Комментарий
22 Апреля 2016 17:20

Наступает эпоха силовиков

Максим Шевченко журналистМаксим Шевченко

Максим Шевченко
журналистМаксим Шевченко

Журналист, член Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Максим Шевченко рассказал «Актуальным комментариям» о том, насколько кандидатура Москальковой устраивает правозащитников и каким должен быть омбудсмен в России:

«Правозащитники ничего не знают про генерал-майора Москалькову, кроме того, что она генерал-майор и была активным депутатом патриотического направления партии «Справедливая Россия». 

Я несколько раз пересекался с ней на разных ток-шоу, могу сказать, что да, она приятная женщина. Женщина – милиционер, интеллектуал, юрист, безусловно, замечательный.

 Нам её преподносят как крупного правозащитника. Но юрист в МВД – не то же самое, что юрист по линии адвокатуры. Это очень достойная юридическая профессия. Если сотрудник милиции, полиции, следственных органов изыскивает возможность ослабить карающий меч неизбежного закона, который падает на голову бедного сидящего перед ним арестованного человека – то это позиция благородная, но к правозащите она не имеет никакого отношения. Правозащита – это нейтральная общественная позиция. 

Я считаю, что для того, чтобы быть правозащитником, надо сначала официально отказаться от званий в силовых структурах. Да, есть правозащитники, которые в прошлом были генералами. Мы знаем пример генерала Григоренко во времена СССР – он был героем войны, потом выступил против депортации крымских татар, за это советская власть объявила его сумасшедшим. Есть масса других примеров, когда бывшие сотрудники КГБ, МВД – но бывшие, которые отказались от своих званий – становились известными правозащитниками, хотя это крайне редкая ситуация, потому что это люди системы. 

Дослужиться до генеральских чинов, даже если ты суперхороший человек (а я уверен, что Москалькова – хороший человек, ничего плохого про неё, как про человека, не слышал никогда) может человек системы, который мыслит соответствующим образом.

Я полагаю, что кандидатура Москальковой проталкивается для того, чтобы увести государственную правозащиту из сферы вмешательства в уголовно-процессуальные мероприятия. Очевидно, всё, что будет происходить в СИЗО, в тюрьмах, будет находиться вне ведения госпожи Москальковой, если она станет омбудсменом, поскольку она заранее будет полагать, что система права. 

Есть большие сомнения, что генерал-майор МВД будет объективно относиться к свидетельствам нарушений прав человека. Было бы правильно, если бы госпожа Москалькова встретилась с Советом при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, и ответила бы на наши вопросы. 
Я не считаю, что уполномоченный по правам – это должна быть номенклатурная должность. На этой позиции должен быть адвокат, человек, который в силу своей позиции всю жизнь защищал людей и боролся с произволом следственным или произволом судебным, а не тот человек, который стоит на страже системы.

На мой взгляд, если такое демонстративное пренебрежение к мнению Совета и правозащитного сообщества будет сохраняться – это сознательная конфронтация, которую власть зачем-то развивает в отношении правозащитного сообщества.

У нас сейчас наступает эпоха силовиков, эпоха их чествования. Бастрыкин в своей статье совершенно ясно выразился, что следователь не является этическим мерилом, а следователь есть идеолог, а работа следователя – это не работа юриста, который должен соотноситься со статьями УК, а это глубочайшая работа идеолога, человека, который стоит на страже не закона, а какой-то народности. То есть следователь стоит не на страже УПК, а народности. По большому счёту, это манифест 37 года, когда если враг не сдаётся, его уничтожают, потому что социалистическое отечество требует того, чтобы враг народа, а кто такой враг народа, определяет следователь, был стёрт с лица земли, потому что следователь действует в интересах народа в 37 году. Сегодня Бастрыкин нам заявляет такой же манифест. 

Мы видим, как генерал-майор полиции хочет занять правозащитную позицию. Осталось только в совет по правам человека набрать сотрудников ФСБ, СК и прокуратуры, а нас, бездельников и болтунов, выгнать просто всех. Тогда система будет достроена, а сотрудники МВД, ФСБ, ГРУ, прокуратуры, СК, Центра противодействия экстремизму, войдя в Совет по правам человека при президенте, великолепно защитят права человека так, что все будет довольны. Недовольных не будет, по крайней мере, никто не выскажется. А кто выскажется, тот, согласно статье Бастрыкина, выступает против народности и традиционных ценностей нашего общества и государства.
Поэтому военные сейчас переживают такой подъём, эйфорию, банкуют, им всё сходит с рук. Ни одно дело об убитых журналистах не расследовано, при этом по волне катится волна репрессий. Смысл этих репрессий не политический, а карьерный – взять кого-то, замучить, отправить в тюрьму, а потом доложить начальству, что идет борьба за  с экстремизмом, с терроризмом, с ИГ, с коррупцией. Смысл  этих игр - всегда карьерный. Я уверен, что и в 37 году  он был не идеологический, а карьерный.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Автор:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".