Статья
19 Октября 2015 14:08

«Меняем айфон»

Несколько лет назад в соцсетях велась дискуссия о том, что существует «Россия айфона» и «Россия шансона» – две реальности двух больших групп граждан нашей страны. С шансоном в последнюю пару лет ничего не случалось. По-прежнему есть небогатые и небедные люди, у которых имеются деньги на новый смартфон (или на много смартфонов), но самого гаджета нет.

Электронная почта для них все ещё как голубиная почта – что-то непонятное и далекое. И так далее. Эта система пока стабильна.

А вот iPhone буквально за последний год подорожал вдвое. И символ тех, кого называли «креативным классом», «хипстерами», «средним классом» и много как ещё, кто разделял свою идеологию «западных ценностей» (которая, конечно, довольно сильно отличается от оригинальных западных ценностей) стал ещё недоступнее из-за изменений валютных курсов. Таких символических предметов много, они постоянно сменяют друг друга. Скажем, до смартфонов Apple в среде российских предпринимателей существовала повальная мода на телефоны BlackBerry. Случаи, когда компания полностью реализовывала потенциал этого аппарата, развертывала Blackberry Enterprise Server, например, были единичными. Т.е., как и в случае с айфоном, «блекбери» был сугубо символическим аппаратом.

Но айфон охватил значительно большую аудиторию. Впервые за много лет один и тот же телефон был у руководителя, у его шофёра и у его секретаря. В случае последних иногда требовалось отдать за него семьдесят процентов своей месячной зарплаты, но эта цена считалась приемлемой для получения символического знака принадлежности.

Говорить так много о гаджете связи было бы лишним, если бы гибель этого символа не служила маркером куда более серьезного кризиса. Сегодняшняя экономическая ситуация разрушает систему знаков сторонников «европейских ценностей», и пока неясно, какая новая система придет ей на смену. Будущее готовит нам сложносочиненный кризис, который будет включать в себя полное разрушение текущей культуры потребления, разрыв семиотических связей, кризис форм выражения.

Разрушительные последствия этого кризиса пока ещё для нас незаметны – как для обычных граждан, так и для сторонников «западных ценностей». У людей ещё осталась относительно новая одежда и не успевшая устареть техника. Теплая осень две тысячи пятнадцатого года, когда продавцы очищают склады от иностранных товаров, давая на них огромные скидки, может даже создавать иллюзию изобилия.

Но поездки в европейские аутлеты за стоковыми платьями и костюмами скоро станут значительно более редким явлением. Цена рубля, банкротство «Трансаэро» с её дешевыми авиабилетами и т.д.– всё это переводит обычные практики бывшей «России айфона» в разряд невозможных. Через полтора или два года, когда устаревание телефонов, автомобилей, компьютеров, одежды станет очевидным, эта ситуация проявится куда более явно.

И тогда можно предсказать два совершенно противоположных сценария, к которым мы должны быть готовы. Первый – потребительский спад. Именно на этот сценарий сделал ставку в своем теперь уже знаменитом выступлении глава ВТБ Андрей Костин, когда отметил бессмысленность кредитования малого и среднего предпринимательства. Второй сценарий – кредитный бум. В этой ситуации мы столкнемся с сохранением уровня потребления текущего момента, но образовавшуюся пропасть в доходах наши соотечественники будут забрасывать деньгами, взятыми в кредит по высоким ставкам.

Можно предположить, что тот и другой сценарии одинаково неудобны для экономики. Например, в первом случае банковский сектор сталкивается с невозвратными долгами предпринимателей, во втором – потребителей.

Но в любом случае, всегда лучше жить и тратить по средствам, и тут «Россия айфона» оказывается перед серьезным административным и экономическим вызовом, когда её преимущество в образовании, социальном положении и связности может быть реализовано в производстве.

Грядущий кризис уже не оставит места для молодых людей, которые шьют отечественные штучные странные платья по ценам, сопоставимым с ценами лучших модельных домов Европы или делают дизайнерские чехлы для телефонов. Необходим качественный переход к массовым проектам производства качественных российских продуктов, которые могли бы стать символами «западных ценностей». И это большая и тяжелая задача.

Даже за последние десять лет у нас так и не появилась культура не потребления, а производства потребительских вещей для среднего класса. Россия освоила изготовление предметов премиум-сегмента и унаследовала массовое дешевое производство, но «средний», наиболее идеологический на самом деле, уровень потребительского рынка лишен российских товаров.

Общественный запрос о необходимости строительства несырьевой инфраструктуры очевиден и должен озвучиваться регулярно – Минпромторгу в частности и Правительству вообще. Такой же запрос существует и к структурам, отвечающим за информационную политику – необходимо аргументированно объяснять, что в России можно зарабатывать честно. В конце концов, на каждого сырьевого долларового миллиардера найдется долларовый миллионер, построивший свою компанию в последние 10 – 20 лет и об этом можно говорить. Но главное требование – к самим носителям культуры айфона, которым представился шанс проявить свои лучшие предпринимательские качества.

Антон Мау специально для «Актуальных комментариев»
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".