Статья
1 Июля 2015 10:16

Минск-2 как безальтернативный сценарий

Минск-2 как безальтернативный сценарий
Фото: Facebook

Июньские события усилили скепсис наблюдателей в отношении успешной реализации минских соглашений. Досрочное завершение подготовки новой редакции украинской конституции при демонстративном игнорировании позиции республик Донбасса, почти безрезультатные встречи Контактной группы и четырех рабочих подгрупп, агрессивные нападки в адрес Донбасса, прозвучавшие с заседания в Киеве Национального совета реформ, наконец, непрекращающиеся столкновения вдоль линии разграничения пополнили копилку аргументов сторонников эвтаназии минских соглашений. Начали даже строить предположения о параметрах Минска-3.

То, что выполнение февральского комплекса мер из 13 пунктов будет тяжелым для всех участников конфликта, было ясно с самого начала. Однако то, что Минск-2 сегодня работает лишь частично, совершенно не означает, что необходимо подписывать новые договоренности. И если оставить за скобками эмоции и пропагандистскую риторику, нетрудно сделать вывод, что большинство участников мирного процесса на самом деле не только декларативно, но и реально заинтересованы в реализации февральского документа. Минск-2 хоронить не только преждевременно – для него фактически нет альтернативы. Сторонники Минска-3 должны понимать, что новое соглашение, будь оно оформлено, в любом случае придется скопировать c согласованного в феврале.

Напомню, февральские минские соглашения разделяются на четыре сферы: прекращение огня и отвод вооружений (пункты 1-3, 10), гуманитарная сфера (пункты 6-7), экономика (пункт 8) и политика (4, 5, 9, 11-13 пункты). Эти сферы содержат исчерпывающий набор условий и обязательств для достижения реального мира на Донбассе и его инкорпорирования в новую Украину: прекратить огонь, освободить пленных и заложников, cформировать общее правовое пространство, восстановить экономические связи и решить вопрос о самоуправлении региона. При этом необходимо обеспечить гарантии неизменности статуса территорий на определенный срок и невозможность изменений позиции Киева. Никакой альтернативной «дорожной карты» просто не существует.

Главное преимущество Минска-2 – в его комплексности. Все вопросы в нем довольно жестко увязаны и оказывают взаимное влияние друг на друга. Например, в политической части конфликтующим сторонам предписывается линейное поведение: садимся за стол переговоров, обсуждаем модальности проведения местных выборов на Донбассе и поправки в конституцию – вносим изменения в конституцию – проводим местные выборы – передаем границу под контроль украинской погранслужбы. Иной порядок невозможен, потому что не обеспечивает гарантий безопасности ни для участников переговоров, ни для жителей республик.

Очевидно, что большинство из перечисленных пунктов остаются пока на бумаге. Так, базовое условие – прекращение огня и отвод вооружений – выполнено лишь частично. Тем не менее никаких новых дополнений к пункту Минска-2 об отводе тяжелой техники и прекращению обстрелов дать невозможно. Единственный вопрос в этой сфере, требующий уточнения, – мониторинг режима тишины со стороны ОБСЕ и верификация результатов. Но и этот вопрос может быть решен в ходе рутинных консультаций.

В гуманитарной сфере главная задача – обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц – не решена до конца, но в целом выполнена. И тут сложно объяснить претензии сторон содержательными проблемами текста документа.

Куда сложнее ситуация с экономикой. Выплат пенсий и восстановления социально-экономических связей даже в начальной стадии не случилось. Но для согласования этого процесса есть рабочие подгруппы. На данный момент ни главы Германии, Франции, России, ни кто бы то ни было еще не могут найти весомых аргументов, чтобы заставить Киев пойти на разблокировку социальных платежей.

Наконец, вопрос политический. Тут ситуация куда хуже. Она не только не сдвинулась с мертвой точки, но даже еще и ухудшилась, если исходить из итоговой цели – инкорпорирования Донбасса. Попытки представителей республик стимулировать Киев к процессу обсуждения модальностей изменений в конституцию и проведения местных выборов не принесли никакого результата – украинская сторона сделала вид, что их просто не получила.

Торможение чувствуют все. Но политические соглашения – это не бизнес-договор, в них штрафные санкции и пени не пропишешь. Время, обозначенное в минских соглашениях, – конец 2015 года – как дата возврата контроля за российско-украинской границей от республик к Украине – уже выглядит недостижимым. Тайминг нарушен неоднократно, а в оставшееся время провести перечисленные реформы при явном сопротивлении сторон очевидно невозможно.

Однако вместо демонстрации силы воли к реализации подписанного комплекса мер в ход идут декларации о приверженности минским соглашениям и традиционная в таких случаях тактика выдвижения новых инициатив. В этом ключе, например, можно интерпретировать постоянные попытки Киева рассмотреть вопросы о передаче ему под контроль границы с Россией или привлечения миротворцев и прочее. Вместо того, чтобы выполнять базовые условия, необходимые для передачи под контроль границы, предлагается создать еще одну рабочую подгруппу, которая бы занималась этим вопросом. То есть фактически снять предписанную обусловленность решения шагами навстречу друг другу в вопросах местных выборов и конституционной реформы.

Евросоюз, пытаясь действовать в парадигме ответственности России, поощряет Киев к саботажу соглашений. Европейцы предпочитают использовать Минск-2 не в качестве основания для давления на Киев, как того и требует дух минских соглашений, а как инструмент давления на Москву. Лидеры ЕС показали, что их интересует только выполнение военной части Минска-2 в части прекращения огня, а не политическое решение конфликта. Гуманитарная, экономическая и политическая сферы были полностью отданы на откуп украинским властям. Европа просто закрывает глаза на то, что Киев не выполняет минские соглашения, требуя от него лишь не бросаться первым в атаку на ополченцев, при этом разрешая использовать запрещенные комплексом мер тяжелые вооружения в качестве «ответных» действий. Разрешая Украине не выполнять свои обязательства, европейские партнеры настаивают на том, что именно российская сторона не выполняет Минск-2, и продлевают пакет санкций.

Проблемы с реализацией Минска-2 – это не вопрос качества составления документа. Это вопрос о том, есть ли у Евросоюза и Киева действительное желание найти политическое решение конфликта на Донбассе. Замена одного документа на другой загрузит работой дипломатов, но не заставит Киев действовать в соответствии с соглашениями, а европейских политиков принуждать Киев к выполнению этих соглашений.

Поэтому из тупика, в котором оказался мирный процесс, есть только три выхода и ни один из них сегодня не требует новых обязательств и документальных формулировок. Либо комплекс мер Минска-2 в точности выполняется Украиной и республиками, либо политическое решение откладывается на неопределенный срок и конфликт замораживается, либо происходит дальнейшая военная эскалация. Не составляет большого труда понять, какой из этих сценариев является наиболее оптимальным для всех.

Директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков

Все статьи автора
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".