Статья
4516 15 июня 2020 8:16

Завоевание страхом

Знаете ли вы, что общего между Иoанном Павлом II, папой римским, канонизированным католической церковью, и Мелом Гибсоном, актёром, режиссёром, дебоширом и алкоголиком?

Нет, Мел Гибсон вряд ли когда-нибудь сыграет папу Иоанна-Павла II (всё-таки, не Безруков...) И «последние станут первыми» — тоже явно не про них обоих. Зато они оба поняли главное и сказали об этом самой широкой аудитории.

Папа Иоанн-Павел — в знаменитой речи 22 октября 1978г: «Не бойтесь!»

Режиссер Гибсон — когда после целой серии безобразий с мордобоями любимых женщин и вождениями в нетрезвом виде, внезапно, один за другим, сделал два совершенно неожиданных фильма, каждый из которых стоил его репутации несоизмеримо большего ущерба, нареканий и обвинений в дискриминациях, нежели привычный набор «расизмов» и «сексизмов», при личных разборках и полицейских задержаниях.

Гибсон снял «Страсти Христовы» и «Апокалипсис». И сделал он это неожиданно очень хорошо. Каждый из этих фильмов, через неимоверно тяжёлые для среднестатистической психики сцены, нёс зрителю всё ту же нехитрую, но самую главную мысль.

Вспомните: «Что ты увидел в людях из леса? Страх. Сильный страх. Отвратительный страх. Страх отравил их. Страх — это болезнь. Она проникает в души тех, кто принимает её. Я не учил тебя жить в страхе. Не бойся...» («Apocalypto»).

Пересмотрите и передумайте: человек выживает даже там, где, казалось бы, уже нет никакой реальной возможности снова подняться на ноги. Только при условии, что этот человек не даёт страху сравнять его с землёй.

Да не смутит вас сравнение двух таких вопиюще разных персонажей, как канонизированный папа и скандальный представитель богемно-разнузданной тусовки: что бы ни говорили, а «бедный Йорик» и Йорик богатый перед лицом высших истин вдохновляюще равны. Тем более, если оба получили некое «озарение» и не побоялись поведать о нём миру, каждый в меру своих возможностей. И особенно, когда именно этого озарения миру сейчас так явно не хватает.

Мир напуган. Мир испугался.

Я не знаю, как реагирует на происходящее сегодня в его стране режиссёр и человек Гибсон. Я знаю, как удручённо, с трагическим «фейспалмом», молчит новый папа, время от времени напоминая о милосердии к заблудшим и не ведающим, что творят, но никогда не уточняя, кто же там «заблудил», а кто «не ведает».

Зато я с искренним сожалением, но без удивления наблюдаю, в каких нелепых и постыдных корчах агонизирует разъеденная страхом Америка и каким нестройным, но крепчающим эхом отзывается на эту пляску святого Вита давно привыкшая мимикрировать под Америку Европа. Про вечнo злорадствующих адептов упрощённой мысли из категории «так им и надо, они истребили индейцев и угнетали негров» не имеет смысла упоминать: злорадствующиe падут первыми, когда и над ними «закаплет», поскольку так и не поняли, что речь сейчас вовсе не о справедливости, а о новом порядке, никакой справедливости не подотчётном. Так что, закаплет и над злорадствующими.

Самое страшное в этой истории, что по-настоящему благополучная во всеобщем понимании и намертво убеждённая в своей абсолютной демократичности Америка, доселе учившая мир равняться только на неё, в плане свободы слова и смелости распространения «мнений», имеет очень мало доступа к реальной информации и столь же мало желания эту информацию получить.

Мы в режиме онлайн наблюдаем возвращение бумеранга того неутомимого сарказма, с которым все радетели за свободу слова по-американски так долго обучали и насаждали по миру «девочек Бан» и «дочерей крымских офицеров», а сегодня отчаянно штурмуют соцсети шрапнелью «очных свидетельств» о том, как всё «неоднозначно» и восхитительно в «мирных протестах», которые, еле сдерживая слезу умиления, транслируют безупречные официальные СМИ.

Я с изумлением обнаружила это на личном примере, послав сообщение в поддержку очень близким и очень давним друзьям-американцам, в трезвости ума и суждения коих до сих пор не сомневалась, и получив в ответ робото-подобное уведомление от насмерть перепуганных людей, занимающих высокое общественное положение и, судя по тексту, уверенных, что их личная корреспонденция отныне должна строго соответствовать «линии партии»:

«Дорогая Елена! Завтра, ровно в 10 утра, вся наша компания почтит молчанием длиной в 8 минут 46 секунд память невинно убиенного Джoрджа Флойда, жертвы и героя нашей страны. Надеюсь, ты присоединишься к нашей скорби и нашему покаянию. Все эти ролики с грубыми афроамериканцами, якобы требующими вставания на колени, как и ролики, где американцы целуют ботинки других американцев, или громят и мародёрствуют — на самом деле постановка и провокация, которой вся наша нация будет храбро противостоять!»

Этот ответ сам по себе достоин войти в хрестоматию — хрестоматию Страха, парализующего сознание и лишающего способности защищаться.

Ещё несколько знакомых американцев — все очень умные и достойные люди, сегодня искренне убеждены, что ролики постановочные.

Не лишне упомянуть, что подобные видео в соцсетях весьма оперативно блокируются некими «независимыми медиа», призванными, по их собственному ничем не подкреплённому утверждению, «бороться с фейками». А в категорию «фейк» теперь попадают все, без исключения, видео материалы, тревожащие публику показом негативных сторон «мирного протеста», даже если речь идёт о видео, пускаемых в сеть в прямом эфире. Например, кадры, фиксирующие завал памятников и пляски «новых героев-победителей» на обломках.

Иными словами, видео материалы в достоверности которых элементарно невозможно усомниться, но которые обналичивают какие бы то ни было неприглядные стороны «массовых мирных демонстраций», автоматически должны засчитываться «фейками», по личному усмотрению некоего «министерства правды» — этих самых «независимых медиа», перепроверить которые — о сюрприз! — невозможно, поскольку до их внезапного вступления в борьбу с " фальшивой информацией «, интернет вообще не обнаруживает никаких следов их существования.

То есть, если вы лично не окажетесь в центре событий, но полностью положитесь на ведущие американские СМИ, вы будете знать только две основные составляющие американской действительности:

— в стране идут исключительно мирные и полностью обоснованные протесты;

— всё население поголовно эти протесты поддерживает и одобряет, так что, если вы не расист и не фашист, вы обязаны каяться и присоединяться к протестующим.

Американские передовицы наглухо залеплены столь откровенными присягами в преданности новому порядку, что от авторов статей остаётся впечатление расталкивающих друг друга локтями придворных, буквально кидающихся в ноги невидимому Великому Повелителю. Никакой другой информации в сегодняшней американской прессе категорически нет.

Даже европейские СМИ пока не достигли такого вопиющего маразма, с полным ассортиментом проштампованных единой линией партии тем и их трафаретных трактовок. Европейские СМИ ещё только подтягиваются, переминаясь с ноги на ногу, но без чрезмерного пафоса. В европейских СМИ ещё возможны нюансы восприятия и даже шокирующая информация о «новых героях», послуживших причиной протестов, аналогичных американским. В европейских СМИ ещё наблюдаются дебаты, где звучат ужасающие политкорректное видение истины.

Но в общем и целом и эта «пандемия» на марше, только внедряется она в Европе в соответствии с особенностями местных менталитетов. В Германии, например, полиция встала на колени, по требованию протестующих. А во Франции не встала, несмотря на многочасовые скандирования протестунов и старания «вспомогающих» провокаторов.

И тем не менее, пандемия страха перед нарушением заповедей политкорректности и попаданием в категорию изгоев много более реальна, нежели страх перед вирусом.

Вы ведь, наверняка, уже прочли о только что установленной в американских университетах стипендии имени Джорджа Флойда, шестикратного рецидивиста, бандита и наркомана, приставившего пистолет к животу беременной женщины, во время вооружённого нападения. И, может быть, уже прочли о преподавателе из Калифорнии, отказавшемся делать поблажки на экзаменах темнокожим студентам, и потому уволенном «за проявление расизма». А истории мгновенных увольнений сотрудников разных предприятий, отказавшихся становиться на колени вместе с коллегами, дабы почтить память вышеупомянутого «нового героя Америки» и покаяться перед всеми темнокожими людьми планеты до вас ещё не дошли? Вероятно, «независимые медиа», фильтрующие такого рода информацию, срочно признанную осквернением святынь, успели перехватить её по дороге. Но не беда, поскольку такого рода информации в ближайшее время намечается немерено.

Причём намечается в стране, образцовая демократия которой когда-то показала пример свободы слова и позволила миру узнать об «издержках» культурной революции в Китае...

В этих людях сейчас лютует страх. «Сильный страх. Отвратительный страх. Страх отравил их. Страх — это болезнь. Она проникает в души тех, кто принимает её...» Их очень долго, упорно и незаметно учили принимать эту болезнь и поддаваться ей, не сопротивляясь.

Далее, непременно последует возвращение маятника и бумеранга. Кто-то первым скажет: «Это мой лес. Мой отец и отец моего отца охотились здесь. Мой сын и сын моего сына будут здесь охотиться после моей смерти. Это мой лес. Я не боюсь...»

Кто-то первым скажет: «Я не боюсь» — и снова станет новым героем.

Вечно злорадствующих адептов упрощённой мысли из категории «так им и надо, они истребили индейцев и угнетали негров» не имеет смысла убеждать, поскольку эти злорадствующиe так и не поняли, что всё происходящее сейчас в мире — это вовсе не об Америке, не о справедливости и не о «залуженном возмездии».

Это всего лишь о «новом порядке» и его «героях» в золотых гробах. И опять — на колёсиках...

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция.

*Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2020 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".