Статья
10 Ноября 2014 15:56

Минский процесс: новые лица

В связи с возможным продолжением Минского процесса в конце ноября уже возникает множество вопросов. Один из них: почему в Минск не поедут первые лица? Не означает ли это, что Минский процесс — фикция? Давайте порассуждаем.

Во-первых, начиная с первой встречи в Минске, мы, кажется, должны были уяснить, что речь идёт не о переговорах, а о консультациях. В чём разница? Прежде всего в том, что переговоры предполагают положительный результат на более или менее длительную перспективу. А консультации рассчитаны, как правило (и уж в нашем случае точно), на предварительный и «отрицательный» результат. Почему отрицательный? Судите сами: главный результат — прекращение, то есть отсутствие огня.

Поэтому и предварительный — прекращение огня и разведение сторон конфликта — является непременным условием для того, чтобы начать переговоры о будущем, то есть как раз о положительном результате на длительную перспективу. Другими словами, консультации должны дать ответ на вопрос о том, кто является сторонами в конфликте и о самом существовании этих сторон. Ведь до сих пор не ясно, сохранятся ли в перспективе Украина, с одной стороны, и Новороссия — ДНР/ЛНР, с другой. В каком качестве сохранятся, каковы будут их параметры — политические, экономические, географические и другие.

То есть консультации должны сделать возможным само существование сторон, а будущие переговоры должны ответить на вопрос: как Украина и Новороссия смогут жить рядом после того, что произошло между ними в последние полгода?

Собственно, из предыдущих рассуждений уже должно быть понятно, почему в Минск не поедут первые лица. Они поедут тогда, когда дело дойдёт до переговоров, когда подтвердившие своё как минимум существование стороны будут договариваться о будущем.

А сейчас развязывать гордиевы узлы и узелки поедут уполномоченные представители Донецкой и Луганской народных республик — Денис Пушилин и Владислав Дейнего — и, будем надеяться, Украинской республики. Они должны подготовить базу и создать условия для переговоров первых лиц.

И напоследок ещё одно преимущество уполномоченных представителей по сравнению с первыми лицами. Вместе с ними стороны каждый раз получают дополнительное время для принятия решения. Просто в силу того, что уполномоченное лицо в любой момент может взять оправданный тайм-аут для получения новых вводных от своего первого лица.

И постскриптум. Кто-нибудь верит в то, что на ближайших консультациях в Минске будет присутствовать Порошенко? Вот и я не верю. А демократически избранные главы Донецкой и Луганской республик должны держать марку. Это больше не самопровозглашённые республики, а непризнанные государства, то есть понятные субъекты международного права с особым статусом. И выборы в ДНР и ЛНР были подемократичнее, чем на Украине, о чём лично могу свидетельствовать.

Следовательно, единственным равноправным партнёром для них и является президент Украины Порошенко. Но это вопрос будущего. Возможно, ближайшего.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".