Статья
2196 20 марта 2024 9:41

Сила и слабость французской игры

Действия президента Франции Эмманюэля Макрона и его команды на постсоветском направлении в начале весны 2024 г. приобретают всё более наступательные и агрессивные очертания. Париж делает заявку на то, чтобы стать главным куратором усилий европейских стран как в отношении Украины, так и остальных постсоветских субъектов. И у этой, откровенно рискованной французской игры есть как сильные, так и слабые стороны.

Сильные стороны

Одной из наиболее сильных сторон в игре администрации Э. Макрона являются возможности в экспорте оружия. Франция располагает достаточно мощным военно-промышленным комплексом (ВПК) и налаженной системой поставок вооружений и военной техники (ВВТ). При наличии политической воли, она способна серьезно нарастить военно-техническую поддержку Украины, а также увеличить продажу оружия другим постсоветскими игрокам. Далеко не случайно, что армянское правительство Никола Пашиняна рассчитывает за счёт, прежде всего, французских оборонных поставок в сжатые сроки полностью перевооружить свою армию.

И военно-технические возможности Парижа находятся на восходящем тренде. Согласно данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), в 2023 г. Франция заняла второе место среди крупнейших экспортеров оружия в мире, обогнав Россию. Впереди Пятой республики только США. По сведениям СИПРИ, экспорт французского оружия в период 2019-2023 гг. увеличился на 47% по сравнению с предыдущей пятилеткой. Решающую роль в этом сыграли поставки боевых самолетов в Индию, Катар и Египет.

Силу механизма оборонного экспорта хорошо понимают в Елисейском дворце. Так, систему военно-политических связей с Киевом команда Э. Макрона рассчитывает закрепить размещением мощностей своего ВПК на украинской территории. В начале марта министр вооружённых сил (ВС) Франции Себастьян Лекорню заявил, что сразу три оборонные компании республики намерены развернуть своё производство на Украине уже к лету 2024 г. Планируется, что в сотрудничестве с украинскими структурами они начнут производить БПЛА, оборудование для сухопутных сил, запчасти, а затем и боеприпасы. Уже известно, что одной из этих компаний станет франко-германский оборонный консорциум KMW+Nexter Defense Systems (KNDS).

Наращивается экспорт французского ВВТ в Армению. По словам того же С. Лекорню, в первой половине 2024 г. Ереван может получить ПЗРК Mistral 3 и многофункциональные РЛС Ground Master (GM) 200. В декабре 2023 г. начались поставки армянской стороне бронеавтомобилей ACMAT Bastion. А в перспективе — передача САУ CAESAR, активно поставляемых Киеву.

Вторым преимуществом Парижа являются военные кадры в лице получивших боевой опыт на Украине наёмников и военспецов. Их сравнительно немного. Так, по данным Минобороны РФ всего таковых 356 человек. По другим оценкам, общая численность французских наёмников и военных советников достигает порядка 500 человек. Но нужно учитывать, что абсолютное большинство среди них — профессиональные военные. Причем, в отличие от контингентов из других стран, в рядах французов немало бывших кадровых офицеров. Все они получили опыт участия в современном вооруженном конфликте высокой интенсивности, что выгодно отличает их от основной части личного состава ВС Франции. И эти люди могут быть задействованы в интересах Парижа в любой из постсоветских республик.

Ещё одна сильная сторона игры Елисейского дворца — способность выступать ведущим политическим координатором внутри Евросоюза. Это качество выгодно отличает Францию от той же Германии. При необходимости Париж в состоянии консолидировать остальных европейских игроков вокруг себя. Также он может «продавливать» среди них решения в своих интересах. Как напрямую, так и через механизм ЕС. Во многом именно такой роль Франции в Европе задумывалась одним из «отцов евроинтеграции» Шарлем де Голлем. И эти качества республика сохраняет до сих пор.

Свои координационные возможности команда Э. Макрона успела подтвердить на украинском треке. Как только возникла такая необходимость, она смогла организовать и провести в Париже Конференцию по поддержке Украины. Участие в ней приняли главы порядка 20 европейских государств. И хотя форум не ознаменовался принятием каких-либо знаковых решений, на нём, с подачи Франции, рассматривались весьма чувствительные вопросы. Включая возможность ввода на украинскую территорию военных контингентов западных стран. Мероприятие стало своеобразной «пробой сил» Парижа в деле военно-политической консолидации европейских игроков.

В наст. вр. Пятая республика располагает необходимым политическим и дипломатическим инструментарием для того, чтобы выступить в роли координатора усилий стран-членов ЕС на постсоветском пространстве. Также для этого она вполне может использовать и исполнительный инструментарий самого Евросоюза. Кроме того, отталкиваясь от своего статуса политического лидера ЕС, Франция в состоянии регулировать региональное сотрудничество между бывшими советскими республиками. Например, между странами Средней Азии. А также между Молдавией, Украиной и Прибалтикой.

Слабые стороны

В то же время, при наличии сильных аспектов, в игре Франции есть и ощутимые слабые места. И по своему совокупному значению они способны перевесить потенциал факторов силы.

Прежде всего, у администрации Э. Макрона отсутствует специализированный аппарат для работы на постсоветском направлении. По аналогии с тем аппаратом, который курирует отношения с африканскими странами. До недавнего времени Париж сколько-нибудь особого внимания отношениям с бывшими советскими республиками не уделял. Трек курировали специалисты, отвечавшие за взаимодействие с Россией. Да и последняя была далеко не самым приоритетным контрагентом в системе французских внешнеполитических координат.
Слабость своего кадрового потенциала на треке в Елисейском дворце осознают. Отсутствие достаточного количества политических специалистов по региону пытаются компенсировать выстраиванием контактов по военным каналам. В том числе, за счёт развёртывания военных миссий. В апреле 2023 г. военная миссия была учреждена при французском посольстве в Армении. А в феврале 2024 г. С. Лекорню сообщил, что кроме неё в Ереване будет создан ещё и аппарат постоянного военного советника. В марте 2024 г. было объявлено о развертывании военной миссии Франции в Молдавии.

Также против усилий Елисейского дворца играет качество руководящего эшелона правительства, отвечающего за внешнюю и оборонную политику. На фоне заявленных претензий и амбиций субъектный потенциал этих персоналий представляется откровенно сомнительным.

Так, французскую дипломатию традиционно отличали крупные фигуры, способные своими усилиями уверенно дополнять международную активность первого лица. Среди лиц, стоявших во главе ведомства на Кэ Д’Орсе можно отметить таких тяжеловесов как Юбер Ведрин, Доминик де Вильпен, Мишель Барнье и Бернар Кушнер. На их фоне нынешний руководитель МИДа Стефан Сежурне смотрится откровенно блекло. До своего текущего назначения, он не только никогда не занимался внешнеполитическими вопросами, но даже не имел опыта работы в правительстве.

Не особо убедительно выглядит и куратор военного трека С. Лекорню. До занятия должности министра ВС он отвечал в кабинете министров в основном за внутриполитические вопросы. Включая развитие заморских территорий, местное самоуправление, экологию и пр.
Наконец, следует учитывать неоднозначное отношение к фигуре Э. Макрона французского генералитета. Последний далеко не так лоялен курсу Елисейского дворца, как это можно было бы ожидать. Уже в 2017 г. только что избравшийся Э. Макрон пошёл на открытый конфликт с тогдашним начальником Главного штаба ВС Франции Пьером де Вилье. Противостояние закончилось отставкой популярного в армии генерала. 2021 г. и вовсе ознаменовался открытой военной фрондой. Сначала отставные французские генералы, а затем и действующие офицеры опубликовали предостерегающие Э. Макрона открытые письма. Фактической реакцией Елисейского дворца на этот демарш стала отставка преемника П. де Вилье на посту начальника Главного штаба ВС внешне лояльного генерала Франсуа Лекуантра. В наст. вр. публичные свидетельства противоречий между Э. Макроном и командованием ВС отсутствуют. Но это совсем не означает, что отношения между ними, после такого числа инцидентов, полностью нормализовались.

Максим Минаев, кандидат политических наук, старший научный сотрудник Института США и Канады РАН

#МаксимМинаев
© 2008 - 2024 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".