Комментарий
2607 7 сентября 2023 10:47

Идеологические корни конфликта на Украине

Аркадий Недель философАркадий Недель

Аркадий Недель
философАркадий Недель
После увольнения министра обороны Украины Алексея Резникова, прослужившего на этом посту 22 месяца, и его замены на Рустема Умерова возникают два вопроса: первый — зачем это было нужно? Второй — кому это нужно? Резников, юрист по образованию и предприниматель по призванию, вошел в украинскую политику в 2008 году, когда стал депутатом Киевского городского совета VI созыва, а затем замглавы городской администрации Киева. В 2019-м он, по указу президента Зеленского, представлял Украину в Трехсторонней контактной группе по урегулированию кризиса на Донбассе. Затем его карьера только шла вверх: с марта 2020-го по ноябрь 2021-го Резников — вице-премьер, в чью непосредственную компетенцию входили вопросы реинтеграции «неподконтрольных» территорий. Пост министра обороны Резников занимал с 4 ноября 2021 года.

Резников известен своими эпатажными заявлениями. Так, например, в ноябре 2020 года в программе «Рандеву с Яниной Соколовой» он назвал Донбасс «опухолью, с которой неизвестно, что делать: ампутировать или лечить». Однако проблема не в высказываниях. Отставку Резникова ряд экспертов связывают с провалом или, как минимум, сильным зависанием контрнаступления ВСУ, что, на мой взгляд, является не причиной, а только поводом. Кто-то связывает его уход с коррупционными скандалами, когда СМИ сообщали о разворовывании бюджета Министерства обороны Украины, тех денег, которые были выделены на обеспечение частей ВСУ необходимой провизией. Расследователи выяснили, что Active Company, с которой был заключен контракт на поставку провизии, сильно завышала цены. В августе 2023-го Министерство снова оказалось в центре коррупционного скандала с зимними куртками для армии из Турции, цена за которые в процессе их приобретения выросла почти в четыре раза.

Мало сомнений в том, что список подобных коррупционных «косяков» можно было бы продолжить, и само собой разумеется, что Зеленский о них знал. И тем не менее истинная причина смены министра обороны — одного юриста на другого — лежит отнюдь не в борьбе с коррупцией, которую невозможно победить в стране, находящейся в том состоянии, в котором сейчас находится Украина. Отставка Резникова — это пошлина на продолжение западных поставок вооружений, которые, судя по нынешнему визиту госсекретаря Блинкена в Киев, должны продолжиться. Сам Блинкен заявил следующее: «я здесь прежде всего для того, чтобы продемонстрировать нашу твердую поддержку Украины. Мы видели хороший прогресс в контрнаступлении. Мы хотим позаботиться о том, чтобы у Украины было то, что ей необходимо не только для успешного контрнаступления, но и в долгосрочной перспективе». 

Фраза «видели хороший прогресс в контрнаступлении» — эвфемизм, который означает приказ менять стратегию войны и людей, непосредственно ответственных за ее ведение. Поскольку никакого «хорошего прогресса», как всем очевидно, не происходит, а выходить из игры США пока не собираются, нужен тот, кто станет ответственным и обозначит своим уходом видимость позитивных изменений. На эту роль был назначен Резников. А чтобы ему было не скучно одному, в компанию перезагрузки включили и бизнесмена Игоря Коломойского, сделавшего, возможно, больше остальных для прихода Зеленского к власти.

Одновременно с этим польская газета Rzeczpospolita, вполне респектабельное издание по польским меркам, публикует материал, где говорится о том, что «Польша начала экстрадировать в Украину своих граждан, причастных к контрабанде людей. В Польшу и другие страны ЕС могут поступить украинские запросы об экстрадиции мужчин, покинувших страну благодаря взяткам. Польша уже передает часть украинцев службам на Днепре <...> 80 тыс. украинских мужчин призывного возраста въехали в Польшу после 24 февраля 2022 года и исчезли. „Один человек мог пересечь границу даже несколько сотен раз“, — объясняет пресс-секретарь Главного управления пограничной службы лейтенант Анна Михальская. „Но если вычесть выезды из числа въездов, в Польше останется примерно 80 тыс. человек. Украинцы потенциально подлежат мобилизации в стране“».

Едва ли подобная публикация в польской прессе была бы сделана просто ради шума. Мало сомнений в том, что кампания по отлову в дружественной, как многим кажется, Польше военнообязанных украинцев могла бы начаться, во-первых, без предварительного согласования с киевскими властями и, во-вторых, без крайней нужды. А вот, что говорит в этой связи Федор Вениславский из Комитета национальной безопасности, обороны и разведки Верховной Рады: «это важная цифра для Украины, потому что этих людей можно было бы мобилизовать и пополнить ряды наших вооруженных сил, тем самым укрепив нашу оборону и безопасность. Не исключается, что прокуратура Украины может привлечь к ответственности своих граждан за рубежом на основании возбужденных уголовных дел».

Из статьи становится понятным, что механизм отлова и возбуждения уголовных дел по уклонению от призыва в целом уже создан и, скорее всего, будет запущен в ближайшее время, что вполне коррелируется с увольнением Резникова и приездом Блинкена. Госсекретарь США должен убедиться лично, что, если не контрнаступление, то сезон охоты за беглецами, не желающими идти на фронт, открыт. Это, разумеется, тоже потребует инвестиций, поскольку выловить 80 тыс. человек — нетривиальная задача.

Кризис с человеческими ресурсами не вызывает сомнений, но что это означает в геополитическом плане. Во-первых, что НАТО пока не собирается задействовать собственные силы, а продолжает свою коллатеральную войну исключительно силами самих украинцев. Во-вторых, ни о каких мирных переговорах на данный момент речь не идет, поскольку этот конфликт уже давно, а именно после того, как Шольца переломали через колено, и Германия начала поставлять свои танки, перешел в мировой масштаб.

Если отследить причины всех этих процессов, то многое встанет на свои места и не будет вызывать дополнительные вопросы. Мировой масштаб этого конфликта, как, наверное, и любого подобного в Восточной Европе, был — не побоюсь этого слова — предрешен т. н. «доктриной Вулфовица», названной в честь бывшего заместителя министра обороны США при Дж. Буше-мл. Пола Вулфовица. Влияние этого человека на американскую внешнюю политику было, возможно, не меньше, чем в свое время влияние Бжезинского на администрацию Картера.

Вулфовиц — ученик немецкого философа Лео Штраусса (1899-1973), который, убегая от немецкого нацизма, нашел свое место в американской академии, читал лекции по политической философии в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке и воспитал немало учеников и последователей. Вкратце, основная идея Штраусса относительно управления политикой в стране, а тем более претендующей на мировое господство, заключалась в том, что элиты должны скрывать от остальных граждан свои планы и методы. Проще говоря, элитарный класс должен обманывать народ для успешного достижения своих политических целей. Штраусс придумал и убедил своих учеников в необходимости двойного стандарта: одна правда для элиты, другая — для масс.

«Доктрина Вулфовица» — выученный урок Штраусса, который он изложил в феврале 1992 года. Первоначально ее содержание предназначалось исключительно для своих, близкого круга «друзей» президента, но затем информация просочилась в паблик. Вулфовиц говорил следующее: «Наша основная цель — предотвратить появление нового соперника, как на постсоветском пространстве, так и в любом другом месте земного шара, который будет представлять угрозу, схожую с той, что представлял для нашей страны СССР. Это положение является основным в новой стратегии обороны. Мы должны постараться предотвратить появление враждебных региональных держав, которые с помощью своих ресурсов могут быть способны получить глобальный контроль в международных отношениях». 

Сложно в более ясных терминах определить внешнюю политику страны, которая на тот момент оказалась главным бенефициаром коллапса СССР и, соответственно, мировым лидером. Остается сожалеть, что похожей доктрины не было в распоряжении России (тогда, в силу понятных причин, это не представлялось возможным), но ведь ничего подобного у нас нет и сегодня.

Никто отныне не может оспорить главенство только одной страны и ее интересов в любой точке планеты. Стратегия состоит в том, чтобы предотвратить возможное возникновение СССР-2 где бы то ни было, но под этим «СССР» можно понимать самые разные процессы, происходящие в мировом пространстве. Тот же Китай, если его судить с точки зрения «доктрины Вулфовица», это СССР-2, является «враждебной региональной державой», угрожающий американским интересам. Что касается России, в тексте доктрины говорится так: «Однако мы должны помнить, что демократические перемены в России не являются необратимыми и что, несмотря на нынешние трудности, Россия останется сильнейшей военной державой в Евразии и единственной державой в мире, способной уничтожить Соединенные Штаты».

Важным в «доктрине Вулфовица» является даже не маркировка отдельных реальных или потенциальных врагов США, а концептуальное допущение, точнее — политическая прорисовка будущего, что враг обязательно возникнет, «восстанет из пепла», и что борьба с ним ждет Соединенные Штаты неминуемо. Согласно Вулфовицу, если актуализировать все эти положения, Украина в обязательном порядке должна стать территорией американских стратегических интересов, точкой сдерживания замерцавшего на горизонте «СССР-2». От этой логики никто и никогда не отказывался, и современная война оказывается прописанной доктринально.

Расширение НАТО на Восток, которого не должно было случиться согласно договоренностям с Горбачевым, — практическое применение «доктрины Вулфовица» на территории с потенциально опасными для США игроками. НАТО, образованное в 1949 году как Альянс по защите интересов западных стран, в начале двухтысячных, когда в него вошло большинство стран Восточной Европы (входивших в бывший советский блок), превратилось в своего рода «Орден ядерноносцев», который не защищает, а зачищает доктринально «опасные территории» (естественно, что в качестве таковых рассматривались ДНР и ЛНР). Резников в июне 2023 года поделился с журналом Foreign Affairs своим разговором с кем-то из высокопоставленных американских чиновников (судя по стилистике разговора), который, на его вопрос о поставках ПЗРК Stingers, отреагировал следующим образом: «Нет, копайте окопы и убивайте как можно больше русских до того, как это закончится». 

Совет, опять же, вполне доктринальный. Сам НАТО в этом непосредственное участие принимать не будет, а необходимые «зачистки» можно осуществить силами страны, которая не входит в Альянс и, следовательно, конфликт не может формально считаться конфликтом с НАТО. То же самое сегодня происходит с Тайванем, который, в терминах Вулфовица, относится к Китаю так, как Украина к России. Так, Байден и его администрация делает все возможное, ведя даже не экономическую, а технологическую войну с Китаем, обрезая поставки новых технологий и т. п., чтобы произвести upgrade украинского сценария на Тайване, снабдив остров всем необходимым настолько, чтобы Китай не мог осуществить свои давнишние намерения. Дэн Салливан, член Комитета по вооруженным силам, признал: «конечная цель состоит в том, чтобы превратить тайванцев в грозную военную силу, которая может защищать себя, или, по крайней мере, создать трудности для Народной армии Китая». 

«Доктрина Вулфовица» была впервые опробована в 2003 году в войне с Ираком, сам же автор доктрины был тем советником Буша, который настаивал на абсолютной необходимости вторжения в Ирак. Украинская версия доктрины, как и ее будущая тайваньская, отличается от иракской только, пожалуй, одним: Америка не принимает участие в войне непосредственно, воюя при помощи своего коллатерата.

Конфликт на Украине начался во многом потому, что у России не было своего доктринального взгляда на собственную безопасность, как и не были четко сформулированы ее геополитические интересы. На международных площадках, включая и историческую встречу в Мюнхене в 2007 году, Россия формулировала то, чего она «не хочет» (монополярный мир, первенство международного права над национальным, господство либеральных ценностей и т. п.), но не было доктринально сформулировано то, что является ее однозначными геополитическими интересами.

18 июня 2024 Новости  Итоги саммита в Швейцарии: эксперты о главных политических событиях Что означают предложения по мирному урегулированию, озвученные 14 июня В.Путиным? Каковы главные итоги так называемого «мирного саммита» в Швейцарии, какие цели ставились и что Киев получил в итоге? Политологи Алексей Чеснаков и Михаил Карягин в эфире стрима ВЧК 17 июня проанализировали наиболее актуальные политические события. 17 июня 2024 Главное
К каким последствиям приведет саммит в Швейцарии
 К каким последствиям приведет саммит в Швейцарии Дальнейшие усилия международного сообщества по решению украинского конфликта возможны только с участием России. В ином случае такие усилия, предпринимаемые западными странами, могут быть восприняты российской стороной как формирование альянсов, направленных против РФ. На этой позиции сходятся зарубежные эксперты, комментирующие итоги «мирного саммита», который состоялся в Швейцарии 15-16 июня. 
15 июня 2024 Анонс  Конференция в Швейцарии по украинскому вопросу С 15 по 16 июня в Бюргенштоке, Швейцария, состоится конференция, посвященная урегулированию украинского конфликта.
© 2008 - 2024 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".