Статья
13 Октября 2015 18:47

Есть ли противоречие у РФ с суннитами?

В нынешнем сложном геополитическом раскладе на Ближнем Востоке Россия выступает в союзе с Сирией, Ираном и Ираком – государствами либо по преимуществу шиитскими, либо в которых власть принадлежит шиитам, как это происходит в Сирии, где, несмотря на численное преобладание суннитов как в общей структуре населения, так и среди чиновников, тем не менее, неформальной «вертикалью» власти являются приближенные к клану Асадов алавиты (нусайриты).

В связи с начавшейся в конце сентября российской военной акцией в Сирии, противники вмешательства Москвы в конфликт начали активно муссировать тему суннитско-шиитских противоречий. Раздавались опасения, что участие РФ в гражданской войне в Сирии, характер которой можно трактовать как межрелигиозный, может привести к тому, что она поссорится с теми мусульманскими странами, которые принадлежат к суннитскому большинству.

В связи с этим представляются особенно важными последние встречи в Сочи Владимира Путина с заместителем Наследного принца, вторым заместителем премьер-министра и Министром обороны Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Салманом Аль Саудом и наследным принцем Абу-Даби, заместителем верховного главнокомандующего вооруженными силами Объединенных Арабских Эмиратов Мохаммедом Аль-Нахайяном.

Саудовскую Аравию, ее мощь и влияние в российском политическом сознании принято всячески мифологизировать. Страна предстает в нем не только как крупнейший поставщик нефти на мировой рынок и место расположения святынь ислама, но и как ловкий манипулятор с ценами на «черное золото», которые по желанию королевства могут падать, дабы насолить то Советскому Союзу в период войны в Афганистане, то в сейчас России. Сторонники теории «нефтяного заговора» – а к ним относятся довольно известные экономисты, политологи, журналисты – уверяют, что именно обрушения нефтяных цен Саудовской Аравией по просьбе США в середине 80-х стали основной причиной развала СССР.

Поскольку последние четыре года Саудовская Аравия выступает как один из основных внешнеполитических противников режима Асада, то неудивительны апокалиптические прогнозы о том, что после российского вмешательства в события в Сирии королевство начнет предпринимать меры, призванные нанести ущерб интересам Москвы.

Однако в подобных прогнозах не учитывается целый ряд факторов.
Во-первых, суннитско-шиитское противоречие давно уже не является актуальной проблемой для большинства исламских государств. Оно может существовать на бытовом уровне, может разжигаться экстремистами, как, например, это происходит в Йемене или в Пакистане, но интересы государств в целом стоят выше этого. В Ираке до последнего правило суннитское меньшинство, как это происходит и в Бахрейне. В Сирии, напротив, с 1970 года реальная власть находится в руках алавитского меньшинства (12% от всего населения), причем это совсем не те шииты, которые живут в Иране. Но и в Йемене, и в Сирии обстановка взорвалась вовсе не по религиозным причинам.
Во-вторых, цены на нефть не определяются одной лишь Саудовской Аравией и зависят от множества факторов, в первую очередь экономических. Нефтяное оружие является оружием обоюдосторонним, что и показало нефтяное эмбарго арабских стран 1973 года. В сегодняшнем мире больше уже никто не пытается разыгрывать политические игры вокруг стоимости «черного золота». Поэтому неправы и авторы альтернативной теории заговора – о том, что Россия начала военные действия на Ближнем Востоке с целью ее поднятия.
В-третьих, позиции самой Саудовской Аравии не так прочны и однозначны. Королевство находится на пороге перехода власти от поколения детей короля-основателя Ибн Сауда (которые правили посменно до сих пор) к его внукам. После трагедии с паломниками саудиты попали под резкую критику за несоблюдение стандартов безопасности. И теперь основное внимание приковано к внутренней политике государства – его способности обеспечивать прием миллионов паломников, состояния коммуникаций, транспортной инфраструктуры, работы полиции и иных государственных служб. Кроме того, королевство втянуто в войну на своих южных рубежах – в Йемене. И перспектив скорого выхода из нее не видно.
В-четвертых, после подписания летом этого года соглашения по ядерной программе Ирана, вступления еще в прошлом году Тегерана де-факто в коалицию с западными странами против «Исламского государства» (его действий против ИГИЛ в Ираке, заслужившие одобрение в т.ч. Вашингтона), и после налаживания ситуативного союзничества России с Ираном в Сирии, в т.ч. разрешения на пролет ракет РФ с Каспийского моря над его территорией, Эр-Рияд не может позволить себе роскошь усиливать своего основного геополитического соперника в регионе, ссорясь с его союзниками. Прорыв Ирана из изоляции не должен обставляться такими шагами Саудовской Аравии, которые приведут его к еще большему усилению. Поэтому в ее планах не может быть ставки на конфликт с Россией.
В-пятых, после теракта в Анкаре, вину за который турецкое правительство возлагает на ИГИЛ, актуальность борьбы с последним становится все более очевидным. Турция – основной противник сирийского режима – теперь будет вынуждена делать поворот в своей откровенно антиасадовской политике. Египет уже публично поддержал действия России.

Кроме того, объявлено о контрнаступлении сирийских правительственных войск на позиции ИГИЛ. Результаты его неизвестны и непредсказуемы, но сам факт его проведения – при российской поддержке с воздуха – примечателен. Продемонстрированы и возможности России по использованию крылатых ракет средней дальности. Также саудиты и Эмираты видят, насколько контрастирует нерешительная политика Запада и Москвы.

Поэтому визиты двух ключевых фигур из двух важнейших государств Залива – Саудовской Аравии и ОАЭ – не случайны. В быстро меняющейся ситуации на Ближнем Востоке эти суннитские монархии заинтересованы не остаться в стороне – или на стороне проигрывающей стороны. К тому же там помнят события 2004 года, когда в Катаре были арестованы наши специалисты по обвинению в покушении на Зелимхана Яндарбиева. Тогда российское государство оперативно приняло ответные меры и к концу года наши граждане оказались на свободе. Поэтому в регионе осознают, что в принципиальных ситуациях Кремль способен действовать решительно и отстаивать национальные интересы всеми способами.

Максим Артемьев специально для «Актуальных комментариев»

Другие статьи автора
30 Ноября 2016 Новости  Лавров и Керри могут встретиться в Риме В Риме может пройти встреча министра иностранных дел России Сергея Лаврова и госсекретаря США Джона Керри, сообщил замглавы МИД РФ Сергей Рябков. Предполагаемая дата встречи - 2 декабря, в повестке – урегулирование конфликта в Сирии и на востоке Украины. 29 Ноября 2016 Новости  Санкции умножаются Политика санкций неэффективна, об этом заявили уже многие политики и бизнесмены, выступая за их отмену. Тем не менее депутаты в ФРГ призывают принять новые меры против России в связи с действиями Москвы в Сирии. Решили ввести санкции и в Канаде. 23 Ноября 2016 Главное  Шойгу: Россия и Китай борются за мир Военное сотрудничество России и Китая не направлено против других государств, не несет им угрозы, а способствует укреплению мира и стабильности на Евразийском континенте и за его пределами, заявил министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".