Статья
1369 6 февраля 2024 9:32

Шлем политической реальности

Apple Vision Pro — это, пожалуй, первое за последние несколько лет устройство, которое делает заявку на переворот привычных представлений о компьютерах, технологиях VR и AR и самого феномена участия и присутствия. 

В первых обзорах техноблогеры концентрируются на том, как шлем может изменить подход к привычным рабочим задачам. Но, судя по техническим возможностям, при достаточном распространении технологии она может быть использована и в политическом процессе. 

Политическое участие и ловушка технологий

Технологии виртуальной и дополненной реальности существовали и до релиза AVP. Однако все устройства имели какие-либо ограничения. Это и ограниченность зоны трекинга движений, разной степени удачности контроллеры, и, главное — провод, подключаемый к компьютеру или приставке, который и сковывал движения, и не позволял использовать устройство, например, на улице. Теперь большинство недостатков предыдущих продуктов либо исправлены, либо их негативное воздействие сведено к минимуму.

Это открывает новые возможности для проведения онлайн-митингов, встреч с избирателями и других политических мероприятий. В целом сама тема виртуального политического участия не нова, однако попытки провести такие мероприятия всегда наталкивались на проблему недостаточного погружения и вовлеченности субъектов. Онлайн-митинги хорошо работали как инфоповод. Заголовок «ЛДПР провела онлайн-митинг в Minecraft» привлекает внимание в СМИ и соцсетях, но сам формат не привносил качественно новых сущностных аспектов в феномен участия. Теперь же изменяется и глубина погружения, и пользовательский опыт, который в итоге может способствовать воспроизводству практики. 

Однако стоит отметить, что подобные технологии хоть и открывают новые возможности для политического участия, создают, в том числе и новые вызовы. Продолжающаяся цифровизация политического пространства позволит, например, собрать митинг на миллион участников, которые одновременно подключатся к сети для артикуляции собственных интересов, увидят единомышленников, обменяются сигналами. Однако этот же инструмент приведет к канализации мобилизационного потенциала и его рассеиванию в виртуальном пространстве.

Имеющаяся научная литература по влиянию новых технологий на политическое участие сводится к простой формуле: политика по-прежнему делается на улицах. Да, технологии стимулируют, трансформируют, модифицируют практики политического участия, но итоговый процесс в конечном счете развиртуализируется.

Весьма вероятно, в ближайшем будущем политологам придется описывать феномен VR-революции, как это делали их коллеги в 2011-2013 годах с кейсом так называемых Twitter-революций. Однако это произойдет только в том случае, если VR-политическое участие приведет не к виртуальному, а реальному политическому действию. Толку от «Глобальной деревни» Маклюэна будет немного, если политические акторы останутся на диванах.

Политическая программа в режиме погружения

Политики смогут совершенно по-другому презентовать свои политические программы. Это особенно актуально для местных и региональных выборов, когда зачастую речь идет о конкретных изменениях окружающей среды, а не глобальных макрополитических вопросов.

Муниципальный депутат с помощью технологий дополненной реальности сможет продемонстрировать свое видение развития дорожной сети, благоустройства, строительства новых объектов. Визуализированные программные обещания позволят привлечь на свою сторону новых избирателей. В конкурентной среде такое технологическое преимущество может быть решающим.

Визуализация программных обещаний на национальном уровне представляется более сложной задачей, однако и здесь новые технологии открывают дополнительные возможности для формирования образов будущего.

Немного конспирологии

Настоящей «киллерфичей» AVP является продвинутая система мониторинга ваших действий. Камеры и лидары следят за движением ваших глаз и рук, сканируют пространство вокруг вас. Мы уже привыкли к тому, что крупные IT-гиганты используют наши поисковые запросы для формирования рекламной выдачи. Мы уже привыкли к заклеенной веб-камере, потому что боимся, что за нами могут следить. Новые устройства формируют новые вызовы к приватности.

Конечно, IT-корпорации будут заявлять, что собирают минимум данных, не хранят их на серверах, и пользователи находятся в безопасности. Но очевидно, что с увеличением числа подобных гаджетов будет появляться все больше данных об их пользователях: особенности восприятия контента, паттерны поведения, области внимания — все это будет использовано и в политической коммуникации.

В академическом смысле появление новых данных может привести к ренессансу бихевиорализма в политической науке и появлению новых областей для изучения политического действия.

Новый продукт Apple пока нельзя назвать массовым из-за его цены, все еще значительной громоздкости и прочих ограничительных факторов. Но совершенно точно — ниша подобных гаджетов находится в самом начале своего развития, в конечном итоге они станут такой же обыденностью как телефоны. И когда они станут по-настоящему массовыми, политическая реальность кардинально изменится.

Михаил Карягин, заместитель директора Центра политической конъюнктуры.

#МихаилКарягин
© 2008 - 2024 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".