», куда полиции не рекомендуется заезжать, во избежание чреватых самовозгоранием и далеко идущих конфликтов.

Однако, когда, при отсутствии наглядных подтверждений обещанным прессой ужастикам, ковидо-напряжение начало выдыхаться и народ уже почти приготовился расправить крылья, в ожидании весны, — в первую образовавшуюся брешь пошёл чуть подзабытый поток новых достижений уже не ползучей, а размашисто шагающей исламизации страны.

Почти одновременно, в прессу попали сразу несколько неприятных новостей по одной и той же тематике. То вдруг выяснилось, что так называемый «Французский Коллектив против исламофобии» (CCIF), в своё время однозначно уличённый в откровенном попирании законов Республики и насаждении шариата, а потому запрещённый Государственным Советом Франции в начале декабря 2020 года, преспокойно продолжил своё безбедное и агрессивное существование в Бельгии, где он обосновался, переведя все свои активы и средства коммуникации на имя «Европейского Коллектива против исламофобии» (CCIE) и откуда продолжает не менее активную деятельность по продвижению исламизации Европейских стран.

Практически одновременно с этой новостью разразился скандал с преподавателем философии во французском городе Трапп. Этот преподаватель ещё менее трагически погибшего Самуэля Пати вписывается в привычный шаблон, которым полезные идиоты исламо-гошизма имеют обыкновение бичевать всех, позволяющих себе критику неконтролируемой миграции и радикального исламизма. Его зовут Дидье Лемэр, он более 20 лет преподаёт философию в тех самых «трудных кварталах» французского города, куда не рекомендуется заглядывать полиции и пожарным. В отличие от классического типа преподавателя Самуэля Пати, Дидье Лемэр гораздо больше похож на светлоликого и прекраснодушного интеллектуала левого толка: у него типично «богемный» стиль и волосы по плечи. «Пис энд лав» и «все мы — братья». Такой вечный романтик, живущей прекрасными идеями в огнеопасных кварталах.

Представить себе, как этот француз смог двадцать лет преподавать философию в лицее, где практически не осталось «коренного населения», где «новые хозяева» открыто не желают говоpить по-французски и почитают «крамольными» большинство преподаваемых наук, откровенно говоря, очень сложно. Ещё сложнее, понять его внезапную мотивацию забить в колокола: этот человек написал очень жёсткую колонку в одну из центральных французских газет, где прямым текстом рассказал об открытой исламизации города, «живущего в страхе, под контролем исламистов»; о грустных рекордах — наибольшее количество отъезжающих из Франции в Сирию или Ирак джихадистов; об откровенных угрозах, получаемых от учеников и их родителей.

Сразу после дикого убийства Самуэля Пати, этот человек выступил в прессе с призывом к «сопротивлению исламистской угрозе» и с тех пор, как многие другие, быстро забываемые в текучих ковидо-новостях, он тоже живёт и передвигается под полицейской защитой.

Скольким действительным и действующим сегодня интеллектуалам ещё понадобится полицейская защита в ближайшем будущем и хватит ли её на всех — всё меньше хочется думать.

После внезапного прорыва этого нового «часового» на передовицы «заковиженой» по самые брови французской прессы, в очередной раз попытавшегося поднять тревогу, пока мощное ковидо-задымление мешает широкой публике убедиться в ползучей опасности и осознать её реальный масштаб, французское телевидение всё-таки сподобилось сделать репортаж с места нашумевших событий и отправило целую съёмочную группу, во главе с известным ведущим, в город Трапп.

Телевидение решило таки «разобраться» и своими камерами глянуть на одно из предполагаемых (уже бесчисленных) «гнёзд» исламизма во Франции, после бурной реакции мэра города. Здесь нужно отметить, что мэра города зовут Али Рабех и что он категорически отмёл все обвинения преподавателя философии, заранее заклеймив и философа и журналистов в предвзятости, исламофобии и даже расизме.
Сьёмки в живую, на месте, однако, показали результат куда более удручающий, нежели ожидаемый. Вплоть до практически полного отсутствия женщин на улицах и открытых запретов посещения парикмахерской — «только для мужчин».

Съёмочная группа передвигалась по городу в плотном окружении местных бородатых «дружинников» исключительно мужского пола, не получила доступа ни к единому заведению, без предварительного согласия мэра и его людей, не смогла взять интервью ни у одной женщины, проживающей в окрестностях без паранджи и имеющей право говорить с мужчинами. Зато журналисты весьма успешно пообщались с самим мэром, гневно отрицавшим всякую «исламизацию» и закончившим прямыми угрозами в адрес ведущего и его команды. Очень красноречиво получилось: мы здесь власть и только мы решаем, кого стричь в парикмахерских и чему учить детей в школах.

Я так пoдрoбно остановилась на этом конкретном случае, пробившем ковидную блокаду в новостях только потому, что эпизод этот сам по себе до оскомины типичен в сегодняшней французской действительности. Настолько типичен, что название города и мэра можно не запоминать: его очень скоро перебьют в вашей перенасыщенной похожими фактами памяти точно такие же эпизоды, мэры и города.

Даже имя обезглавленного преподавателя Самуэля Пати канет в забвение быстрее, чем закончится очередной карантин, потёрший из хроник более ранние воспоминания — «уж сколько их упало в эту бездну...»

Их на самом деле значительно больше, чем может удержать в памяти непосвящённый российский читатель и даже вполне себе вовлечённый в тему французский журналист. Герои и жертвы всё чаще смешиваются в коллективном сознaнии, бесперебойно бомбардируемом печальной информацией и для того, чтобы не ошибиться, приходится постоянно сверять имена и даты.

Война-то давно идёт, как об этом громко заявил французский президент и скромно, но твёрдо подтвердил французский генерал.

Пока ещё вниманию публики предлагаются мемориальные доски на каждого героя.

Если генерал не ошибся, возможно, не за горами общие рвы...

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция.

*Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2021 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".