Статья
21 Августа 2009 12:23

Дагестан-1999: итоги событий десятилетней давности

<h3 align="justify">Очень печальный итог событий 10-летней давности</h3>
<p align="justify">7 августа 1999 года свыше двух тысяч боевиков, в том числе наемников из ряда зарубежных стран, под командованием видного главаря чеченских сепаратистов Шамиля Басаева, лидера дагестанских ваххабитов Багаутдина Магомедова и известного террориста иорданского происхождения Хаттаба, захватили четыре горных села в Ботлихском районе и два – в Цумадинском районе на юго-западе Дагестана (позже число оккупированных сел достигло 11). Никакого сопротивления им оказано не было, хотя и поддержки местного населения они не получили. </p>
<p align="justify"><strong>ХРОНИКА АВГУСТА–СЕНТЯБРЯ </strong></p>
<p align="justify">В Дагестан прибыли руководители всех российских силовых структур, а также премьер-министр Сергей Степашин (впрочем, 9 августа он был отправлен в отставку, и на посту председателя правительства РФ его сменил Владимир Путин). Глава Госсовета Дагестана Магомедали Магомедов и мэр Махачкалы Саид Амиров призвали население создавать вооруженные отряды самообороны для защиты республики от агрессии. </p>
<p align="justify">10 августа так называемая «исламская шура Дагестана» (в нее входили до 50 представителей от 15 районов республики) приняла декларацию о создании независимого мусульманского государства и объявила джихад «за освобождение от вековой российской оккупации». Возглавить военные действия было предложено Басаеву. Прокуратура Дагестана тут же возбудила уголовное дело по факту «провозглашения независимости». В боевых операциях против исламистов приняли участие отряды добровольцев, сформированные Саидом Амировым (300 человек) и Народным фронтом имени имама Шамиля (150 человек). Его лидер Гаджи Махачев стал одним из основных организаторов сопротивления агрессии. Всего же число дагестанцев, решивших противостоять экстремистам с оружием в руках, превысило 20 тыс. человек. Резко против вторжения выступил и председатель Духовного управления мусульман Дагестана муфтий Ахмад Абдулаев. 24 августа федеральные силы при поддержке местной милиции и ополченцев освободили все занятые ваххабитами села. </p>
<p align="justify">29 августа подразделения МВД России и Дагестана начали операцию по изъятию оружия у жителей сел Кара-Махи и Чабан-Махи Буйнакского района, где у власти с 16 августа 1998 года находились ваххабиты. За это время эти населенные пункты были превращены в мощные, хорошо подготовленные к обороне узлы сопротивления, штурм которых оказался чрезвычайно сложной задачей. </p>
<p align="justify">4 сентября автомобиль со 100 кг взрывчатки был взорван на одной из улиц Буйнакска. Погибло более 60 мирных жителей. Еще два аналогичных взрыва удалось предотвратить. А 5 сентября 2000 боевиков вторглись в Новолакский район Дагестана, захватив пять населенных пунктов, включая райцентр Новолакское. После этого боевики попытались овладеть Хасавюртом, однако их атака была отбита. </p>
<p align="justify">В ночь с 8 на 9 сентября был совершен крупный теракт в Москве: в результате взрыва жилого дома погибло более 90 человек. Следующий взрыв в столице страны прогремел в ночь с 12 на 13 сентября, его жертвами стали около 120 человек. 16 сентября был взорван дом в Волгодонске (Ростовская область) – еще около 20 погибших. Ответственность за эти акции взяла на себя ранее неизвестная «Исламская армия освобождения Дагестана». </p>
<p align="justify">12 сентября федеральные силы совместно с дагестанскими милиционерами и ополченцами (общее число которых уже достигло 30 тыс. человек) завершили ликвидацию ваххабитской группировки в селах Кара-Махи и Чабан-Махи. После этого боевики начали покидать и Новолакский район, который был окончательно освобожден 15 сентября. </p>
<p align="justify">29 сентября в Хасавюрте должна была состояться встреча Магомедали Магомедова и президента «Чеченской Республики Ичкерия» Аслана Масхадова, однако жители Хасавюртовского района блокировали дороги и не допустили проведения этого «саммита». Мотивом действий дагестанцев был отказ Масхадова взять на себя вину за вторжение боевиков с территории Чечни и выдать его организаторов. </p>
<p align="justify">События в Дагестане послужили причиной начала второй чеченской войны. Практически сразу после освобождения оккупированных районов Дагестана федеральные войска развернули боевые действия против сепаратистов непосредственно на территории Чечни. </p>
<p align="justify"><strong>ПОТЕРИ, КОТОРЫХ УДАЛОСЬ ИЗБЕЖАТЬ </strong></p>
<p align="justify">До сих пор не вполне ясно, что именно толкнуло Басаева и его сподвижников на дагестанскую авантюру. Здесь возможны три основные причины. </p>
<p align="justify">Первая. За годы псевдонезависимости (1992–1994, 1996–1999) и первой чеченской войны (1994–1996) республика была доведена до такого состояния, что жить в своих границах просто не могла. Когда основной (точнее – практически единственной) отраслью экономики становится бандитизм, это ведет к «самопожиранию» и, следовательно, к необходимости экспансии. «Независимой Ичкерии» требовались новые территории, людские и материальные ресурсы. В частности, хотелось перехватить нефтепровод Баку–Новороссийск, который Россия построила в обход территории Чечни. </p>
<p align="justify">Вторая причина. «Независимая Ичкерия» наряду с талибским Афганистаном фактически превратилась в составную часть «Всемирного исламского Халифата» – образования, создать которое стремились радикальные исламисты-ваххабиты. За данным проектом стояли властные структуры ряда мусульманских государств, в первую очередь, разумеется, Саудовской Аравии – единственной страны, где официальной религией является ислам ваххабитского направления. Внешняя экспансия для «Халифата» является естественной формой существования, ради нее он и строился. Идеологи возведения данного образования, возможно, решили, что «независимая Ичкерия» уже достаточно укрепилась и созрела для того, чтобы стать плацдармом для экспансии. </p>
<p align="justify">Строго говоря, две эти причины не противоречат друг другу и не исключают одна другую. И в обоих случаях Дагестан представлялся идеальным объектом нападения. Эта республика отличалась самыми высокими в России темпами роста населения (почти по всей стране население сокращалось), очень низким уровнем жизни, высокой безработицей, крайней коррумпированностью руководства. Дополнительным фактором должно было стать уникальное этническое разнообразие населения Дагестана, порождавшее массу конфликтов. Соответственно дагестанцы, особенно молодежь, представлялись идеальным ресурсом для вовлечения и в криминальный бизнес, и в строительство «Халифата». Тем более что именно ваххабизм пропагандировался и как способ решения межнациональных проблем, и как средство борьбы с коррупцией во власти. </p>
<p align="justify">До сего дня обсуждается, впрочем, и третья причина агрессии – она якобы была инспирирована Кремлем, поскольку именно на ее отражении, а потом на второй чеченской кампании вырос рейтинг Владимира Путина. Правда, не очень понятно, кто именно в Москве до этого додумался и, главное, воплотил план в жизнь. </p>
<p align="justify">Со стороны федерального Центра это было игрой на грани самоубийства. Если бы жители Дагестана просто остались нейтрально-равнодушными по отношению к чеченскому вторжению (не говоря уж о варианте поддержки боевиков), ситуация мгновенно стала бы для государства критической. Российская армия находилась в состоянии шока после Хасавюртовских соглашений, завершивших первую чеченскую войну, и из-за катастрофического материального положения, усугубившегося вследствие дефолта 1998 года. Ей было бы очень проблематично удержать Дагестан без содействия местного населения, а уж если бы оно перешло на сторону боевиков, республика была бы потеряна почти мгновенно. Более того, нет особых сомнений, что вдохновленные успехом боевики пошли бы и в Ингушетию, и в Ставропольский край. </p>
<p align="justify">Собственно, военно-политическое руководство РФ и готовилось к худшему. Разрабатывались планы обороны Махачкалы силами бригады морской пехоты Каспийской флотилии, а премьер Степашин перед отставкой успел заявить, что Россия может потерять Дагестан.</p>
<p align="justify"><strong>ФАКТОРЫ УСПЕХА </strong></p>
<p align="justify">Безусловно, спасителями России в тот момент стали дагестанцы, а отнюдь не новый премьер. Они не только не остались равнодушными, но оказали активное вооруженное сопротивление агрессии. В чем-то жители Дагестана, пусть и в гораздо меньших масштабах, повторили подвиг красноармейцев и командиров в 1941-м, которые своим сопротивлением показали, что краха не будет, а будет война. Дагестанцы дали остальным россиянам возможность понять, что мы стали жертвой агрессии, коей надо сопротивляться. Это кардинально изменило психологическое отношение к войне в обществе, что позволило армии воевать без оглядки. </p>
<p align="justify">Кроме того, в Москве сумели сделать выводы из первой чеченской кампании. В частности, руководство страны поняло, что тогда Россия полностью повторила вьетнамский опыт США, проиграв войну не противнику, а собственным средствам массовой информации. Никогда – ни раньше, ни позже – нашим войскам не приходилось сражаться в атмосфере столь сильного антиармейского морального террора, как в 1994–1996 годах. Отечественные СМИ превратили военных во врагов и варваров или в лучшем случае в жертв «преступной политики». </p>
<p align="justify">Поскольку на любой войне важнейшим фактором является моральный, то воевать в таких условиях практически невозможно. Правда, вслед за заключением Хасавюртовского мира «борцы за свободу Ичкерии» продемонстрировали такие своеобразные нравы, что иллюзии по их поводу остались только у совершенно клинических «правозащитников». Это несколько снизило прочеченский пафос ряда ведущих российских печатных изданий, теле- и радиокомпаний. А после начала агрессии боевиков в Дагестане Кремлю удалось взять под контроль освещение конфликта основными СМИ, особенно – телевидением. </p>
<p align="justify">Именно эти два фактора – сопротивление населения Дагестана и принципиальное изменение информационной политики – явились залогом победы сначала в Дагестане, а затем и в Чечне. Не произошло психологического слома в обществе, из-за которого была проиграна первая чеченская война. Наоборот, в самый тяжелый начальный период кампании она получила поддержку подавляющего большинства населения РФ. </p>
<p align="justify">Что касается боевиков, то они совершили две грубейшие ошибки, которые и привели их к поражению. Сначала они нарвались на отпор со стороны дагестанцев, которого совершенно не ожидали. А затем не осознали изменения отношения к войне со стороны россиян, не сомневаясь в их очередном сломе. Да еще и надеялись на поддержку Запада. Поэтому они начали вести против Российской армии классическую войну (армия против армии), пытаясь удерживать территорию. В такой войне они не имели шансов хотя бы из-за абсолютного господства авиации ВВС РФ в воздухе и подавляющего превосходства российских Вооруженных сил в наземной технике. </p>
<p align="justify">Кстати, Запад, в общем, не обманул ожиданий ичкерийских вождей, но вот в российском обществе никакого слома не произошло. Это позволило государственному руководству России игнорировать мнение европейских и заокеанских партнеров (в ноябре 1999 года в Стамбуле президент РФ Борис Ельцин, обращаясь к лидерам основных западных стран, сказал: «Вы не имеете права критиковать Россию за Чечню»). </p>
<p align="justify">В итоге боевики понесли огромные потери. К марту 2000 года российские войска заняли всю территорию Чечни, после чего выяснилось, что у противника почти не осталось ресурсов для ведения полноценной партизанской войны. Такая война с атаками относительно больших бандгрупп на колонны и объекты федеральных сил длилась потом всего несколько месяцев, до осени 2000 года. После этого противник иссяк. Он перешел к диверсионно-террористическим методам борьбы, для которых много ресурсов не нужно и которые можно использовать десятилетиями. Однако угрозой для государства такая борьба уже не является. </p>
<p align="justify"><strong>ОБОРОТНАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ </strong></p>
<p align="justify">Путин, разумеется, никоим образом не вдохновлял дагестанцев на сопротивление, они, как и все остальные россияне, понятия не имели в те дни, кто это вообще такой. И информационную политику тоже осуществлял не Владимир Владимирович, он был в тот момент ее объектом, а не субъектом. И внешнеполитическим прикрытием от западных нападок занимался отнюдь не ВВП (просто потому, что не имел тогда ни малейшего веса и авторитета на мировой арене), а переживавший в последние месяцы своего президентства своеобразный «политический ренессанс» Борис Ельцин. </p>
<p align="justify">Новый премьер лишь воспользовался ситуацией. Он очень сильно контрастировал со своим предшественником (тоже «силовиком») Степашиным, который безропотно готовился сдать Дагестан. Путин взялся за текущее руководство военной операцией, идеально вписавшись тем самым в ожидания подавляющего большинства граждан России, в том числе, конечно, военнослужащих, которые «долго молча отступали», но тем не менее «боя ждали». Теперь им никто не мешал воевать, никто не крал у них победу, как это случалось в 95-м и 96-м. И они победили. </p>
<p align="justify">В военном плане противник у нас был на этот раз гораздо сильнее, чем пятью годами ранее. Боевики, бесспорно, понесли во время первой войны значительные потери, но они компенсировали их мобилизацией новых кадров как в самой Чечне, так и за границей. При этом они приобрели огромный боевой опыт, за межвоенный период получили очень значительную помощь из-за рубежа деньгами и оружием, а в средствах связи и навигации благодаря все той же зарубежной помощи они существенно превосходили Российскую армию, которая, наоборот, лишь деградировала. </p>
<p align="justify">Ведь если в первой половине 1990-х годов армия хоть в микроскопических количествах, но все же получала вооружение и технику, то во второй половине 1990-х этого не стало совсем (исключение составили РВСН, которые, увы, в чеченской кампании помочь ничем не могли), практически исчезла и боевая подготовка. Дефолт добил армию окончательно, катастрофически упал и без того невысокий уровень жизни военнослужащих. Образ Вооруженных сил в общественном мнении нисколько не улучшился. Кроме того, у защитников Отечества был сильнейший комплекс поражения. </p>
<p align="justify">Однако вторая чеченская подтвердила, что моральный фактор на войне является определяющим. Армию больше не проклинали и не дергали, а поддержали и дали возможность сражаться. Что и стало залогом успеха. Кроме того, определенные уроки из первой кампании извлекло и командование, войска теперь гораздо более грамотно действовали в тактическом плане. Как это бывает всегда, война поспособствовала замене «паркетных полководцев» на тех, кто действительно был способен командовать частями и соединениями в боевой обстановке. </p>
<p align="justify">Наконец, как было сказано выше, боевики этого момента не оценили и «подставились», ввязавшись в заведомо проигрышную для себя классическую войну. </p>
<p align="justify">Безусловно, события лета–осени 1999 года в Дагестане имели эпохальное значение для России. В результате агрессии чеченских боевиков страна оказалась на краю пропасти, но сумела не сорваться в нее. И даже одержать победу. В этом огромное положительное значение тех событий. </p>
<p align="justify">При этом, правда, именно из той войны родилась нынешняя политическая система. Со значительным урезанием демократических принципов, отсутствием возможностей у населения повлиять на свою судьбу. С тотальным контролем власти над СМИ. С колоссальным уровнем коррупции. </p>
<p align="justify">Именно при этой системе стала возможна нынешняя «военная реформа», ставшая, по сути, ликвидацией Вооруженных сил. Поскольку государственное руководство сегодня никаким образом не зависит от волеизъявления граждан, а граждане практически не имеют доступа к объективной информации, к различным взглядам на основные проблемы жизни страны, складывается нынешняя сюрреалистическая ситуация, когда армия и флот уничтожаются под лозунгом придания им «нового облика». </p>
<p align="justify">Таким вот способом власть «поблагодарила» армию за победу на Кавказе. И в этом очень печальный итог событий 10-летней давности.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".