Статья
25 Января 2016 17:26

Тьма труда

Пятая часть экономически активного населения России трудится нелегально, но действенных мер для того, чтобы вывести этих работников «из тени», кабмин не предпринимает. Правительство продолжает лишь умело «жонглировать» цифрами. Возможно, экономические власти смотрят на «серый» сектор рынка труда «сквозь пальцы», поскольку активные попытки решить эту проблему чреваты ещё большим ростом социальной напряженности.  

25 января руководитель Федерации независимых профсоюзов РФ Михаил Шмаков сообщил, что по оценке Федеральной службы по труду и занятости «теневой и неформальный сектор рынка труда России достигает 15 млн человек, то есть около 20% экономически активного населения трудится нелегально».

Цифры отнюдь не новые. Ещё в 2014 году на проблему обратила внимание вице-премьер Ольга Голодец, сообщившая, что правительство «потеряло» 22,5 миллиона человек, которые не зарегистрированы ни в Пенсионном фонде России, ни в Фонде социального страхования. А в мае прошлого года замруководителя Роструда Михаил Иванков приводил ровно такие же данные, как сегодня Шмаков. «Порядка 15 млн человек осуществляют свою занятость нелегально. Это очень значительная величина, очень серьезный ущерб для бюджетов субъектов федерации и муниципальных образований и проблема для поступления в Пенсионный фонд», – указывал он.

Тогда представитель Роструда объявил о намерении ужесточить борьбу с «теневой» занятостью, рассказав, что на федеральном уровне рассматривался ряд мер, направленных на снижение числа нелегальных работников.

Одна из них – введение обязательных социальных взносов для всех официально нетрудоустроенных граждан старше 18 лет, за исключением зарегистрированных  безработных, студентов, пенсионеров и других льготных категорий.

Также предлагалось проверять доходы россиян при оказании определенных видов услуг и сопоставлять их размера со взносами в Пенсионный фонд (отчислений в ПФР не делает примерно треть занятых).

Ещё одна мера, которая обсуждалась – законодательное ограничение доступа к системе государственных закупок для предприятий, у которых имеется задолженность по заработной плате и уплате налогов в социальные фонды или нет официально принятого на работу персонала.

Другой потенциальный способ решения проблемы – обязать подрядчиков по госконтрактам собирать и раскрывать данные об отсутствии задолженности и нелегальных трудовых отношений в организациях, работающих по субподряду.

С помощью этих шагов Роструд до конца года планировал легализовать более 4 млн работников, взаимодействуя с региональными властями. Однако, судя по всему, эту задачу выполнить не получилось.

По мнению экономиста Никиты Кричевского, на объем нелегального сектора занятых в России власти «смотрят сквозь пальцы, потому что это снижает остроту социальных проблем в обществе и остроту незанятости». «Отчасти те, кто работают в «сером» секторе, не идут регистрироваться на биржу труда и не попадают в статус незанятых по методологии Международной организации труда именно потому, что они работают. Безусловно, с этим можно справиться, но сегодня в России не лучший период для того, чтобы акцентировать внимание на таких проблемах», – объясняет собеседник «Актуальных комментариев».

Он отмечает, что «теневая» занятость существуют во всех странах мира, и Россия – не исключение. «Вопрос в объеме нелегальных работником. Где-то их доля колеблется от 3% до 10% от численности экономически активного населения, где-то доходит до 40% и даже до 70%. Россия в данном случае находится посередине. А в  развивающихся странах к «серому сектору» поверхностное отношение: в условиях, когда официальные органы власти не могут решить проблему трудоустройства временно незанятых, эти возможности предоставляет как раз «серый» сектор. И пусть налогов в бюджетную систему платится существенно меньше, тем не менее, острота социального напряжения в обществе снижается», – подчеркивает Кричевский.

Экономист также указывает, что о количестве нелегальных работников в России есть разные статистические данные. «Но вместе с тем занижать долю людей, занятых в «сером» секторе и невидимых для фискальных органов, нельзя, потому что это снижает градус проблемы», – считает он.

Что касается сегодняшнего заявления Шмакова о «теневой» занятости, то эта проблема – «головная боль» не профсоюзов, а правительства, прежде всего Минфина, недобирающего доходы, говорит аналитик. «Я бы на месте профсоюзного лидера предпочел говорить о чем-нибудь другом – например, о недостаточных социальных гарантиях официально работающих. Впрочем, привлечь к себе внимание острой темой – это значит получить дополнительный пиар», – замечает Кричевский.

Ранее меры по борьбе с теневой «занятостью» предлагали и российские парламентарии. Ещё весной прошлого в Госдуму был внесен законопроект, позволяющий исключить неработающих граждан из системы обязательного медицинского страхования (ОМС). Его автор, единоросс Ильдар Гильмутдинов, выступал за то, чтобы сохранить субсидирование ОМС только для детей, пенсионеров, студентов и опекунов.

До этого в России предлагали не только лишать неработающих страховки, но и наказывать их исправительными работами сроком до одного года. Автор инициативы, депутат Заксобрания Санкт-Петербурга Андрей Анохин заявлял о необходимости внести изменения в конституцию, прописывающие, что труд – это не только право, но и обязанность каждого гражданина.  

Проблема «невидимой» занятости состоит еще и в том, что значительная часть трудоспособного населения не вовлечена в контакт с государством, однако требует от власти участия в собственном социальном благополучии. У людей два эти тезиса никак не противоречат друг другу. И накануне выборов, когда голосовать придут и те, кто работает в «сером» секторе экономики, сложности коммуникации с этой частью избирателей станут важной проблемой для партий. Реальной экономике зачастую нечего предложить людям, привыкшим «крутиться» самостоятельно, но являющимися предпринимателями в прямом смысле этого слова. Партии же пока ориентированы на бюджетников, силовиков, людей, зависимых от бюджета. Но ведь случается и так, что и эта часть избирателей вовлечена в «теневую экономику».

Пока за заклинаниями о том, что «мы не знаем, где все эти люди работают и кто они вообще такие» кроется растерянность чиновников, не знающих, как вовлечь граждан в реальную экономику и не понимающих, как эта реальная экономика вообще работает.

По последним данным Росстата, в декабре 2015 года в России насчитывалось 76,7 млн экономически активных граждан в возрасте от 15 до 72 лет – это 53% от всего населения страны (в феврале 2015-го таковых было 75,8 млн, или 52%). В конце прошлого года общая численность безработных в России составила 4 млн 426 тысяч человек, или 5,8% экономически активного населения. В ноябре, апреле и феврале 2015-го уровень безработицы также составлял 5,8%. Наибольший показатель прошлого года – 5,9% безработных – был зафиксирован в марте, а наименьший – 5,2% – в сентябре. Сейчас в качестве безработных в службах занятости зарегистрированы около миллиона человек.
Автор:
____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".