Статья
12 Июня 2015 17:03

«Право на забвение» — новая инициатива депутатов

«Право на забвение» — новая инициатива депутатов
Фото: segment.ru

Интернет-сообщество в течение двух-трех последних дней активно обсуждает новый законопроект, который называют «Правом на забвение». В основу закона лег международный Акт о защите персональных данных (General Data Protection Regulation), согласно которому пересматриваются все основы защиты онлайн-конфиденциальности личности.

Авторы российского закона говорят, что основная идея — предоставить людям возможность требовать удаления информации о себе из поисковых систем, если она недостоверная, неактуальная или распространяется с нарушением законодательства. Срок определения так называемой «неактуальности» – три года. То есть если три года назад у человека закончился срок отбывания наказания, он может потребовать у «Яндекса», «Гугла» и «Майл.ру» удалить из результатов выдачи ссылку на источник, который рассказывает о его преступлении. Без суда и следствия. Если же поисковик откажет этому человеку в выполнении его просьбы, встает вопрос о штрафе: если требование не было удовлетворено в течение трех дней  — 100 тысяч рублей, если после решения суда  — 1 миллион рублей.

  — Закон, который позволяет полицаю отсудить миллион рублей у «Яндекса» за правдивую информацию о том, что тот служил полицаем, мне не нравится, — комментирует инициативу российских депутатов интернет-эксперт, журналист, один из «отцов Рунета» Антон Носик. — Депутаты предложили нечто немыслимое в мировой практике — чтобы человек, сотрудничавший с Гестапо, получил право на компенсацию в миллион рублей за констатацию факта, что он сотрудничал с Гестапо. Прочитайте тексты законопроектов, там чётко сказано: любая правда, которой больше 3 лет, подлежит стиранию, а если она не будет стерта, полицай может отсудить у «Яндекса» и «Гугла» миллион.
 
Посудите сами — если этот закон примут, у нас любой педофил, эсесовец, растлитель малолетних, мент, сбивший ребёнка на дороге, будет иметь право на компенсацию от «Яндекса». Получается, что на  поисковые машины возлагается ответственность за всё, что они проиндексировали. А  они не готовы нести такую ответственность», — отмечает Антон Борисович.
 
Максим Кононенко, известный блогер и журналист, также весьма сдержанно высказывается о целесообразности удалять ссылки на информацию о прошлом того или иного человека из поисковых систем. По его мнению, главные выгодоприобретатели от подобного закона  — это чиновники и депутаты, которые не хотят, чтобы в поисковой выдаче выдавались ссылки на статьи об их замках в Шотландии.

«Лично я считаю, что люди, которые хотят что-то скрыть из своего прошлого — малодушные трусы. Но не мне их судить. Право на забвение реализуется в Европе уже много лет — каждый человек может без суда потребовать от поисковика убрать из поисковой выдачи ссылки на материалы об этом человеке. Разумеется, интернет-компании не хотят этого делать, потому что это усложняет им жизнь», — сказал он корреспонденту «Актуальных Комментариев».

Глава Института развития интернета Герман Клименко, создатель системы MediaMetrics, предположение предыдущего эксперта о выгодоприобретателях от изменения Закона о «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» называет «конспирологической версией». Хотя допускает, что столь поспешное желание депутатов рассмотреть проект «закона о забвении» в первом чтении вполне может быть связано с желанием некоторых людей «зачистить за собой какие-то грехи». «Но я не конспиролог, для меня гораздо проще объяснить это тем, что звезды таким образом встали», — шутит он.

— Когда на Западе принимался подобный закон (это было полтора года назад), наши депутаты уже тогда пытались внедрить что-то аналогичное. У нас же даже автомобили выпускаются так, что мы пытаемся перенести к себе и адаптировать чужой опыт, так что это вполне ожидаемый шаг, нечего удивляться. Почему они его тогда все-таки не приняли (если я правильно понял) —  это потому, что российские депутаты полтора года ждали и смотрели, а будут ли какие-нибудь изменения в европейской истории с правом на забвение? На западе закон принят, и его исполняют, несмотря на несогласие зарубежных поисковиков, вот и наши решили —  «Почему нет?» — рассказывает Клименко.

Герман Клименко присутствовал в четверг 11 июня на заседании, где Комитета Госдумы по информационной политике выносил на открытое обсуждение с представителями интернет-отрасли законопроект о «праве на забвение». По его словам, то, что предлагают наши депутаты, это вовсе не полная копия того закона, который принят на Западе. И, главное, в документе содержится множество неточностей, оговорок и неудачных формулировок. К примеру, до сих пор нет четкой трактовки, кого этот закон касается — только поисковиков или любых сайтов, у которых есть своя поисковая система? Во-вторых, поисковикам почему-то предлагается самостоятельно, без суда, оценивать достоверность информации и проверять, нарушает ли инфо какого-либо сайта действующее законодательство России. «Сейчас есть масса пожеланий и поправок к закону, и к 16 июня интернет-компаниям надо будет показать их депутатам, потому что на следующий день он уже будет рассматриваться в первом чтении, — отметил он в разговоре с корреспондентом АК.

Как известно, все представители поисковых систем предлагаемый законопроект раскритиковали, т.к. он в ущемляет конституционное право граждан на поиск, доступ и получение информации. Google давно и последовательно борется против Акта о защите персональных данных, принятого в Европе. Он ровно так же выступает против российского «закона о праве на забвение». У «Яндекса» и «Майл.ру» тоже есть свои замечания.

Антон Носик полностью поддерживает точку зрения представителей интернет-компаний. «Есть статья 29 Конституции РФ, она гарантирует нам право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом», — говорит эксперт, и приводит два жизненных примера:
 
«Если некто восемь раз осуждался за педофилию, то хорошо б администрация детского сада, куда этот парень пытается трудоустроиться, об этом знала. Даже если последнее осуждение парня было три года назад. С другой стороны — если другой парень по молодости попался с толпой подростков-друзей, когда они разбили остановку, а через 10 лет стал сознательный законопослушным человеком, его желание «получить право на забвение» вполне понятно. И с этой точки зрения закон вроде выглядит вполне логичным. Как разграничить вот такие два разных случая? Руководствоваться нужно не путём засекречивания уголовного прошлого, а просто здравым смыслом».

И нужно очень тщательно проработать предлагаемый законопроект, а не торопиться с его принятием. 
 
Подготовила Алина Влади
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".