Статья
23 Июня 2016 17:57

Китайское соло на саммите ШОС

Лидеры стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) сегодня прилетают в Ташкент на юбилейный, пятнадцатый саммит организации.

На первый взгляд, «горящих» тем, которые требовали бы незамедлительного включения глав стран объединения в работу уже в аэропорту узбекской столицы, нет. Во всяком случае, так это подается для неискушенной публики и журналистов. В международном пресс-центре «Узэкспоцентр», где на текущий саммит аккредитованы порядка 400 журналистов, говорят, что в данный момент представительские рабочие группы согласовывают предложения сторон для итоговых документов, и острых сенсаций ждать не следует.

Но поговорить есть о чем. Это подтверждается тем, что в Ташкент прибудут не только все участники ШОС, но и имеющие статус наблюдателя, а также представители ООН. Со слов помощника российского президента Сергея Ушакова известно, что в рамках двухдневных мероприятий Владимир Путин с коллегами из Китая, Казахстана, Индии, Пакистана, Узбекистана, Киргизии, и Таджикистана рассмотрит сотрудничество в экономике, сфере безопасности и антитеррора, а также пройдется по актуальной международной проблематике, с акцентом на обстановке в Сирии и Афганистане.

Кроме этого можно предположить, что российский лидер на полях ШОС «сверит часы» сразу с несколькими президентами по региональной проблематике. Например, в этой связи понятен рабочий визит Александра Лукашенко в Узбекистан. На прошлой неделе в Белоруссии приняли новую редакцию концепции национальной безопасности, которую Минск в условиях непрекращающихся военных учений НАТО и России на границе, видимо, хотел бы презентовать Москве ради новых бонусов в экономике.

Не исключено, что ради встречи с Путиным в Узбекистан прилетит президент Киргизии Алмазбек Атамбаев. Несмотря на охлаждение отношений с Каримовым после обострившегося в марте территориального спора, Атамбаев при медийной поддержке киргизских СМИ заранее обозначил далеко не праздничное настроение, с которым будет участвовать в саммите и ожидать, в том числе, от Кремля, по меньшей мере, его четкой позиции по этому вопросу. Другой значимой темой переговоров могут стать опасения Бишкека «цветной революции» и поддержка Западом местных НКО. Угроза внутриполитической стабильности в Киргизии представляется более чем реальной и угрожающей интересам России в регионе. Так, 9 июня перед американским Конгрессом уже выступил заместитель помощника госсекретаря США по Центральной Азии Дэниэл Розенблюм. Он просил конгрессменов увеличить бюджет программы «развития демократических институтов» в регионе. В первую очередь, оказать спонсорскую помощь местным НКО в доступе к «альтернативным источникам объективной информации», читай, выделить средства на подготовку к информационной войне против «слишком пророссийских» правительств. В этом отношении для Киргизии предусмотрено выделение $51,8 млн. (на 39% больше по сравнению с 2015 годом), для Таджикистана – $41,6 млн. (на 44%), Узбекистана – $11,6 млн. (на 9%), Казахстана – $8,8 млн. (на 5%) и Туркмении в размере $4,8 млн. (43% прироста).

Если это понимание есть и в Душанбе, то стоит ждать консультаций с российским лидером таджикского президента Эмомали Рахмона. Хотя ключевой темой на этих переговорах, судя по всему, станет неформальная поддержка Москвы в предпринимаемых Рахмоном мерах по установлению внутриполитической стабильности. В последнее время официальный Душанбе, последовательно усиливающий центральную власть из опасений атаки исламских радикалов и внутриэлитного заговора, проявляет невиданную до этого активность при взаимодействии с российскими силовиками. Так, в начале июня российское бюро Интерпола пошло навстречу таджикским властям и вернуло в республику несколько участников группировки из 300 человек, лидер которой планировал очередной вооруженный переворот в Душанбе. Но при этом Рахмону по просьбе Москвы пришлось выпустить из заключения экс-главу МВД Якуба Салимова, который тут же отправился в Россию. В отношении Таджикистана коллеги по ШОС ждут от Путина более плотного внимания к проблеме наркотрафика. Опиумная проблема и постоянная угроза вторжения талибов заставят Рахмона и здесь идти на уступки: пролонгировать не только сохранение российской военной базы на границе с Афганистаном, но и пообещать Москве недопущения других военных специалистов в республику в обмен на модернизированное вооружение (около сотни БТР-82А и партию танков Т-72Б1) для местной армии.

Но все эти будущие возможные успехи пока не становятся для Москвы определяющими и на фоне Китая не повышают ее роль как участника ШОС. Впрочем, юбилейный саммит, помимо решения сугубо локальных проблем соседей, все же может укрепить позиции самой России внутри организации. Во многом этот аспект будет зависеть от наличия у Москвы стратегического плана стать инициатором более плотной интеграции в объединение его новых членов – Индии и Пакистана. Обе страны вступили в альянс лишь год назад на июльском саммите в Уфе, и за истекшее время ни исторические трения между Дели и Исламабадом ни слабый интерес местного бизнеса к центральноазиатскому рынку не способствовали должному усилению их позиций в организации. 

Поэтому в контексте расширения Россия на ташкентской встрече будет главным лоббистом положительного голосования о принятии в ШОС еще одного участника – Ирана. Исламская республика проявляла интерес к межрегиональному сотрудничеству еще с 2008 года, однако конкретное рассмотрение ее заявки на членство стало возможным только сейчас, после урегулирования по «ядерному досье» и снятия санкций с Тегерана. От подобного многообразного расширения ШОС во многом выигрывает именно Москва, создавая внутри организации несколько центров притяжения, среди которых один – во главе с собой. Не секрет, что кулуарно в Кремле понимают явное китайское преобладание в союзе, начиная от его названия – Шанхайская организация с исполкомом в Пекине – до экономической активности Китая в Центральной Азии, и стремятся снизить его влияние включением в альянс других игроков.

Несмотря на это, к стартующему саммиту стратегия Китая в ШОС по-прежнему показывает свою эффективность. В основном документе по итогам саммита – Ташкентской декларации 15-летия ШОС – будут отражены подходы членов организации к перспективам ее развития, определяющим из которых останется китайский. 

Базовые условия для этого сформировала региональная обстановка, на фоне которой встречаются главы государств. С ней в деталях ознакомился председатель КНР Си Цзиньпин, в целях которого – через ШОС продолжить укрепление китайского влияния в Центральной Азии. Мало того, что Цзиньпин прибыл в Ташкент на два дня раньше официального начала саммита, он в лучших традициях политеса успел встретиться с ключевыми государственными информационными агентствами Узбекистана, где обозначил союзническое отношение к Исламу Каримову и республике в целом.

Видимо, еще до открытия ШОС китайский и узбекский руководители обсудили ряд региональных проблем, которые, так или иначе, являются камнем преткновения в отношениях Узбекистана с соседями. Предложив хозяину встречи выступить посредником в их урегулировании вместо России, Китай вполне мог заинтересовать Каримова сразу по нескольким направлениям.

Во-первых, это упомянутые выше приграничные споры Киргизии и Узбекистана. С момента мартовского инцидента ситуация не изменилась, но тенденции к повышению конфликтогенности налицо. Располагая китайской поддержкой, Узбекистан будет находиться в более выигрышном положении по вопросу о стратегическом признании территории Ункар-Тоо своей, особенно, если в потенциальном конфликте будет использован предложенный Пекином алгоритм замирения.

Во-вторых, это еще более давняя проблема транспортного коридора между Узбекистаном и Таджикистаном, которая в случае подключения КНР превратится в очередную инфраструктурную проекцию политики Поднебесной в Евразии. Пекин готов предложить Ташкенту вернуться к проекту железнодорожной магистрали в обход территории Таджикистана, навсегда решая опасность транспортной полублокады со стороны Душанбе. Важнейший вопрос – стандарт железнодорожной колеи. Если Ташкент примет китайское предложение, то в регионе де-факто стартует «китайская безопасность», появятся китайские военные. И этот вопрос уже выходит далеко за пределы узбекско-китайских отношений, поскольку серьезно задевает интересы России в регионе и требует куда более детального согласования вопросов национальной безопасности по линии ШОС.

В случае проблем с Узбекистаном ШОС дает китайцам возможность обратиться с тем же инфраструктурным предложением к Таджикистану, в рамках проекта железной дороги через Киргизию в Афганистан. Впоследствии Поднебесная может построить для Душанбе дополнительный 50-тикилометровый участок в Туркмению, с последующим прямым выходом в Казахстан, Россию и Иран без оглядки на транспортную блокаду таджикских анклавов Ташкентом. Но подобная логистика столь неудобна, что дает таджикам основания предпочесть решать противоречия с узбеками через Москву, нежели тратиться на китайские предложения.

В-третьих, Китай может использовать возможности для развертывания в Центральной Азии через водную проблему региона, в частности, строительство Рогунской ГЭС. Ситуация вокруг этой электростанции уже походит на пляски с бубном – все хотят ее финансировать и заинтересованы в ней, но дело движется очень медленно. Только странам Центральной Азии следует помнить, что в вопросах помощи другим странам, пусть они даже союзники по ШОС, Китай далек от альтруизма. 

При отсутствии сенсаций саммит в Ташкенте пройдет несколько одномерно – в условиях реализации Китаем своих геополитических интересов через успешное использование союзнических отношений в ШОС. Поднебесная свою повестку для Центральной Азии, судя по всему, озвучит сполна. Теперь очередь за Россией, у которой до следующего саммита в июне 2017 года есть время не только перезагрузить сотрудничество с постсоветскими странами по традиционным направлениям, но и актуализировать их интерес к себе за счет инфраструктурных проектов и медиации в постоянных спорах. Тем более, что удобной площадкой для России заявить о себе по-новому будет политически более близкий Москве Казахстан. 

Автор:
____________

Читайте также: Путин посетит с визитом Китай
Зона свободной торговли расширится
Лавров: Российская внешняя политика изменится
23 Ноября 2016 Главное  Шойгу: Россия и Китай борются за мир Военное сотрудничество России и Китая не направлено против других государств, не несет им угрозы, а способствует укреплению мира и стабильности на Евразийском континенте и за его пределами, заявил министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу. 29 Августа 2016 Главное  Китай вводит запрет на «мрачные» новости В Китае намерены ужесточить контроль над СМИ. Регулятор требует воздерживаться от неподобающих шуток по поводу традиций, осквернения классики и «открытого восхищения западным образом жизни». Нарушителей будут наказывать, вплоть до лишения лицензий. 12 Августа 2016 Общество  Китай: миссия прокормить Рост экономики Китая на фоне общемировых кризисных явлений и серьезное усиление влияния данной страны на глобальную политическую и экономическую конъюнктуру очевидны. Но чем могут обернуться как для самого Китая, так и для всей цивилизации эти достижения в ближней и среднесрочной перспективе?
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".