Статья
3770 17 мая 2021 9:14

Добро на бойню

По неумолимым законам природы человеческой, смелость к политикам приходит только на теоретической стадии их титанических планов. Пока они в оппозиции — планов громадьё и маленький бронепоезд. Чем ближе они подходят к власти, тем слаженнее это «громадьё» послушно встраивается в уже существующую систему, стараясь не слишком её нарушать, не рисковать и не подставляться. А бронепоезд даёт полный назад и отправляется на запасные пути. Потому что в любой опасной ситуации среднестатистический политик предпочитает трусливую осторожность,

По этой преснейшей из причин, целый ряд американских президентов годами, как под копирку, лгали о вьетнамской войне и продолжали щедро давать добро на бойню, только чтобы не стать теми, кто осмелится признать поражение и ответить за десятилетия преступной бессмысленности и бездействия.

По этой же причине все французские правительства, в течение как минимум последних тридцати лет, столь же преcтупно и бессмысленно продолжают лгать под ту же копирку, с маниакальной настойчивостью «оберегая» правду об открытой исламизации Франции и заметая под ковёр неоспоримые факты уничтожения культуры и народа собственной страны.

Уже на телевидение, взорвав неслыханные рейтинги, прорвались крамольные журналисты, обнародовав всем известные, но всё ещё яростно замалчиваемые истины. Уже французские военные с открытыми лицами встали в строй первых двадцати осмелившихся говорить правду генералов, а ко всем ним присоединились тысячи гражданских, поставив свои подписи под скандальным обращением к правительству, с требованием назвать, наконец, вещи своими именами и принять, наконец, меры по устранению этих самых вещей.

Уже статистические опросы наглядно показали, что при нагноении ситуации, единственным противником действующего президента Макрона на надвигающихся выборах станет глава самой «страшной» для мировой политкорректности французской партии — Марин Ле Пен. Уже на глазах смелеющие аналитики начали кучно намекать, что при отсутствии радикальных мер, рекомендуемых французскими военными, партия Ле Пен рискует победить аж в первом туре.

Уже ведущие представители глобальной политкорректности взвыли хором о «небывалом росте популистов» во всём мире и o необходимости бороться с этой постыдной тенденцией, истово продвигая новейшие ценности американских «митушниц» и прочих «BLM-щиков».

Уже доселе помалкивающие политологи воспряли духом и срочно вложили свои надежды в Марин Ле Пен, не дожидаясь официального подтверждения прогнозов, а по сетям затрубили самые восторженные и наивные любители: Марин, Марин, тебе не снился бал подобный!..

Как вдруг, держащая руку на пульсе событий, французская интеллигенция, трезвеющая день ото дня, начала замечать, что в дискурсе Марин стали всё чаще появляться нейтрально успокоительные ноты. Сначала, резко снизился накал залуженной критики абсурда и дикости санитарных мер, которыми действующее правительство в буквальном смысле замордовало ещё дышащее население. Затем, эдакой лёгкой, едва ощутимой поволокой, пошли нюансы, модерирующие строгости мигрантского контроля, до недавних пор бывшего ведущей линией и основной составляющей её программы.

В общем и целом, публичные выступления Марин Ле Пен, как и её публичные обещания, вдруг резко сбросили градус отчаянного противостояния существующему порядку и приняли традиционную защитную окраску всех номинальных среднестатистических политиков, выступающих в строго ограниченных «проформой» параметрах и никого реально не задевающих.

Иначе говоря, как только реальная оппозиция действительно получила шанс и открытый доступ к действию, она во мгновение ока поняла (вариант: ей моментально дали понять...), что если её непримиримость к существующему положению вещей не сгладится в самые кратчайшие сроки, реальной власти ей не видать, как собственных ушей. Биться и обещать вы можете на трибунах, но вы просто обязаны предоставить гарантию, что продолжите работать в уже «устаканенном» направлении, бушуя впустую и реформируя по мелочам, не привнося никаких существенных изменений в установленный свыше порядок.

Самые проницательные аналитики немедленно сделали единственный серьёзно обоснованный вывод: Марин впервые подошла так близко к реальной, а не гипотетической власти, что все дальнейшие её действия были мгновенно обузданы и обусловлены некоей не подлежащей дискуссии «матрицей».

Это заметили и прокомментировали ведущие умы. Философ Мишель Онфрэ и журналист Эрик Земмур, практически одновременно, озвучили внезапную «ширакизацию» Марин Ле Пен: по примеру хитрой осторожности президента Жака Ширака, не лезть на рожон, не расковыривать реальные проблемы, но делать всё возможное, чтобы протянуть на заметании под ковёр самовозгорающихся вопросов, оставив их разрешение следующим невезучим. И обещать, обещать, обещать.

Практически сразу вслед за неожиданной трансформацией Марин, в её собственном клане случился достаточно неприятный, но ожидаемый маленький скандал. Одна из давних членов партии, её региональная советница по Нормандии, Кристель Лешевалье, покинула «Национальное объединение», озвучив причины своего ухода в официальном коммюнике. И вот эти самые причины, слухи о которых давно гуляли по сетям и закоулкам, сегодня заставляют искренне грустить всех сколько-нибудь интересующихся судьбой французской политики людей.

О том, что не всё так гладко в этом королевстве, как хотелось бы верить всем вложившим свои надежды в решительную реформистскую политику Марин, если она пробьётся к президентству, подозревали давно. И в общем не особенно удивлялись: ни в одной серьёзной партии, если как следует поскрести по сусекам, не обнаружится полного и беспрекословного единства. Но в данном случае, обвинения, покинувшей корабль региональной советницы, далеки от традиционных мелких неурядиц. По её собственным словам, речь идёт о «непримиримых разногласиях» в проводимой политике в целом. Конкретно: в откровенном замалчивании и теперь уже открытой банализации самых жарких и важных на сегодня тем раздора, на которых до сих пор строилась вся политическая инициатива, осада и защита партии Ле Пен — нелегальная миграция, отстаивание традиционной семьи, выход из Евросоюза, борьба с насильственной исламизацией страны.

В списке заставивших её покинуть партию причин, Лешевалье упомянула и категорическое противостояние всем соратникам, рискующим поднимать особенно острые вопросы.

Недовольство многих вызывает также тот очевидный факт, что Марин Ле Пен с радостью принимает всех недовольных ренегатов других политических течений, часто диаметрально противоположных по сути самому «Национальному объединению», превращая таким образом свою партию в некий «паноптикум», где оказываются понамешаны люди ничего общего ни в идеях, ни в помыслах не имеющие.

Сама же Марин, по ощущениям многих соратников, проводит настолько жёсткую внутрипартийную политику, что все критикующие и несогласные с её односторонними решениями легко и безапелляционно лишаются своих функций и постов.

Ситуация, конечно же, самая банальная и запросто вычисляемая в любой политической среде с сильным лидером. Беда в том, что партия Ле Пен до сих пор оставалась единственной реальной возможностью противостоять действующей власти и хоть что-то не формально изменить в стране, не скатываясь во французский «социалистический» или ультра-левый радикализм.

С внезапным уходом одного из политиков «Национального объединения» и публичной озвучкой внутренних проблем, уже некоторое время констатируемыe наблюдения только усиливают закономерную тревогу избирателей: если уже сейчас Марин Ле Пен так откровенно ослабляет свои капитальные позиции в жизненно важных для страны вопросах, то рассчитывать на реальные изменения в случае её прихода к власти явно не стоит.

Франция ещё не забыла опыт неудавшегося реформатора Саркози, любое начинание которого против разъедающей страну политкорректной чумы пресекалось мгновенно и настолько решительно, что все последующие начинания уже носили явно примирительный с устоявшейся «матрицей» характер и конечно же не дали никакого ощутимого результата.

Всё вышеизложенное означает только один действительно тревожный сценарий: похоже, что ситуация во Франции складывается точь-в-точь по предсказаниям двадцати известных генералов и многих тысяч поддержавших их военных, обратившихся к правительству с весьма однозначным предупреждением. Если от перестановки лидеров, в стране ничего не меняется, при неминуемом хаосе, в дело вступает армия. Трусливая осторожность политиков ​всегда кончается бойней. Судя по всему, Европе скоро придётся это пережить.

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция.

*Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2021 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".