Статья
14 Апреля 2016 11:45

Что ждать от Гройсмана

На Украине формируется новое правительство во главе со спикером Верховной Рады Владимиром Гройсманом. Новый премьер давно входит в команду Порошенко. Зависимость правительства лично от главы государства усилится, и Украина сделала еще один шаг в направлении президентской республики.

Однако кабинет министров не будет чисто техническим и полностью управляемым из администрации президента. Во время переговоров о формировании нового кабмина Гройсман показал, что не хочет брать на себя ответственность за политику правительства, если не сможет оказывать на нее влияние, в том числе через людей, которым он готов лично доверять. Несмотря на то, что правительство стало более монолитным, оно по-прежнему отражает хрупкий баланс внутри украинской власти и представляет собой компромисс между лоялистами, политическими назначенцами, лоббистами и сторонниками реформ, что сохранит конфликтный характер отношений внутри кабинета.

Результаты работы экс-спикера в правительстве и в Верховной Раде неоднозначны. Среди украинских реформаторов новой генерации Гройсман заслужил репутацию подающего надежды политика как автор и проводник сравнительно успешной реформы 2014 года, направленной на сокращение контролирующих органов. Реформа стоила Гройсману конфликта с другими членами правительства. В итоге из 56 центральных органов власти, обладавших контрольными полномочиями, остались 26 (первоначально обещали оставить не более 20).

Гройсман также занимал пост председателя Конституционной комиссии, в которой он непосредственно руководил (как доверенное лицо президента) самой важной рабочей группой по вопросам организации государственной власти и децентрализации. Через комиссию прошли реформа судебной системы и децентрализация власти. Тем не менее обе реформы, после прохождения в первом чтении, пока зависли в Верховной Раде. Если реформа судебной системы в итоге, скорее всего, будет принята, то детище Порошенко и Гройсмана – децентрализация – пока скорее мертва, чем жива.

До начала переговоров о составе правительства Гройсман соглашался играть на вторых ролях и доказывал свои качества эффективного исполнителя в команде Порошенко, не выказывая политических амбиций и не рискуя без лишней необходимости. Однако этот образ изменился, когда дело дошло до политических торгов за посты в кабмине. Новый глава правительства показал, что, в отличие от своего предшественника, не готов быть «камикадзе» и не собирается похоронить свою политическую карьеру на посту премьера только лишь ради спасения Порошенко. В этом смысле Гройсман проявил себя как типичный украинский политик, который вступает в новые договоренности столь же быстро, как нарушает старые.

В новой конструкции украинской власти внешняя политика и Минские соглашения, как и прежде, останутся в полной компетенции президента. Де-факто министром иностранных дел Украины является сам Порошенко, а Климкин лишь выполняет роль его секретаря по техническим вопросам. Тем не менее новый премьер не сможет совсем отмалчиваться. В зависимости от того, какую риторику выберет для себя Гройсман, зависят перспективы отношений России и Украины при новом правительстве. Если участие кабмина в острых внешнеполитических дискуссиях снизится, это открывает пусть неопределенную, но все же перспективу начала возобновления российско-украинских межправительственных контактов.

Экс-премьера Арсения Яценюка традиционно относят к так называемой украинской партии войны, которая выступала за военное решение конфликта в Донбассе. Яценюк старался занимать более жесткую позицию в отношении России, чем сам Порошенко. Во внутриукраинском контексте экс-премьер использовал тему Минска-2 и риторику «ястреба», рассчитывая таким образом поправить свой персональный рейтинг и практически обнулившийся рейтинг «Народного фронта». Это не прибавило ему популярности, более того, из-за своих заявлений в отношении России Яценюк стал для Москвы персоной нон-грата, исключив возможность диалога.

Гройсману нет необходимости использовать внешнюю политику для реанимации собственного рейтинга. Укрепить его позиции в украинской политике могут только конкретные результаты работы кабмина и умение быстро урегулировать конфликты внутри правительства и правительства с олигархами, которым предстоит под давлением Запада еще больше потеснить свои позиции.

Гройсман не сторонник налаживания отношений с Россией. Он неоднократно призывал усилить санкции против Москвы лишь на том основании, что Россия, с его точки зрения, не оказывает необходимого «принуждения» в отношении республик Донбасса. Во главе Конституционной комиссии Гройсман игнорировал мнение ДНР-ЛНР по реформе основного закона. Он предлагал интерпретировать «особенности местного самоуправления» в Донбассе как «другую налоговую систему или что-то другое», но не как «особый статус».

Но сам факт того, что Гройсман, возможно, будет меньше вмешиваться во внешнюю политику и комментировать украинские обязательства в рамках Минска-2, может позитивно сказаться если не на минском процессе, то на отношении в Москве к возможному диалогу с Киевом по наиболее важным экономическим и гуманитарным вопросам. Речь пока не идет о том, что эти вопросы могут быть решены, но лишь о том, что какой-то диалог по ним может начаться или возобновиться. Во всяком случае, у России нет предубеждения в отношении Гройсмана, в отличие от фигуры его предшественника. Если встречу Яценюка с Медведевым представить было невозможно, то встреча Гройсмана с российским премьером не кажется невероятным событием.

Заместитель директора Центра политической конъюнктуры Олег Игнатов специально для «Актуальных комментариев»

Все материалы автора
____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".